«В Некрасовке дохнут птицы». Жители юго-востока Москвы требуют закрыть мусоросжигательный завод
 Фото: Петр Ковалев / ТАСС
10 Октября 2017, 17:00

«В Некрасовке дохнут птицы». Жители юго-востока Москвы требуют закрыть мусоросжигательный завод

8 октября в районе Некрасовка города Москвы прошел митинг против загрязнения воздуха. Местные жители много лет страдают от неприятного запаха от стоящего неподалеку мусоросжигательного завода, однако в последние месяцы ситуация стала значитаельно хуже. В июне 2017 года был закрыт полигон Кучино в Балашихе, и нагрузка на остальные утилизирующие предприятия Москвы и Подмосковья сразу увеличилась. В Некрасовке это привело к тому, что птицы начали на лету гибнуть от удушья, а жители понемногу привыкают к постоянной рези в глазах и жжению во рту. Местные власти предпочитают не замечать проблему и всячески препятствуют активистам, которые не хотят привыкать к диоксинам в воздухе и требуют закрытия завода.

«Завтра ветер переменится»

От мусоросжигательного завода № 4 (ГУП «Экотехпром») до ближайшего дома в районе Некрасовка всего 800 метров, при этом новые дома строятся уже в в полукилометре от предприятия. От завода страдают все соседние районы и города Подмосковья: их жизнь теперь напрямую зависит от направления ветра — если ветер дует в их сторону, значит дышать сегодня они смогут с трудом.

«Последние несколько дней ветер дует на Реутов, — рассказывает Анастасия Расторгуева, активист инициативной группы жителей „Совесть Некрасовки“, — вот Реутов жалуется, что им нечем дышать. Завтра ветер поменяется в нашу сторону — у нас будет резь в глазах, першение в горле, какой-то неприятный осадок на языке, на слизистой».

По словам жителей Некрасовки, неприятный запах в районе и ближайших городах был всегда. Мусоросжигательный завод был простроен в 2003 году, жилые районы в округе появились на несколько лет позже. Но ситуация стала критичной этим летом, после того, как жители Балашихи обратились на прямой линии к Владимиру Путину с жалобами на полигон ТБО «Кучино». Свалку в Балашихе вскоре закрыли, но объемы мусора в Москве и Подмосковье меньше не стали — усилилась нагрузка на другие предприятия, одним из которых стал мусоросжигательный завод № 4.

«Есть запах мусора, когда кто-то долго не выносил мусор у себя дома. А есть другой запах: когда на улице в урну кинули бычок, и мусор загорелся — у нас как раз такой резкий запах. Примерно с июня вонять стало еще сильнее, практически каждый день. Первое сентября, дети стоят на линейке, глаза красные, слезятся, детей буквально тошнит. Утром просыпаешься — голова такая, будто ты всю ночь пил. Дети выходят, говорят: „Мама, папа, кто эти плохие люди, которые нас травят?“. А мы сказать ничего не можем».

Сказать, кто виноват в том, что воздух на юго-востоке столицы отравлен, жители все же могут, но слушать их пока никто не собирается. Анастасия Расторгуева рассказывает, что у жителей нет сомнений, что источник ужасного запаха — именно мусоросжигательный завод, однако все проверки предприятия не показывают никаких нарушений:

«Бывает, от жителей поступают массовые жалобы в МЧС: по 200, 300 по 500 человек звонят. Они обещают на следующий день устроить проверку завода. Звонят на завод и говорят: „Мы завтра к вам приедем проверять, не вы ли воняете!“. Им отвечают: „Да, конечно, приезжайте!“. И за 20 минут до приезда МЧС завод выключается, запах прекращается. А когда МЧС уезжает — через полчаса опять начинается адский запах».

«Нас называют ненормальными»

Серьезной доказательной базы у активистов пока нет. По словам активистов, станция экомониторинга, которая находится в Кожухово, иногда показывают превышение допустимых показателей диоксинов в воздухе, но эти цифры не всегда отражают реальную ситуацию — Кожухово находится в другой стороне от Некрасовки. Инициативные жители обращались в независимую экспертизу, но, оказалось, что не все готовы открыто подписаться под таким результатом.

