На развитии Сахалина и Курил можно будет ставить крест
 Ледоколы «Адмирал Макаров», «Красин» и «Капитан Хлебников» на пирсе транспортной группы FESCO, работающие в рамках проекта «Сахалин-2». Фото: Юрий Смитюк / ТАСС
17 Октября 2017, 14:00

На развитии Сахалина и Курил можно будет ставить крест

Москва намерена закрыть дыры в федеральном бюджете деньгами регионов

Сахалинская область одна из самых богатых в России. По сводному индексу социально-экономического положения; по развитию реального сектора экономики, по объему иностранных инвестиций, по доходам населения; уровню занятости и другим параметрам, по которым принято оценивать регионы, она стабильно находится в числе лидеров. По уровню строительства жилья, детских садов и школ — безусловно первая на Дальнем Востоке. Но этому процветанию, длившемуся совсем недолго, приходит конец. Москва намерена отобрать треть доходов региона — за ближайшие три года область лишится 68 млрд рублей. Про какое-либо развитие Сахалина и Курил можно будет забыть — губернатор Олег Кожемяко уже предупредил, что в этом случае денег в региональном бюджете не хватит даже на обеспечение социальных обязательств — выплату зарплат, пособий и стипендий.

В этом году доходы Сахалина приближаются к 130 млрд рублей. Внезапным богатством регион обязан исключительно нефтегазовому комплексу, который обеспечивает 70% доходной части бюджета. И в этом финансовом потоке 80% средств приносит проект «Сахалин-2», который на условиях Соглашения о разделе продукции (СРП) реализует консорциум «Сахалин Энерджи». Именно его деньги хочет отобрать Москва, которой не понравилось соотношение поступлений от Сахалинской энергии в федеральный и региональный бюджет — 25% против 75%. Федеральный центр намерен развернуть пропорцию, увеличив свою долю, до 75% втрое сократив дебет Сахалина.

Консорциумом «Сахалин Энерджи» владеют компаниии Shell Sakhalin Holdings B. V. (55%), Mitsui Sakhalin Holdings B. V. (25%) и Mitsubishi Corporation (20%)). В 1994 году представители консорциума с одной стороны и Правительство Российской Федерации и администрация Сахалинской области с другой, подписали соглашение о разделе продукции (СРП). Проект «Сахалин-2» получал в разработку Пильтун-Астохское нефтяное месторождение с попутным газом и Лунское газовое месторождение.

Условия СРП подразумевают, что инвесторы берут на себя разведку, добычу, переработку и транспортировку углеводородов, добытых на шельфе острова. Все затраты компенсируются добытой нефтью и газом. Когда проект выходит на прибыль, страна, которая по СРП остается собственником ресурсов, начинает получать доходы.

Инвесторы приняли решение прийти на Сахалин, когда баррель нефти стоил меньше десяти долларов. К 2012 году цена перевалила за 120 долларов. Тогда Сахалин-2 и вышел на прибыль, на два года ранее запланированного срока. Один из руководителей компании рассказывал, что «в японском офисе танцевали от радости».

Но до того государство «отжало» в консорциуме контрольную долю. В 2006 году сраз у двух федеральных ведомств внезапно появились претензии к деятельности компании: у Минприроды, которое тогда возглавлял Юрий Трутнев, и у Федеральной службы по надзору в сфере природопользования, во главе с Олегом Митволем. Трутнев прошелся лаковыми ботинками по участку, где прокладывали трубопровод, и сказал, что подобного урона экологии он еще не видел. Митволь заявил, что ущерб сахалинской природе от деятельности «Сахалин Энерджи» составляет не менее 50 млрд долларов. У компании пригрозили отозвать лицензию.

Ситуация разрешилась в 2007 году, когда «Газпром» выкупил контрольный пакет «Сахалинской Энергии» (50% плюс 1 акция) за $7,45 млрд. После сделки мгновенно исчезли и претензии надзорных органов, и 50 млрд рублей невиданого экологического ущерба.

