Елена Гремина: «Между государством и гражданским обществом — война. И как с этим быть?»
 Репетиция спектакля «Когда мы пришли к власти». Фото предоставлено Еленой Греминой
6 October 2017, 09:00

Елена Гремина: «Между государством и гражданским обществом — война. И как с этим быть?»

Директор Театра.doc Гремина и режиссер Зарема Заудинова — о новом спектакле, в котором театр представляет свое правительство

7 октября в Театре.dос состоится премьера спектакля «Когда мы пришли к власти». Его идея в том, чтобы показать вероятное правительство будущего из представителей российского гражданского общества: правозащитников, адвокатов, педагогов, театральных критиков. Зоя Светова — тоже один из участников этого спектакля. Она пробуется на роль Уполномоченного по правам человека в России. Накануне премьеры Зоя Светова поговорила с авторами спектакля.

—Как возникла идея?

Елена Гремина:

— Она возникла так: этой зимой мне позвонил наш товарищ Андрей Май, украинский режиссер, он давно связан с Театром.doc, еще до войны бывал на наших семинарах по документальному театру.

И именно в «Доке» был впервые показан его спектакль на документальном материале «Дневники Майдана», который объехал потом всю Европу. Так что творческие связи у нас очень давние. Так вот, Андрей сказал, что он участвует в партнерском проекте с молодым берлинским театром Interosbang под названием «Новый Европейский Договор», и он спросил, не хочет ли Театр.doc принять в этом участие.

Сперва я хотела отказаться; казалось — где мы, и где европейский общественный договор, когда мы все дальше дрейфуем от Европы. Но потом мы стали думать, а что происходит сейчас вообще с общественным договором между обществом и государством в России. И поняли, что между государством и гражданским обществом в России — война. Государство занято собой, своей властью, своим величием, своей вертикалью и стремится любой ценой эту власть сохранять. На граждан государству давно уже наплевать, ему все равно, что уничтожаются социальные лифты для молодежи, растет пропасть между богатыми и бедными, гниет система наказаний, коррупция в судах, пытки на следствии... Граждане пытаются самоорганизоваться, чтобы помочь друг другу, создают институции, чтобы ездить в колонии, чтобы собирать деньги больным, — то есть идут туда, где государство плохо работает или никак не работает. И в ответ получают палки в колеса, статусы иностранных агентов и так далее.

И вот, представили мы себе, если бы к власти пришли те люди, что сейчас уже работают, что бы тогда было? С чего бы они начали?

И мы составили такое правительство на сцене театра — директор ФСИН Ольга Романова, омбудсмен — Зоя Светова, министр образования — Андрей Демидов, председатель Верховного суда — Анна Ставицкая, министр культуры — Елена Ковальская.

Процесс продолжается, на следующих спектаклях появятся и еще министры.

Зарема Заудинова:

— Много разговоров идет о том, что нет никакой программы. К нам однажды на обсуждение после спектакля «Болотное дело» приходила майор полиции, которая постоянно это повторяла: мы — деструктивные элементы. Ладно, мне нравится быть деструктивным элементом, но вот, смотрите, есть конструктивные. И с этим уже ничего не поделаешь. Причем этим занимается театр, видимо, потому что сегодня эстетическое — это тоже политическое. И не потому, что очень хочется, а потому что по-другому не получается. Не могу сказать, что меня очень волнует политика, я бы с удовольствием читала книги и вообще жила по принципу «я в домике». Но ведь этот домик приходят и расфигачивают. Я, может, тоже хочу «искусство без политики» или там «митинг без политики», но сегодня такие конструкции — это большой онтологический фейк. Потому что такого нет, в любом случае власть придет и тебя унизит. На твою работу, в твою семью, в твой мессенджер.

— Почему именно эти люди?

Елена Гремина:

— Потому что они УЖЕ работают. Мы можем посмотреть на то, что и как делает «Русь Сидящая», и понять, каким директором ФСИН будет Ольга Романова.

Сразу скажу, что наши герои дали необыкновенно интересные интервью с полным и продуманным планом — что надо делать прямо здесь и сейчас.

Спектакль будет необычным по форме, с прямым общением с залом и обсуждением программ наших министров.

Это коллективный проект театра, где рулит молодежь. Режиссером стала Зарема Заудинова, ученица Разбежкиной и Угарова, в «Доке» с успехом идет ее резкий документальный спектакль «Однушка в Измайлово»

А самой младшей участнице спектакля — 14 лет. Это Полина Волина, она очень талантлива, и я рада, что ее стихи вошли в наш спектакль.

Репетиция спектакля «Когда мы пришли к власти». Фото предоставлено Еленой Греминой

Репетиция спектакля «Когда мы пришли к власти». Фото предоставлено Еленой Греминой

— Есть ли в спектакле новый президент России?

