«Волонтер» Je suis Maidan: «Если ты экстремист или провокатор — мы опубликуем информацию»
 Акция 7 октября 2017 года в Санкт-Петербурге. Фото: Давид Френкель
13 Октября 2017, 15:00

«Волонтер» Je suis Maidan: «Если ты экстремист или провокатор — мы опубликуем информацию»

В конце июня появился сайт Je suis Maidan, на котором были собраны фотографии участников антикоррупционных митингов и сторонников Алексея Навального. Создатели сайта призвали устанавливать личности участников «любого митинга». К каждой фотографии на сайте прилагаются ссылки на страницы во «ВКонтакте». Личности участников установлены с помощью технологии FindFace, которая позволяет найти людей во «ВКонтакте» по фотографии.

Сайт появился после антикоррупционного митинга 12 июня на Пушкинской площади в Москве. Изначально на портале были опубликованы фотографии только оттуда. Однако сейчас база сайта значительно расширилась — там собраны фотографии сторонников Навального из разных регионов России. Очевидно, портал Je suis Maidan был создан с целью сетевой травли активистов.

Журналистка Открытой России случайно встретила «волонтера» Je suis Maidan в Санкт-Петербурге во время митинга 7 октября. Мужчина ходил с фотоаппаратом и фотографировал пришедших на митинг людей.

Позже Открытая Россия с помощью той же технологии FindFace нашла «волонтера» Григория Долгия и поговорила о портале Je suis Maidan, связях со спецслужбами и сетевой травле.

— Как вы стали одним из активистов портала?

— Я сидел в социальных сетях и увидел этот проект. Почитал и заинтересовался. Написал на почту, мне ответили, и я получил приглашение на мероприятие, куда пошел с камерой.

— И в чем заключается ваша работа?

— Моя работа заключается в том, что я посещаю мероприятие и фотографирую, что там происходит.

— Кто создал этот сайт?

— Знаете, мне неинтересно. Идея хорошая, почему бы не помочь. Думаю, это такие же волонтеры, как и я.

— Вам нравится чувствовать себя особенным, разоблачая остальных, при этом оставаясь анонимным?

— Начнем с того, что волонтеры своих лиц не скрывают. По поводу создателей ничего не могу сказать.

— В чем цель проекта?

— Главная цель проекта — деанонимизация экстремистов. Фактически я аполитичен. Мне все равно на людей, которые выходят выразить свое мнение. В то же время, я полагаю, что наша деятельность полезна в том случае, если в этой толпе будут провокаторы и преступники, которые тем или иным образом приходят на все эти мероприятия с целью разжечь конфликт с полицией либо другими участниками. В любом случае, я полагаю, что наша деятельность приносит определенную пользу. Мы делаем что-то хорошее. Наша основная миссия — если ты законопослушный человек, то ты не боишься, что твое лицо окажется на нашем сайте. А если ты экстремист или провокатор, то мы просто публикуем информацию. Благодаря нашей деятельности можно выявить людей, которые ранее были замечены в провокационной или экстремистской деятельности и предупредить наших друзей, соседей, коллег.

— И как же вы определяете экстремистов? На ваш сайт, наверное, могут попасть и дети?

— Смотрите, мы лиц младше 18 лет на сайт не опубликовываем. Те лица, которые возражают, они удалятся. По поводу того, как определятся — каждый человек после себя оставляет цифровой след. В любом случае, если человек где-то отметился, это легко определить по социальным сетям. Вы просто спросили, как это система работает. Я просто рассказываю, как это понимаю. Опять же, среди этих лиц на сайте могут оказаться не совсем законопослушные граждане. Наша основная цель носит предупредительный характер.

— Сами не боитесь попасть под экстремизм, это понятие сейчас очень обтекаемое?

— По поводу той деятельности, которая ведется на нашем портале, я не могу пояснить, что она каким-то образом относится к экстремистской или провокационной.

— Почему именно митинг сторонников Навального?

