«Меня убить хотели эти суки»: лагерные стихи Юрия Домбровского и лагерная графика Бориса Свешникова — в одной книге
20 Октября 2017, 11:00

«Меня убить хотели эти суки»: лагерные стихи Юрия Домбровского и лагерная графика Бориса Свешникова — в одной книге

В издательстве Sam & Sam в серии «Библиотека для избранных» вышла книга стихов писателя Юрия Домбровского и графических рисунков художника Бориса Свешникова.

Писатель и художник объединены своим лагерным прошлым. Нет, в заключении они не встречались. Но, как написал в предисловии историк литературы и автор серии «Библиотека для избранных» Вадим Перельмутер, Юрий Домбровский и Борис Свешников — объединены родством судеб.

«Они остались собою, художниками, в условиях, казалось бы, с художеством несовместимых, по всему укладу своему — антихудожественных. Без лагеря не было бы ни таких стихов, ни таких рисунков».

Юрий Осипович Домбровский, автор книг «Факультет ненужных вещей», «Хранитель древностей», «Обезьяна приходит за своим черепом», «Смуглой леди сонетов» был арестован в октябре 1932 года, когда ему было 24 года. Домбровский с приятелями-студентами сорвал красный флаг. Не по политическим соображениям, а просто так, из фрондерства.

Юрий Домбровский

Юрий Домбровский

Потом были еще три ареста: ссылка в Алма-Ату, колымские лагеря, тайшетский Озерлаг.

Вышел он на волю в 46 лет. Умер в 1978 году. Его стихи, написанные в лагере, были опубликованы впервые через десять лет после его смерти.

Девятнадцатилетний студент художественного училища Борис Свешников был задержан на улице в Москве 9 февраля 1946 года, когда вышел из дома за керосином. Его обвинили в участии в террористической группе, которая готовила покушение на Иосифа Сталина. Одним из участников этой придуманной в недрах НКВД группы был художник Лев Кропивницкий, вместе с которым Свешников учился. Свешников получил восемь лет лагерей. В заключении он создал десятки рисунков пером и тушью на стандартных листках, вырванных из альбомчиков для рисования. Писатель Андрей Синявской, который сам оказался в лагере через 12 лет после того, как Борис Свешников вышел на волю, назвал рисунки художника «белым эпосом».

Рисунок Бориса Свешникова

Рисунок Бориса Свешникова

Его статья опубликована в книге, выпущенной издательством SAM SAM.

«У рисунков Свешникова обратимый смысл, — пишет Синявский. — Кто не знает, что это лагерь, так и не догадается. Пускай. Пусть так и будет. Пусть останется неузнанным. Это лучше: искусство. Знающий (я чуть было не сказал — посвященный), присмотревшись, различит кое-где частокол, помойки, бараки, тюрьму: кто-то уже повесился, а кто-то просто сидит и ждет своего срока. Это не зарисовки с натуры, а сновидения вечности, скользящие по стеклу природы или истории». Борис Свешников провел восемь лет в республике Коми — в Ухтижемлаге — 8 лет лагерей. Два года жил в Тарусе. Умер в Москве в 1998 году.

Рисунок Бориса Свешникова

Рисунок Бориса Свешникова

Лагерные стихи Юрия Домбровского и графика Бориса Свешникова как будто бы созданы друг для друга.

Пока это — жизнь и считаться

Приходится бедной душе

Со смертью без всяких кассаций,

С ночами в гнилом шалаше.

С дождями, с размокшей дорогой,

С ударом ружья по плечу,

И с многим, и очень со многим,

О чем я писать не хочу.

Но старясь и телом, и чувством

И весь разлетаясь, как пыль,

Я жду, что зажжется Искусством

Моя нестерпимая быль.

Так в вязкой смоле скипидарной,

Попавший в смертельный просак,

Становится брошью янтарной

Ничтожный и скользкий червяк.

И рыбы, погибшие даром

В сомкнувшихся створках врагов,

Горят электрическим жаром

И холодом жемчугов.

Вот так под глубинным давленьем

отмерших минут и годов

Я делаюсь стихотвореньем —

Летучей пульсацией строф.

1940 г.

С этим стихотворением Домбровского созвучны мысли Бориса Свешникова из его письма домой от 8 октября 1948 года: «...Свое искусство я люблю больше всего. Несмотря на то, что я каждый день к вечеру почти подыхаю, все же, если выдаст свободный день, я рисую с таким упоением, что, кажется, испытываю его в первый раз. Если мне еще повезет в жизни, то я напишу такие вещи, которые встают в ряд с великими произведениями. Я далек от иллюзий, я чувствую в себе силу...»

Рисунок Бориса Свешникова

Рисунок Бориса Свешникова

А вот одно из самых знаменитых стихотворений Юрия Домбровского:

Меня убить хотели эти суки,

Но я принес с рабочего двора

Два новых навостренных топора.

По всем законам лагерной науки

Пришел, врубил и сел на дровосек;

Сижу, гляжу на них веселым волком:

«Ну что, прошу! Хоть прямо, хоть проселком...»

— Домбровский, — говорят, — ты ж умный человек,

Ты здесь один, а нас тут... Посмотри же!

— Не слышу, — говорю, — пожалуйста, поближе! —

Не принимают, сволочи, игры.

Стоят поодаль, финками сверкая,

И знают: это смерть сидит в дверях сарая:

Высокая, безмолвная, худая,

Сидит и молча держит топоры!

Как вдруг отходит от толпы Чеграш,

Идет и колыхается от злобы.

— Так не отдашь топор мне

— Не отдашь!

— Ну сам возьму!

— Возьми!

— Возьму!..

— Попробуй!

Он в ноги мне кидается, и тут

Мгновенно перескакивая через,

Я топором валю скуластый череп

И — поминайте как его зовут!

Его столкнул, на дровосек сел снова:

«Один дошел, теперь прошу второго!»

И вот таким я возвратился в мир,

Который так причудливо раскрашен.

Гляжу на вас, на тонких женщин ваших,

На гениев в трактире, на трактир,

На молчаливое седое зло,

На мелкое добро грошовой сути,

На то, как пьют, как заседают, крутят,

И думаю: как мне не повезло!

Авторы сборника поместили рядом с этим стихотворением рисунок Свешникова «Ворона на заборе» («Доходяга»).

Стихи Домбровского и рисунки Свешникова помогали их авторам выжить в страшных условиях сталинских лагерей.

Рисунок Бориса Свешникова

Рисунок Бориса Свешникова

Удивительным образом, по замыслу составителей и издателя, они встретились на страницах книги, изданной почти 80 лет спустя.

Это очень красивая и бережно составленная книга — своеобразный памятник двум замечательным творцам поэзии и живописи. И хотя книга вышла в серии «Библиотека для избранных», она украсит любую домашнюю библиотеку.

util