Зарема Заудинова:

— У Мамардашвили было прекрасное про какого-то неприятного типа: «Давайте мы не будем его называть по имени, а то он может засуществовать».

Я бы отменила, но он пока существует такой, воображаемый. Давайте в России тоже он будет воображаемым, может, нам это поможет.

— Как Вы выбирали героев? Для Вас те, кто представляет в спектакле членов правительства, министров, это идеальные представители власти? Чем они отличаются от тех, кто у власти сегодня?

Зарема Заудинова:

— Тем, что они не чиновники, а люди, которые здесь и сейчас что-то делают, в условиях, в которых это с точки здравого (и не очень) смысла невозможно.

— Если бы власть в России действительно неожиданно сменилась, нашлись бы люди, которым можно было бы доверить страну?

Зарема Заудинова:

— Люди, конечно, нашлись бы. Вопрос в том, нужна ли таким людям сегодняшняя Россия, о которой мы не мечтали. Речь не о тех, кто кричит «спасем Россию», а о тех, кто действительно что-то делает. Очень хочется горизонтальный мир, а не эту чудовищную вертикаль, которая везде: во власти, в искусстве, в семье.

Цитаты из спектакля:

Ольга Романова, журналист, глава «Руси сидящей» (в спектакле — директор ФСИН России)

«Чем гуманнее тюремные условия, тем меньше люди готовы совершать повторные преступления. Во всем мире сменилась концепция преступления и наказания, но не у нас. В Скандинавии самый низкий уровень рецидива 16%, а у нас — 83%. То есть у нас почти каждый попадающий в тюрьму попадает туда снова снова снова и снова».

Последний раз ФСИН реформировал в 1953 году... Лаврентий Павлович Берия«

Вопрос от театра: «Однажды пришли к власти демократы в девяностых годах, и чем это кончилось? Почему тогда не получилось?»

Ольга Романова: «Нельзя назвать главную причину, все причины главные. Самое главное — это отсутствие люстрации по линии КГБ, открытия архивов, чтобы любой желающий мог посмотреть, кто на кого стучал, чтоб неповадно было... А вообще, был рубеж. 93-й год, мне было 24 года... я вполне себе приветствовала расстрел парламента, потому что мне не нравилась вся компания Руцкого...

Но с возрастом пришло понимание — что был расстрелян парламент. Парламент. Избранный. Расстрелян. Это была точка невозврата. Не перейти рубеж — вот что важно. Не перейти рубеж».

Андрей Демидов, учитель истории, сопредседатель межрегиональной профсоюзной организации «Учитель» (в спектакле — министр образования)

«....незащищенный учитель — он плохой, несвободный работник. Ну, как раб. Рабский труд неэффективен с точки зрения его производительности. Он дико калечит личность человека. Вот. Ну, условно, конечно. Я, кстати, удивился — учителя, они зачастую совершенно серьезно именуют себя рабами. У меня были такие диалоги — «Ну, а что вы хотите? Мы — рабы. Нам скажут — мы сделаем. Не нравится — за ворота, а там и с голоду подохнем, потому что делать ничего не умеем». С такой позицией, конечно, никакого гражданина воспитать невозможно.

Если мы посмотрим мировую тенденцию, то Россия, наверное, отстает от развитых стран, в два раза, наверное, по долям расходов на образование. Из этого вытекают очень сложные вещи, потому что, по большому счету, в системе образования куется будущее. Каких людей мы оттуда выпустим, такие перспективы у нас и будут. У нас, у страны в целом. У общества. У экономики. Недофинансировать образование — это самоубийственная политика. И она проводится.

Репетиция спектакля «Когда мы пришли к власти». Фото предоставлено Еленой Греминой

Репетиция спектакля «Когда мы пришли к власти». Фото предоставлено Еленой Греминой

Анна Ставицкая, адвокат (в спектакле — председатель Верховного суда РФ)

«Уже система настолько отлажена, что вполне себе не нужно каждому судье звонить и говорить, что, вот, „Болотное дело“ — ты их осуди. Она сама понимает, что если она вдруг, ни с того ни с сего, оправдает человека, который с точки зрения власти поступил плохо, то ее сразу же найдут за что выгнать. И она готова терпеть то, что она не уважает как юрист, но главное, — что она сидит в этом судейском кресле. Видимо, эти люди еще... им нравится быть у власти. Ну, потому что ты же, вот, сидишь такой весь душистый-пушистый, в мантии, какие-то там у них там беленькие... ну, как это называется? Воротнички, да. С молоточком. Можно, там, сказать: ты выйди из зала, ты, там, рот закрой, ты — открой, наоборот. Тебя посадить, тебя — помиловать. Это ж как круто! Ты у власти!»

