Нижегородский правозащитник — о разгоне встречи с Навальным: «Это была странная помесь балагана и концлагеря»
 Станислав Дмитриевский. Фото: Александр Цверов / Facebook
20 Октября 2017, 17:21

Нижегородский правозащитник — о разгоне встречи с Навальным: «Это была странная помесь балагана и концлагеря»

Нижегородский правозащитник Станислав Дмитриевский был задержан 29 сентября и осужден на 14 суток административного ареста в день, когда в городе должна была состояться встреча с политиком Алексеем Навальным. После освобождения Дмитриевский рассказал Открытой России за что задерживали людей на встрече и в чем отличие между Собчак и Навальным.

— За что вас посадили?

— 29 сентября у нас в Нижнем должна была пройти встреча с Навальным. В течение, наверное, полутора месяцев Алексей пытался согласовать хоть какую-то площадку для встречи с нижегородцами, но ему под разными предлогами отказывали. В конце концов решено было назначить встречу на площади Маркина. Которая ранее была согласована. Однако потом там в срочном порядке организовали некий фестиваль «Позитивный Нижний», на который никто не пришел. Тем не менее, площадь, расположенная в непосредственной близости от нижегородского Кремля, была оцеплена, окружена заборами. Три блокпоста поставили. В середине площади пели какие-то клоуны. Колючей проволоки, правда, не было, но странная помесь балагана и концлагеря буквально витала в воздухе. По крайней мере, было непонятно, смеяться или плакать.

На площадь пришло около тысячи человек. Может, чуть меньше или чуть больше, темно уже было. Играла очень громкая музыка. Власти пытались заглушить все, что возможно. Начались задержания. Меня схватили и бросили в автозак. Инкриминировали «неподчинение законным требованиям сотрудников полиции». Хотя никаких требований никто не высказывал — ни законных, ни противозаконных. Там вообще ничего слышно не было. Ну и, соответственно, «поехал» на 14 суток. Для Нижнего Новгорода и других крупных российских городов ситуация типовая.

— Как вы думаете, почему одним сторонникам Навального дают сутки, кому-то штраф, а кто-то отделывается легким испугом?

— Для меня тоже это большая загадка — кому сколько дают. Наверное, нужно спросить судей, которые выписывают эти приговоры и штрафы. Мое субъективное суждение: судьи вообще ничего не решают, и с превеликим удовольствием отпляшут канкан, задрав мантию под милицейский свисток. Я думаю, что эти сроки определяются в Центре по противодействию экстремизму или ФСБ просто по совокупности «заслуг». Поскольку у нас длительная многолетняя «любовь» с путинским режимом, у меня насыщенная биография в этом плане, на меня постарались «навесить» побольше. Кроме того, здесь присутствует желание наказать, напугать, но не делать репрессии слишком широкими. Нас же еще куда-то сажать надо, спецприемник ведь не резиновый. Поэтому они вот как-то соизмеряют. Иногда не стоит искать логику там, где ее нет.

— Судя по фотографиям, которые попали в интернет, на «встрече Навального без Навального» лично присутствовал заместитель губернатора Нижегородской области Роман Антонов. Выходит, что одних правоохранительных органов мало, власти выходят на улицу лично проконтролировать, как будут проходить задержания?

— Я думаю, что они там все на ушах стояли. Власти очень боятся Навального. Поэтому и выходят — от страха, от трусости. Чиновник пришел лично проконтролировать все, что будут происходить на площади Маркина. Видимо, «сверху» «получил по шапке». О чем говорить, если нам повестки в суд полковники разносят?

— Как сиделось на этот раз? Каковы условия содержания?

— Условия довольно приличные в Нижнем Новгороде. Светло, хорошо, сиди, читай книги, занимайся самообразованием. Что касается персонала, то это вроде как и не совсем «менты», они даже немного похожи на полицейских, корректны, вежливы. Я всегда, когда выхожу оттуда, предлагаю написать где-нибудь благодарность.