Уже с момента начала нефтедобычи «Сахалинская энергия» приносила финансовую пользу России, выплачивая так называемое роялти — 6% от добычи. Но настоящие деньги пришли с налогом на прибыль — 32%. Как именно распределяются эти деньги между федеральным центром и регионом в тексте СРП специально не оговаривалось — и именно этим и намерена воспользоваться Москва, чтобы развернуть пропорцию в свою сторону. А, например, в СРП по проекту «Сахалин-1» (добычу ведет Эксон Нефтегаз Лимитед) четко прописано что 22% от прибыли идет в бюджет области, а 13% — в федеральный. Соглашения о разделе продукции защищены от изменений в российском законодательстве, поэтому и долю от прибыли «Сахалин-1» федеральный центр менять не может.

Южно-Сахалинск, 25 марта 2017 года. Фото: Андрей Голованов / ТАСС

Южно-Сахалинск, 25 марта 2017 года. Фото: Андрей Голованов / ТАСС

Благодаря налогу на прибыль деньги хлынули в регион. Доходы Сахалина в 2014 году составили 108 млрд рублей. У Камчатки в этом же году было всего 54,4 млрд. У Магадана и вовсе 26 млрд рублей.

На островах стартовал пул социальных проектов: началось строительство больниц, школ и детских садов — проблему нехватки мест в учреждениях дошкольного образования решили за несколько лет. Новые дома для переселенцев из ветхого и аварийного жилья строились в объемах, которым другие регионы могли только завидовать. Появились объекты, которые раньше были области не по карману: ледовый дворец «Кристалл» обошелся региону в 2,5 млрд рублей — гораздо больше любого сопоставимых по вместимости и назначению. На Сахалине построили едва ли не самую дорогую, к востоку от Урала школу — на гимназию № 3 из бюджета выделили 1,5 млрд рублей.

В области появился свой, очень стильный и амбициозный международный кинофестиваль «Край света», который стоит на порядок дороже, скажем благовещенской «Амурской осени». Горнолыжный курорт «Горный воздух» власти взялись превратить в лучший в стране. Началась стройка перинатального центра, мемориального комплекса «Победа». Даже самый высокий на Дальнем Востоке православный храм хоть и финансировался (по словам губернатора) «Роснефтью» и другими спонсорами, вряд ли бы появился, если бы не были закрыты самые острые проблемы.

Но и воровали много. В деле бывшего губернатора области Александра Хорошавина, которого сейчас судят за многомиллионные взятки десять эпизодов. Свидетелями по делу проходят и строитель гимназии, который рассказал, что откат губернатору за этот объект составил 125 млн рублей и подрядчик возводивший «Кристалл», по его словам, он сначала платил губернатору 6% от стоимости контракта, а потом сумму повысили до 10%.

Но даже при этом, деньги СПГ сделали для Сахалина многое.

Типичный дальневосточный регион с типичными проблемами — отсутствующей инфраструктурой, транспортной недоступностью, оторванностью от всего, дороговизной, суровым климатом, Сахалин терял население гигантскими темпами. За четверть века на островах жителей стало меньше на треть — с более чем 700 тысяч до 480 тысяч. Чтобы сократить миграционную убыль, власти стали тратить беспрецедентные деньги на льготы и пособия. За рождение третьего ребенка стали выплачивать региональный материнский капитал и до 2 млн рублей на покупку жилья. Семьям с детьми помогают с выплатами по ипотеке.

В область стали заманивать молодых специалистов — подъемные врачам доходили до 1,3 млн рублей, плюс им выделяли служебные квартиры, которые можно приватизировать через 3 года работы. За время действия программы в область приехало 485 врачей и 400 специалистов среднего звена. До конца года ожидают еще 25 врачей.

