«Мы не за политику, мы за новоселье!» В Петербурге митингуют обманутые дольщики
 Фото: Юлия Шалгалиева
22 Октября 2017, 14:11

«Мы не за политику, мы за новоселье!» В Петербурге митингуют обманутые дольщики

Утром 21 октября на краю Петроградского района у реки Карповки вырос палаточный лагерь. Низкие брезентовые домики, плакаты, музыка и детский смех. Правда большинству участников «пикника» не до шуток: им фактически негде жить.

Депутат ЛДПР заблудился

«ЛСС — не хочу жить на улице», «Все в доле, кроме дольщиков» и «Ипотека есть — квартиры нет» — такими плакатами пестрит палаточный городок дольщиков и пайщиков. На фоне играет известный трек группы «Грибы», переделанный активистами на злободневную тему. «Между окон тает лед», — раздается из колонок. Александр Головко, руководитель объединенной группы дольщиков ЖК Ленспецстрой и движения «Бездомный дольщик», рассказал, что акция протеста проводится сегодня по всей России. Но петербуржцы подошли к исполнению наиболее креативно.

«Сегодня у нас митинг в режиме палаточного городка. А что нам оставалось? Нам согласовали акцию, но загнали на неасфальтированный пустырь. Вокруг никаких пешеходов, хоть и находимся мы формально в 800 метров от метро Петроградская. Люди не могут нас найти, депутат от ЛДПР заблудился. Этим палаточным флешмобом мы показываем, что мы люди борются за право на свое единственное жилье. Мы не инвесторы, которые вкладываются в недвижимость с целью обогащения. Мы — люди, которым негде жить».

30 тысяч обманутых

Участников пока не больше тридцати человек. Сегодняшнюю акцию организаторы запланировали на весь день — с 12:30 до 18 часов вечера. Подтягиваются новые пострадавшие. Организаторы разослали приглашения чиновникам, представителям ЗАКСа, застройщикам. Большинство из них не отреагировало. Впрочем, вице-губернатор Игорь Албин пообещал посетить мероприятие. Но накануне у него неожиданно появились неотложные дела, и он уехал в командировку. Организаторы не отчаялись — пригласили представителя власти на следующий митинг 25 ноября.

Взобравшись на самодельную трибуну из столов, Александр Головко громко озвучивает основные требования дольщиков. Первостепенным является конечно же достройка «замороженных» домов, но это только начало длинного списка. «По каждому жилищному комплексу региона должна публиковаться статистика, — сообщает в микрофон Александр. — Также важно, чтобы были созданы реальные комиссии при губернаторе и ЗАКСе Ленобласти по каждому проблемному дому. Члены комиссий должны заседать не реже одного раза в месяц и публиковать в свободном доступе протоколы этих заседаний».

Головко уверен, что представители власти и застройщики специально занижают статистику. Всего, по его словам, в Петербурге порядка 25-30 тысяч пострадавших дольщиков. «В принципе, из ста человек, которые покупают квартиры в новостройках, 60-75 человек оказываются обмануты. По качеству, сроку, цене, или вообще никогда не получают свою квартиру. Поэтому мы протестуем. Мы за то, чтобы по каждому дому были предприняты конкретные меры. Мы не поддерживаем ничьих партийных интересов. Мы не за политику, мы за новоселье!» — завершает он свою речь.

Митинг проводится на открытой площадке у реки. Дует сильный ветер. Люди мерзнут, одни дольщики сменяют других, передают перчатки и транспаранты. Митингующие уповают на полевую кухню с горячей кашей и чаем. Но машина никак не едет. «Заблудилась, наверное», — вздыхает одна из организаторов.

Фото: Юлия Шалгалиева

Фото: Юлия Шалгалиева

«Владимир, мой номер ЛП922»

Дольщики всегда готовы рассказать о своей беде. Они представляются примерно так: меня зовут Владимир, номер договора ЛП992, ЖК такой-то. Владимир Королев — лидер движения «Бездомный дольщик». Он не слишком доволен количеством пришедших на митинг. По его мнению, сейчас большинство дольщиков разобщено. «Только в одном жилом комплексе „Ленинградская Перспектива“ купили квартиры две тысячи семей. Из них всего 800 пострадавших выказывают заинтересованность, а занимаются непосредственно борьбой за свои права всего 70 человек. На нас обратят внимание только когда нас будет действительно много. Надо объединяться», — уверен дольщик.

Владимир не случайно стал ответственным активистом, помогает другим дольщикам бороться за свои права. Сам он два года не может получить своё жилье и больше всего на свете жалеет о злосчастной покупке невидимой квартиры. Пару лет назад он обзавелся семьей и вложил все сбережения в это строительство. После покупки жили на зарплату жены, а Владимир исправно отдавал свой заработок в оплату будущей квартиры.