— Вы знаете, я опять повторюсь — я аполитичен. Я тоже пришел на это мероприятие, но некоторые там оказались случайно. Если человек напишет: удалите фотографию, то мы удалим. Если будут акции в поддержку президента, то мы так же на них будем присутствовать, но на таких мероприятиях меньше вероятность возникновения провокации. Если какие-то акции будут, то мы рады везде участвовать. Вы знаете, просто эти мероприятии больше на хайпе, поэтому мы таким образом привлекаем... Но это, видимо, было сделано для привлечения внимания.

— Почему же?

— Я полагаю, что так.

— И все же?

— Это мое личное мнение. Знаете, если анализировать новостные поводы, почитать новости, то меньше каких-то, как бы корректнее выразиться, противоправных действий проходит на государственных мероприятия, которые проводятся не в поддержку господина Навального. Да, это массовое мероприятие, это толпа. Фактически мы боремся за общественное благо и безопасность. Я участвовал в акции первый раз. В дальнейшем, если будет свободное время, я планирую помогать проекту.

— То есть вы волонтер, который только фотографирует и отправляет фотографии?

— Да, исключительно так.

— В чем ваш личный интерес? Это огромная работа, на которую нужно время, сколько вы получаете?

— Я не получаю денег. Волонтерство по определению не подразумевает получение какой-то выгоды.

— А кем вы тогда работаете в основное время?

— Индивидуальный предприниматель, работаю в сфере ЖКХ.

— Ваш проект уже повлек сетевую травлю, не думали, что вами могут заинтересоваться в полиции, увидеть в ваших действиях разжигание розни, например?

— Я не уверен, что здесь существует причинно-следственная связь между действиями нашего проекта и сетевой травлей кого-либо. Относительно интересов уважаемых сотрудников к нашей деятельности — мы действуем в рамках законодательства Российской Федерации, ничего не нарушаем. Поэтому бояться нам нечего.

— Вы связаны со спецслужбами?

— Нет.

— А обращения из полиции или спецслужб не поступали?

— Нет.

— Вы же понимаете, что своим ресурсом затрагиваете поле деятельности спецслужб и Центра «Э», это их задача заниматься политическим протестом.

— Мы ни с кем не сотрудничаем. А вы не связаны со спецслужбами? Вы меня не вербуете? Я не могу с вами согласиться, в любом случае есть такое определение — горизонтальная структура. Мы такая же горизонтальная структура, которая не имеет иерархии. Я знаю одного товарища в Санкт-Петербурге, другого из Новосибирска. С другими, к сожалению, я не координировал. Поэтому говорить о том, что кто-то нами руководит, не совсем правильно.

— А в ФСБ хотели бы работать?

— Нет, это достаточно тяжелая и сложная работа. Я не готов жертвовать семейной жизнью.

— Не боитесь, что кто-то из выложенных вами решит вас найти и поговорить «по-мужски»?

— Во-первых, мы полагаем, что законопослушному человеку не придет такая идея в голову. Если такой человек, который смог найти наш ресурс, он сможет прочитать, что может написать и информация о нем будет удалена с нашего сайта, если его местонахождение оскорбляет его там... По поводу того, что кто-то может прийти набить лицо — я не боюсь.

— Я сейчас смотрю ваш сайт, там не указано такой информации.

— Один момент... В принципе, полагаю, что такой человек обратится — это сделать не проблема. Мы работаем в правовом поле, если человек обратился с требованием — мы обязаны его исполнить. Повторюсь, я не занимаюсь администрированием сайта, поэтому не могу объяснить.

«Вас тоже найдут»: неизвестные создали сайт Je suis Maidan для разоблачения оппозиционеров

В сети появился сайт, где собраны фотографии участников несогласованного митинга против коррупции на Тверской 12 июня и ссылки на их страницы во «ВКонтакте». Его создатели неизвестны, а в описании авторы портала указали: «Оставьте надежды — вас тоже найдут». Читать дальше...

util