Что известно о главном консультанте Собчак на выборах-2018
 Алексей Ситников во время пресс-конференция Ксении Собчак по поводу выдвижения ее кандидатом в президенты РФ, 24 октября 2017 года. Фото: Владимир Андреев / URA.RU / ТАСС
24 Октября 2017, 21:09

Что известно о главном консультанте Собчак на выборах-2018

Политический консультант Алексей Ситников будет работать в команде Собчак, если ее зарегистрируют кандидатом на предстоящих президентских выборах в 2018 году. Открытая Россия поговорила с Сергеем Маркеловым, политтехнологом, учеником и коллегой Ситникова, о карьерном пути своего учителя в девяностые годы, который создавал имидж Наины Ельциной на выборах 1996 года, вел кампанию Юлии Тимошенко и Виктора Ющенко в Украине, а теперь снова возвращается в российскую политику.

— Расскажите про работу Ситникова на президентской кампании Ельцина в 1996 году и как его опыт будет использован в работе на Собчак?

— В 1996 году его команда и он сам вели жену Ельцина Наину Иосифовну, например. Они (его команда) узкоспециализированные. В России такие проекты делаются целой группой людей, в Америке одним из главных консультантов Трампа был Манафорт, в России такого нет. Если проект Собчак станет серьезным, то за него возьмутся, конечно, серьезные люди. Возможно, Алексей будет заниматься конкретно ее имиджем, возможно, будет как-то участвовать в мозговых штурмах по ведению стратегии ее кампании. Но сказать, что есть один-единственный человек, который все придумает для Собчак — это неправильная позиция, это лукавство. Будет какой-то групповой разум.

Я пока с ним на тему работы на Собчак не говорил, даже если какие-то переговоры ведутся, то там все в стадии неопределенности. Там будет много консультантов, не думаю, что Алексей может быть там главным. Он больше всегда специализировался не на стратегии кампании.

У меня есть информация из штаба Явлинского, что Шкляров (политконсультант Виталий Шкляров также будет работать в команде Собчак. — Открытая Россия) собирался вести Явлинского, но перешел сейчас к Собчак.

— Как складывалась карьера Ситникова в начале 90-х, как он стал работать на Ельцина?

— Алексей — выпускник биологического факультета Новосибирского госуниверситета. Появление его в России в качестве специалиста связано с тем, что он прошел учебу по советско-американскому обмену между Горбачевым и президентом США, обмен молодыми специалистами. Тогда, в составе делегации Новосибирского госуниверситета, он несколько месяцев учился в Калифорнийском университете в Санта-Крузе, где попал на курс современных прикладных психотехнологий. В России он провел целый ряд обучающих семинаров, на которых учились политики, педагоги, бизнесмены. Отсюда и возникла такая идея, что «если вы такие умные, тогда давайте, выборы есть, проблемная ситуация». Появились первые контракты с серьезными ребятами типа «Газпрома».

3-4 года команда позанималась разными поездками по стране, стали появляться политические контракты. Как я понимаю, возникла какая-то московская конфигурация, он был в свое время дружен с людьми, которые участвовали в президентской кампании Ельцина. Алексей был по сути вовлечен на сопровождение супруги — Наины Иосифовны. Команда уже его работала, вела часть полевых работ: на Кавказе, в Ставропольском крае, в Сибири.

С точки зрения конкуренции, компетенция Алексея высочайшая. С точки зрения мифологии, он безусловно позиционировался как человек, который владеет этими американскими штуками с манипулированием сознанием, с массовым гипнозом. Алексей тогда давал много интервью, это появилось на фоне всех историй с Аланом Чумаком, Анатолием Кашпировским. Страна была взбудоражена этим, Алексей правильно выбрал эту точку. Он мог разговаривать с заказчиком и, по сути, продавать свои услуги как специалист по управлению общественным сознанием с определенными загадочными вещами, которые не все знали. Тогда была мода на загадки, на таинственные штуки, здесь это хорошо попало.

— Ситников долгое время работал в Украине. В каких политических кампаниях он участвовал?

— Да, Алексей длительное время работает в Украине. И сейчас не бросает дело по консультации в Украине. Он во всех своих интервью позиционирует себя как человека, который участвовал в кампании Ющенко в свое время. Последний его проект, как он рассказывал, был связан с Юлией Тимошенко. Какие-то консультации и сейчас идут.

— Он участвовал в последней украинской президентской кампании 2014 года?