«На тот момент, когда я покупал квартиру в ЖК „Ленинградская перспектива“ у компании „ЛенСпецСтрой“, я из себя представлял молодого специалиста. Занимался полиграфией, был влюблен, хотел обеспечить свою семью. Я выбрал один из самых дешевых вариантов и был уверен, что меня защитит 214 Федеральный закон. К тому же большинство отзывов о компании ЛСС тогда были положительными. Сейчас я понимаю, что они фейковые. Через два года я стал счастливым жителем 11 этажа шестиэтажного недостроенного бетонного остова. За то время, что наша квартира строилась, у нас уже ребенок родился», — сокрушается Владимир.

Пайщик против застройщика

Жилищно-строительная кооперация (ЖСК) как один из способов привлечения средств граждан на этапе строительства жилья предусмотрена все тем же 214-м Федеральным законом. Но правила, действующие в рамках этой схемы, определяются другим, 215 Федеральным законом «О жилищных накопительных кооперативах». Единый образец договора в нем отсутствует, что дает свободу для «творчества» строительных компаний. Наталья Зубкова пайщик ЖСК «Щегловская усадьба» уже на протяжении двух лет ждет получения долгожданных ключей. «У нас не ведутся строительные работы, не подключено электричество, компания бесконечно занимается враньем. Они все время переносят сроки, берут дополнительное продление разрешения на строительство, и почему-то администрация Петербурга дает им это разрешение. Мы пишем во все инстанции, даже в прокуратуру обращались — никто не реагирует».

Она рассказала, что 16 сентября обманутые дольщики организовали встречу с председателем Комитета государственного строительного надзора и государственной экспертизы Ленинградской области Вячеславом Шибаевым. Чиновник пообещал пострадавшим поддержку и объявил конкретный срок окончания строительных работ: ноябрь этого года. Но уже на следующий день директор компании-застройщика пригласил к себе в кабинет нескольких активистов и в резких выражениях заявил, что своими жалобами в государственные органы они «опозорили его на всю страну». Наталья также уверяет, что он грозился никогда не сдать им квартиры, а при расторжении договора не вернуть деньги. «При этом компания развивает новые проекты. Мы им уже не интересны. Мы теперь надеемся только на помощь правительства», — сетует дольщица.

В ЖСК пойдешь — в капкан попадешь

С первого июля вступили в силу изменения в части 3 статьи 110 Жилищного кодекса. Теперь жилищно-строительный кооператив не вправе одновременно осуществлять строительство более одного многоквартирного дома свыше трех этажей. Дом Ирины Фёдоровой по плану 14-ти этажный. С принятием поправки строительство ее дома заморозилось.

«В связи с этим в 2015 году нас всех стали переводить на договоры долевого участия, прикрываясь этим законом, — рассказала Ирина. — Объяснений никаких не было. Я проанализировала ситуацию с юридической стороны и поняла, что наш застройщик тянул время, спорил через суд с правительством, которое его вынуждало следовать нормам нового закона. На данный момент мы встречались с представителем владельца нашего ЖСК, компании O2 Development (ее владелец — Виктор Осокин. — Открытая Россия), он пообещал, что два корпуса первой очереди будут в течение полугода готовы. Он не отказывается, но на бумаге не подтверждает».

Фото: Юлия Шалгалиева

Фото: Юлия Шалгалиева

«Я не рожаю — мне некуда»

Елене Гречушникова зарегистрирована в коммунальной квартире, в комнате с мамой и сестрой. Жить втроем было непросто. В 2013 году сёстры взяли в ипотеку две студии у всё той же компании О2 Development. «Мы платим ипотеку, я пытаюсь снимать комнату, потому что жить втроём для меня очень сложно. То, что происходит с нами, — это откровенное наплевательство. Сейчас много разнообразных государственных программ: по поддержке молодого специалиста, молодежи, молодых семей. Но почему-то меня конкретно никто не поддерживает. Хотя я и молодой специалист, и ещё молодежь, и нахожусь в репродуктивном возрасте. Но я не буду рожать, потому что мне некуда», — жалуется Елена.

Пострадавшая представителям Осокина не верит. Ее квартира находится во «второй очереди», на месте ее дома все еще зияет котлован. По ее мнению, завершить строительство даже первой очереди за полгода нереально — впереди три месяца зимы.

Активисты вне политики

Дольщики осознают ценность совместных действий — от организации встреч с представителями строительных компаний до проведения акций по всей стране. И все же их повестка несколько замкнута на отношениях с конкретными застройщиками. Активисты не склонны роптать на власть. Организатор митинга в Петербурге Александр Головко несколько раз подчеркнул, что их митинг отличается от недавних акций протеста на Марсовом поле. По его словам, там лишь попытка выпустить пар, тогда как у «Обманутых дольщиков» есть конкретные требования. И, все же, остается чувство, что многие из пострадавших закрывают глаза на главную червоточину вопроса. Дольщики и пайщики лечат симптомы, но игнорируют сам диагноз: коррумпированность взаимоотношений власти со строительным бизнесом.

Хитросплетение законодательства, как и хитросплетение Петроградки подвело дольщиков и пайщиков. К 15 часам полевая кухня так и не приехала — видимо, водитель так и не нашел дорогу на согласованное властями место проведения митинга.

util