В регионе дотируются внутрирегиональные перевозки. Для Сахалинской области это критически важно. Она единственная в стране расположена на островах. Часовой перелет из Южно-Сахалинска в Курильск (остров Итуруп) обходится в 16 тысяч рублей, но благодаря дотациям жители области платят только 5 тысяч.

— Традиционно, с советского времени льготы привлекали в область людей. Если их не будет, население снова начнет бежать с островов и можно хоть сто раз объявлять курс на развитие Дальнего Востока, развивать его будет некому. Если мы перестанем строить жилье для переселенцев из ветхого и аварийного жилья, люди не смогут переехать из трущоб. Купить его мало кто может себе позволить — Сахалин стабильно входит в пятерку самых дорогих, по стоимости жилья, регионов. В регионе, где добывают газ газификация едва достигает 16%. И примеров того, что уровень жизни на островах не такой высокий, как показывает статистика, много, — говорит депутат облдумы 6 созыва Галина Подойникова.

По проекту, предложенному министерством развития Дальнего Востока уже в 2018 год у Сахалина отнимут 33,72 млрд руб., в 2019 году — 17,75 млрд и в 2020 году — 16,93 млрд. Всего — 68,4 млрд руб. только за три предстоящих года.

Это в два раза больше, чем область тратила на социальную поддержку населения (17 млрд рублей в 2016 году), госпрограмму развития здравоохранения (16,4 млрд) и госпрограмму развития образования (16,1 млрд). Это больше, чем область направляла на инвестиционную деятельность (24 млрд в 2016 году).

Если региональный бюджет придется переверстывать с учетом того, что он станет на 33 млрд меньше, это значит можно ставить крест на всех областных доплатах — не будет ежемесячного пособия на питание детей до 3 лет, доплат на питание беременным женщинам и единовременной денежной выплата при рождении первенца. Заслуженные учителя не смогут получать доплаты (доходят до 12 тысяч рублей). Не будет выплат к праздникам, которые время от времени получают ветераны и пенсионеры. Встанет строительная отрасль, она и сейчас существует исключительно на государственных м муниципальных контрактах. Проблемы Сахалина переоценить трудно.

Отстаивать бюджетные деньги в Москву помчались и губернатор, и председатель областного правительства. Сахалинцы собрали 17 тысяч подписей в защиту бюджета, а депутаты направили в Госдуму просьбу-требование.

— Ещё на той неделе подготовили материалы для Минфина России, который их сейчас рассматривает. В Минфине на основе изучения наших материалов и своей информации будут обосновывать цену вопроса, — говорит глава министерства экономического развития Сахалинской области Сергей Карпенко. — Итоговых решений нет, поэтому есть шанс частично отстоять наши деньги.

Фактически уже сейчас региональному правительству нужно переверстывать областной бюджет. Но как сообщают источники, пока этого не делали. Не проводили никаких совещаний и консультаций и депутаты.

— Мы все еще надеемся, что деньги не отнимут, — говорит депутат Александр Болотников. — Оснований так думать, откровенно говоря, не много, но обнадеживает, что вице-премьер Козак дал поручение пересмотреть вопрос и спикер Совфеда Валентина Матвиенко сказала, что пересмотр схемы распределения доходов не должен сказаться на качестве жизни сахалинцев. К тому же нас, неожиданно поддержали многие депутаты Госдумы.

Представитель Ямало-Ненецкого округа, где будет реализовывать проект на условиях СРП заявил, что если Сахалин лишат денег, то и другим регионам нет смысла хорошо работать и зарабатывать — какой смысл, если все равно все отнимет федеральный центр. Проще сидеть в середняках и, как и все клянчить у Москвы.

Среди депутатов и бизнесменов, приближенных к власти, говорят, что идет торг между федеральным центром и Сахалином. Скорее всего, всю заявленную сумму забирать не станут. Уступки добавят очков и губернатору Олегу Кожемяко, и президенту. Тем более, что через полгода президентские выборы.

util