— Мне трудно сказать, по-моему, нет. Какие-то консультативные услуги некоторым политикам он оказывает. Я уверен, что это не ныне действующая команда Порошенко. Там, в Украине, под каждым грибом своя команда политическая, и идет постоянное бурление, я думаю, где-то по каким-то линиям отдельных политиков, безусловно, он пробует консультировать, вести кого-то.

— Ситникова часто называли автором знаменитого образа Юлии Тимошенко с косой. Как вы думаете, могут ли быть применены подобные имиджевые технологии в отношении Ксении Собчак?

— Я думаю, что будут искать, креатив какой-то будет точно придумываться. Но я не думаю, что он будет таким, как образ Юлии Тимошенко с косой. Я не знаю, кто автор этой истории. В любом штабе любой страны, особенно на просторах СНГ, нет одного героя, формирующего победу. Алексей регулярно рассказывает в публичных лекциях, что он занимался Тимошенко на президентской кампании 2010 года. Конкретно про косу я не слышал, что она якобы его авторства.

Будут ли сейчас какие-то фишки применены? Я скептически к этому отношусь. Пока у нас сам факт появившегося субъекта Собчак. Появились претензии какие-то на президентский проект, он сам по себе более интересен, чем все фишки. Начнут ролики гонять, шоу, это не те фишки, на которых Ксения Собчак запомнится.

Вся ситуация кампании радикально поменяется, когда в декабре Путин заявится на выборы. Это мгновенно перевернет всю медийную картину, всю Собчак. Все сразу локализуется, все расставится по местам, все медийные каналы поймут, во что надо играть, какие вещи делать. Эксперты сразу проранжируются, кто за, кто против, кто воздержался. То есть пойдет совсем другая ситуация, а пока все можно.

Сейчас все только догадываются, как все будет на самом деле. Пока все догадываются, будут появляться шумные проекты Собчак, шумные проекты с Навальным, эпизоды с еще какими-то кандидатами. Как только на поле появится понятно кто, то все остальные будут неинтересны. Никакая кампания Собчак не станет федеральной, кто бы там ни сидел, Ситников, Шкляров, Манафорт, будет ли их Прохоров финансировать — неважно. А сейчас пока можно обсуждать Собчак в сетях.

Как только включится Путин или условный кандидат для власти, будет видно, как изменится вся механика управления сетями со стороны кремлевской команды. Кто бы это ни был, кто бы им ни занимался, дальше пойдет путинская работа и оставшиеся коммерческие политические проекты: все «собчаки», все «богдановы». Кандидаты, которые пройдут все-таки на выборы, Жириновский, Зюганов, Собчак, если допустят к сбору подписей, Богданов, еще кто-то — они все будут себя позиционировать политически для Кремля, а команды будут просто зарабатывать, осваивать деньги, собирать бюджеты, но это уже никакого отношения к результату иметь не будет. Это уже будут персональные политические и финансовые проекты.

— Можно ли ожидать от этой избирательной кампании чего-то интересного?

— Я думаю, что интересно будет только на уровне проектов, какой-то «оживляш» кампании нужен, это все понимают, нужен какой-то интерес. Разные проекты, как я понимаю, пытаются продавать президенту. Никакого интереса к кампании, к тому, как она сейчас идет, нет. Потому что неинтересно все, что с предсказуемым результатом.

Как говорит политолог Екатерина Шульман, в российских выборах непредсказуемость — до результата, а все после этого уже ясно. Если в американских выборах есть непредсказуемость результата, то у нас все идет до выборов, особенность такая. На мой взгляд, такое, чтобы страну массово охватила какая-то предвыборная история, чтобы вдруг появилась политическая конкуренция и политтехнологии, связанные с убеждением кого-то, — такого сценария не будет.

— Будет ли востребован опыт Ситникова для кампании Собчак?

— Конечно, опыт будет востребован. Сейчас страна вступает в новую историю, второе возвращение Алексея в российскую политику — это интересно, он — один из аксакалов российского политконсалтинга наравне с «Никколо М», «Пропагандой» — три кита, которые начинали двигать ситуацию в России в 90-е. С точки зрения своего интеллекта и с точки зрения своих обучающих компетенций он будет востребован в любом штабе и в любой конструкции. Другое дело, что он человек большого масштаба, поэтому ему, конечно бы, консультировать не условную Собчак. Если бы была задача, он бы был, конечно, более уместен в штабе Путина, если такой случится штаб к декабрю.

По моему мнению, Собчак — это проект не стратегический, по моим оценкам, это такой проект отчаяния. Почему не Собчак? Пока проект очень противоречивый, насколько он станет главным, доминирующим, после главного кандидата, — это все одни вопросы.

util