«Трансперенси» нашла конфликт интересов в выплатах Серебренникову, Табакову, Бабкиной и другим худрукам московских театров
 Здание театра «Гоголь-центр». Фото: Анвар Галеев / ТАСС
23 Октября 2017, 17:45

«Трансперенси» нашла конфликт интересов в выплатах Серебренникову, Табакову, Бабкиной и другим худрукам московских театров

Как минимум 14 художественных руководителей государственных театров Москвы, среди которых Олег Табаков, Олег Меньшиков, Владимир Спиваков, Геннадий Хазанов, Надежда Бабкина, Константин Райкин и Кирилл Серебренников, выплачивают гонорары сами себе, не разрешая конфликт интересов. Об этом говорится в расследовании «Трансперенси Интернешнл — Россия».

Согласно расследованию, театры в 2013-2017 годах заключили более 60 контрактов на общую сумму, превышающую 97 миллионов рублей со своими собственными руководителями как с физическими лицами или как с индивидуальными предпринимателями. Худруков нанимали в качестве актеров и режиссеров, а также арендовали у них помещения и реквизиты для постановок.

Впрочем, в Минкультуры считают, что подобная практика не противоречит закону. Как пояснили в ведомстве агенству РИА «Новости», такие сделки можно заключать, но только с одобрения самого министерства.

«Трансперенси Интернешнл — Россия» утверждает, что все контракты были заключены на безальтернативной основе — с единственным поставщиком. В обосновании указывалось, что художественные руководители театров лучше прочих могут поставить спектакли и исполнить в них роли. Сделки, как правило, подписывали заместители худруков. «Очевидно, что [заместители] зависят от своих непосредственных начальников и не могут принимать решения вопреки их интересам. А значит, это не освобождает руководителей театров от конфликта интересов», — сделали вывод в «Трансперенси».

Так, руководитель «Геликон-оперы» Дмитрий Бертман получал от своего театра в среднем примерно по 440 тыс. руб. за постановку одного спектакля, руководитель Театра имени Пушкина Евгений Писарев — по 480 тыс. руб., руководитель Театра на юго-западе Олег Леушин — по 180 тыс. руб., руководитель «Гоголь-центра» Кирилл Серебренников — по 345 тыс. руб. За актерскую игру в своих театрах Олег Табаков и Олег Меньшиков зарабатывали более чем по 600 тыс. в месяц, Надежда Бабкина — 520 тыс. в месяц.

Подобная ситуация, указали в расследовании, приводит к нарушению статьи 10 антикоррупционного законодательства и статьи 27 закона «О некоммерческих организациях». Формально худруки должны были согласовывать сделки со своим начальством — Министерством культуры или департаментом культуры Москвы. Тем не менее, отмечает «Трансперенси», чаще всего согласование носило формальный характер: «Данная процедура стала такой формальностью, что Евгений Марчелли из ярославского Театра имени Волкова и Олег Меньшиков из „Московского драматического театра имени Ермоловой“ согласовывали сделки уже после их заключения».

По всем выявленным фактам «Трансперенси» написало обращения в прокуратуру. Наздорное ведомство нашло нарушения только в трех театрах из списка и вынесло представления: одно в адрес Минкультуры РФ в отношении Театра имени Федора Волкова и два в адрес директора департамента культуры Правительства Москвы — в отношении Театра кошек Куклачева и «Гоголь-центра». Несмотря на прокурорскую проверку, Владимир Спиваков, Надежда Бабкина и Олег Меньшиков продолжили получать контракты от своих театров, а Олег Леушин в мае закрыл свое ИП.

«Тот факт, что из ста российских театров, сделки сами с собой заключали художественные руководители 14 театров, свидетельствует, что эту ситуацию нельзя считать ни нормальной, ни общепринятой в театральном сообществе», — резюмирует «Трансперенси».

В организации отметили, что начали изучать финансирование театров и расходование ими государственных денег в 2016 году. По их словам, выявленные сделки не имеют отношения к обыску в «Гоголь-центре» в мае 2017 года и последующим арестам Юрия Итина, Нины Масляевой, Алексея Малобродского и Кирилла Серебренникова по «делу „Седьмой студии“».

«Принимая во внимание остроту ситуации, мы все же решили опубликовать результаты своего расследования, поскольку умалчивать о его результатах из-за внешних обстоятельств противоречит принципам нашей организации», — заявляют в «Трансперенси».

Чтобы избежать таких ситуаций в дальнейшем, организация предложила распространить нормы закона «О противодействии коррупции», касающихся конфликта интересов (статьи 10–11) на сотрудников учреждений, подведомственных государственным и муниципальным органам власти. Они предусматривают более действенные меры урегулирования, чем простое согласование, в том числе отвод или самоотвод имеющего личную заинтересованность должностного лица от принятия соответствующих решений. За неурегулирование конфликта интересов закон предусматривает единственную санкцию — увольнение в связи с утратой доверия.

util