— Будем считать, что вы ее выразили через наш сайт. А что скажете насчет сокамерников? Говорят, в спецприемниках «одни бомжи сидят».

— Бомжи обычно содержатся отдельно, отпетые наркоманы — отдельно. Чаще всего люди сидят за воровство из магазина. Или пьянство. У нас ведь до сих пор палочная система в правоохранительных органах. Например, нужно набрать определенное количество пьяных задержаний. Выходит человек покурить на улицу слегка выпивши и попадает в спецприемник. Потому что «хмелеуборочная» кампания проводится. Самые разные люди содержатся в спецприемнике. Например, я там познакомился с хорошим строителем, и мне есть теперь с кем консультироваться по поводу кровли в деревенском доме. Вообще, я считаю, что все не просто так, Бог посылает нам встречи для какой-то цели. Я никогда так много не читал по-английски в последние годы, как за решеткой.

— Борис Немцов, который, как известно, был одним из ваших ближайших друзей, после похожей отсидки «на сутках» в столичной каталажке рассказывал потом, что проводил среди заключенных «политинформацию». И многим «открыл глаза». У вас что-то похожее было?

— Люди прекрасно понимали, за что меня посадили, поэтому задавали вопросы. Я никому своих взглядов не навязывал: спросили — ответил. Те люди, с которыми я сидел, наверняка теперь посмотрят ролики «Он вам не Димон». Очень интересно было наблюдать культурный уровень моих соседей по спецприемнику. У некоторых мозги телепропагандой проштампованы напрочь. Там, например, был человек, получивший образование в Высшей школе МВД, который серьезно считает, что Иисус Христос — инопланетянин.

— Вы занимаетесь правозащитной деятельностью еще с советских времен. Что-то меняется в работе правоохранительных органов?

— Я первый раз получил отсидку в мае 1989 года. Это была первомайская демонстрация в Нижнем Новгороде, которую разогнал первый секретарь обкома КПСС Геннадий Ходырев. Тогда все это было скорее смешно, чем страшно. Видно было, что советское государство с каждым днем слабеет. Кстати, в тот же день демонстрацию в чилийском Сантьяго сделал генерал Пиночет. Сейчас вектор развития в нашей стране направлен куда-то в сторону латиноамериканской диктатуры.

— Что вы думаете по поводу выдвижения Ксении Собчак в президенты страны?

— Власть не придумала ничего нового. В 2008 году на роль шута-либерала Кремль ангажировал «масона» Богданова из «Партии народного капитала Сергея Мавроди», в 2012 году задействовал «миллионщика» Прохорова. Теперь почетного звания личного путинского электорального скомороха добилась беспартийная Ксения Анатольевна. Поздравим барышню с повышением.

— Говорят, что Собчак — это либеральная замена на выборах Алексею Навальному. Согласны?

— Ну какая здесь может быть замена? Навальный в этом отношении серьезный человек. Я, кстати, не во всем с ним согласен. Но что меня в нем подкупает: человек как говорит, так и делает. Навальный сейчас безумно рискует. Посмотрите, он сейчас больше времени проводит в каталажке, чем на свободе. Я думаю, что у власти большой соблазн поступить с ним так же, как она поступила с Борисом Ефимовичем. Поэтому если сравнивать Собчак и Навального, здесь, как говорится, нет даже пересекающихся окружностей. Не было бы Собчак, нашли бы кого-нибудь другого. Эту роль когда-то уже играла Хакамада.

Станислав Дмитриевский возглавлял «Общество Российско-Чеченской дружбы». Правозащитную деятельность он начал в Горьком в конце 80-х в вместе с физиком Борисом Немцовым. Почти три десятка лет он оставался одним из ближайших друзей и соратников Немцова. В 2006 году Дмитриевский был осужден по ст. 282 УК РФ (возбуждение расовой, национальной и социальной вражды либо ненависти) на два года лишения свободы условно за публикацию обращений Масхадова и Закаева с призывом к мирному разрешению чеченского конфликта. Многократно задерживался на акциях протеста, получал штрафы и сутки административного ареста.

util