«Еще у нас в Некрасовке дохнут птицы. Прям в день две-три синички мертвых находят. И это не только у нас — ближайшие Кожухово, Новокосино, Реутов — там тоже птицы толпами гибнут. Умирают они от гипоксии, это грубо говоря, сердечный приступ. Вскрытие делала независимая экспертиза, которая просила себя не называть — боятся, что, если за их печатью будет такой результат, им мало не покажется. Были, конечно, всякие отмазки, что это птица с голоду умерла, что это она летела и в стекло врезалась — мол, у нее сотрясение мозга, вот она и умерла. Но не может она при этом лежать в пяти метрах от дома, это какая скорость должна быть, чтобы ее так отбросило. Бред какой-то!» — рассказывает Анастасия Расторгуева.

Добиться поддержки местных властей активистам не удается: муниципальные депутаты Некрасовки, по словам Расторгуевой, не просто не помогают жителям в борьбе с загрязнением воздуха, а даже мешают им: «У нас, как и везде, недавно прошли выборы. Из 15 депутатов 14 — действующие члены правящей партии. Мы понимаем, у них свое правило — что им сверху сказали, то они и делают. Прошел один депутат как кандидат от КПРФ, но он абсолютно беспартийный, независимый, это наш товарищ из инициативной группы жителей „Совесть Некрасовки“. В ней состоят обычные жители, и такие „ненормальные“ активисты как мы, которые по ночам ездят к этому заводу и пытаются решить много других проблем в районе. Местные власти нам мешают как могут, они видят в нас оппозицию, которая мешает им двигать свои интересы. Да, мы мешаем, да, мы оппозиция, но мы абсолютно не политизированы. Но с нами не хотят общаться, нас называют ненормальными».

«Власти ищут источник запаха, но не могут найти»

Сопротивлялись местные власти и митингу против загрязнения воздуха, который запланировали активисты еще в сентябре. Чтобы призвать жителей Некрасовки выйти на митинг, организаторам мероприятия необходимо было получить согласие властей. Первая попытка завершилась отказом, но активистам удалось получить согласование акции через суд. За два дня, которые оставались до акции, организаторам удалось привлечь не только жителей Некрасовки, но и москвичей из других районов на юго-востоке столицы. В итоге на митинг пришли не 30 человек, как изначально было заявлено, а около 250.

«Когда нам все согласовали, мы просили управу и депутатов: „Помогите, у вас же есть оборудование для разных культмассовых мероприятий: дайте микрофон, дайте колонки, давайте мы для людей хотя бы какой-то чай организуем, дайте стол, термосы“. Нет, ничем абсолютно не помогли, аргументировав это так: „Не надо было организовывать митинг от „Совести Некрасовки“, тогда мы бы еще подумали“. И никто из депутатов на митинг не пришел, кроме нашего Димы Шувалова, который единственный независимый в совет пробился», — рассказывает Расторгуева.

По итогам митинга была подписана резолюция по проблеме загрязнения воздуха. Жители района направят обращение к президенту Владимиру Путину, премьер-министру Дмитрию Медведеву, мэру Москвы Сергею Собянину и губернатору Московской области Андрею Воробьеву с требованием приостановить деятельность мусоросжигательного завода № 4 и обеспечить постоянный мониторинг качества воздуха в близлежащих районах Москвы и Подмосковья. Участники митинга призвали власти следовать современным требованиям в сфере охране окружающей среды: обеспечивать раздельный сбор отходов и строить мусороперерабатывающие, а не мусоросжигательные заводы.

«Наши местные власти, которым мы платим деньги, разводят руками: говорят, что ищут источник запаха, но не могут найти, — рассказывает Расторгуева. — Поэтому в ближайшие дни мы соберем оставшиеся подписи жителей и разошлем обращение по ведомствам: в префектуру, управу, президенту России, мэрии Москвы, в Мосэкономиторинг, Роспотребнадзор, Росприроднадзор, в совет по правам человека. Куда можно, туда и отправим».

util