«Видимо, так решили поздравить Путина». Главный редактор Открытой России — об обысках в редакции и у нее дома
 Вероника Куцылло. Фото: Elena Rostunova / Facebook
5 Октября 2017, 17:04

«Видимо, так решили поздравить Путина». Главный редактор Открытой России — об обысках в редакции и у нее дома

Следователи, которых заинтересовали постеры с Михаилом Ходорковским, правозащитные брошюры и доклад кудринского КГИ, понятые, живущие далеко от места обыска, но при этом в одном доме, и ошибки в документах следственной группы — в оперативном комментарии главного редактора Открытой России Вероники Куцылло.

Началось в шесть с чем-то утра. Позвонили в дверь, и все сразу стало понятно. Потом позвонили на телефон. Сначала человек сказал, что принес какие-то документы. Я сказала, сейчас выясним, что за человек, после чего через какое-то время позвонил уже главный следователь и сообщил, что есть постановление об обыске. Надо сказать, что, как я теперь знаю, в отличие от других мест, у меня все происходило достаточно вежливо. Несмотря на то, что были приготовлены специальные гидравлические ножницы для взламывания двери, следственная группа дождалась прибытия адвоката, хотя неоднократно пытались дергать ручку и уговаривали меня открыть дверь.

Дальше проходил обыск. Я примерно уже представляю, как это происходит, я была готова: забрали компьютер, забрали мой телефон. То есть, связи я была лишена практически сразу. Телефон ребенка проверили, отдали. Забрали его планшет и какую-то мелочевку, какие-то документы, выписки из «Райффайзенбанка» для налоговой инспекции, ну, какое-то количество бумаг. Самое обидное, что забрали — у меня с 2011 года у меня хранятся постеры с выставки лучших фотографий «Коммерсанта». Уже после этой выставки я себе приобрела на память три обложки огромного размера журнала «Коммерсантъ-Власть», которые были мне очень дороги. На одной обложке был изображен Михаил Борисович Ходорковский с надписью: «Они сажались за родину». На второй — Владимир Владимир Путин с надписью: «Вы уже прекратили истерику?». А на третьей — Дмитрий Анатольевич Медведев с надписью: «И немедленно выбыл». Это речь о рокировочке 2011 года. Зачем забрали эти постеры, внятного ответа мы не получили — нам сказали, что начальство разберется. Зачем-то они нужны были. Обещали вернуть в целости и сохранности, будем надеяться.

После обыска дома, мы поехали в офис. Здесь была другая следственная группа — то есть, в офисе было два следователя: «мой», из дома, и отдельный по офису. Человек шесть, нет, пять оперативников — у меня было три оперативника и один специалист. Здесь было пять оперативников и один специалист, ну и понятые, соответственно. Тоже все очень спокойно, мирно, забрали в очередной раз камеру, у нас в 2015 году забрали несколько камер, до сих пор не отдают, вот это очень жалко. Забрали видеокамеру, модемы, роутеры маленькие, один, по-моему, диск жесткий и тоже какое-то количество разрозненных бумаг, на которых, в основном, заметки корреспондентов, какие-то записи для текущей работы. Из смешного, забрали типографские издания — это открытый доклад комитета гражданских инициатив Алексея Кудрина по госзатратам и забрали доклад Бориса Немцова «Путин. Война», был у нас такой. И несколько брошюр правозащиты «Открытой России». Вот эти вещи тоже решили приобщить. Все это происходит в рамках дела 2003 года, «Апатит». Все это, естественно, политическое действие — сайт Открытой России не имеет никакого отношения к тому, что происходило или не происходило в 2003 году. Я считаю, что в целом действия наших силовых органов неправомерны.

Понятые были люди среднего возраста, дома у меня две дамы неизвестно откуда. А здесь женщина и мужчина, удивительным образом живущие в одном доме, не знаю уж по одному адресу где-то на улице далекой, не буду разглашать персональные данные. Я задала вопрос, каким образом они их нашли, но ответа внятного не получила.

Насколько законно проходили следственные мероприятия, мне сложно сказать. Лучше про это скажет адвокат, у нас был возражения, потому что в постановлении говорилось, что это помещение движения «Открытая Россия», арендованное определенным человеком. Ни первое, ни второе не соответствовало действительности, замечания об этом мы записали в протокол.

Я думаю, что [сегодняшними обысками] решили поздравить Владимира Владимировича Путина с наступающим его днем рождения. То есть это — усиление накануне седьмого октября. Других предположений у меня нет.

util