«Если бы я была председателем Верховного суда, то в нашей сегодняшней системе я бы просто, наверное, сделала следующее. Я уже сказала, просто судебных реформ и хороших законов в нашей стране недостаточно. Поэтому я бы созвала, ну, так можно сказать, такой совет судей, председателей всех судов субъектов федерации, то есть самых главных судов в России. И сказала: „Дорогие товарищи, с сегодняшнего дня вы имеете все предусмотренные возможности для того, чтобы действовать исключительно по закону. Вот, как у нас в законе написано, так вы, собственно говоря, и действуйте. Если отсутствуют доказательства, то вы имеете право выносить оправдательные приговоры. Если какое-то дело касается гражданского разбирательства, гражданского процесса и, например, с одной стороны гражданин, а с другой стороны — представитель власти, то мы прекрасно понимаем, как обычно заканчиваются такие процессы. Обычно в пользу представителей власти. Так вот, вы с сегодняшнего дня имеете право выносить решение так, как, я уже сказала, требует закон. То есть, если гражданин прав, значит, вы совершенно спокойно можете выносить решение в пользу гражданина. И в том случае, если вы этого делать не будете, то это будет караться достаточно строго, вплоть до того, что вы будете лишаться своих званий“. И после этого необходимо будет, конечно же, ввести очень строгий контроль за тем, чтобы судьи действительно выполняли закон».

Зоя Светова, журналист, член ОНК Москвы с 2008-2016 годов (в спектакле — Уполномоченный по правам человека в РФ)

Двенадцать моих шагов как омбудсмена.

Первым делом нужно создать экспертный совет из представителей правозащитных и общественных организаций, которые занимаются в России правами человека. Это должны быть самые авторитетные НКО, которые себя уже зарекомендовали как эффективные организации, реально помогающие людям. Не реже раза в месяц нужно встречаться с этим экспертным советом и принимать их заявления по конкретным случаям нарушений прав человека .Такой экспертный совет существовал у Владимира Лукина и Эллы Памфиловой. У Татьяны Москальковой в Общественном совете 50 человек, из них всего 7 правозащитников, остальные — ученые-правоведы, адвокаты, почему-то глава ВЦИОМ Валерий Федоров и так далее. Этот совет в полном составе собирается всего два раза в год, в остальное время члены совета работают по тематическим секциям. Такой подход к работе мне кажется малоэффективным. Общественный совет должен собираться раз в месяц и в полном составе, чтобы я, как уполномоченный по правам человека, знала о нарушениях прав человека из первых рук.

Я бы встречалась и с главными редакторами СМИ, в которых пишут о нарушениях прав человека, чтобы от них узнавать, что им кажется в этой области важным и насущным. Естественно, специальный сотрудник моего аппарата ежедневно составлял бы для меня обзор прессы.

3. Посещение московских СИЗО, посещение отделов полиции, психиатрических больниц, воинских частей, домов для престарелых.

4. Посещение российских колоний, откуда правозащитникам поступает самое большое количество жалоб.

5. Посещение судов, где проходят резонансные судебные процессы.

6. Еженедельный мониторинг жалоб, которые поступают на имя уполномоченного и по итогам — регулярные мониторинги, специальные заседания с представителями государственных ведомств, на работу которых поступает большее число жалоб от граждан.

7. Личный прием граждан один-два раза в месяц.

8. Ежемесячный выезд в один из регионов России для проведения в течение двух-трех дней приема граждан.

9. Проведение бесед с каждым из сотрудников аппарата. Я бы спрашивала у них, по каким конкретным жалобам граждан они работали и каким был результат. И по итогам их прежней работы принимала решение, оставить их в аппарате или нет. Критерии отбора команды: человек должен понимать суть правозащитной работы, понимать, что мы защищаем человека от государства, от государственных структур, которые нарушают его права.

10. Главные цели работы — защищать граждан там, где их права ущемлены, проводить проверку по каждому заявлению, чтобы по возможности общаться с каждым конкретным заявителем, не позволять в ответ на жалобу писать отписки, стараться хоть в чем-то изменить ситуацию. Пусть не по максимуму, но хотя бы частично, если невозможно в конкретной ситуации помочь человеку.

11. Стараться донести до государственных чиновников, в том числе до президента, информацию о самых насущных проблемах, показать, где законы нарушают права человека, где конкретные чиновники нарушают права человека, и разобраться в ситуациях.

12. Изучить досконально информацию о так называемых политических заключенных. Если невозможно отменить решения судов, то попробовать убедить президента помиловать несправедливо осужденных, чтобы покончить с этим явлением в России.

Елена Гремина: «Закрыть нас невозможно. Если нас выгонят, снимем гараж и будем играть там»

Сегодня Москву трудно представить без этого театра, который не боится самых сложных и болезненных тем современного общества. За 15 лет существования он стал, кроме прочего, важным социальным институтом, который нужен не только зрителям, но и артистам. О театре, в котором не играют, а живут, Открытой России рассказывает его создатель, драматург и режиссер Елена Гремина. Читать дальше...

util