«Без барской конюшни умрем бездомными». Рязанских погорельцев не заселяют даже в ветхое здание больницы
 Фото: Екатерина Вулих
25 Октября 2017, 13:00

«Без барской конюшни умрем бездомными». Рязанских погорельцев не заселяют даже в ветхое здание больницы

Почти два десятка человек из поселка Мурмино под Рязанью в прошлом году остались без крыши над головой: сгорело общежитие «Веснянка», здание которого построил местный барин в позапрошлом веке и использовал в качестве конюшни. Людей официально пообещали переселить в здание заброшенной поликлиники — там собирались делать ремонт, после чего его должны были перевести в маневренный фонд. В начале октября погорельцам заявили, что надеяться им ни на что не стоит, потому что в здании будет открыт приют для бомжей. Пожилые погорельцы пытаются доказать, что они ничем не хуже бомжей, и им тоже нужен дом.

130-летие головешек

Зданию общежития «Веснянка» в этом году могло бы исполниться 130 лет, если б оно не сгорело в августе 2016 года от замыкания электропроводки в общем коридоре. До этого жильцы долгое время ходили по инстанциям, пытаясь доказать: строение — ветхое и опасное для жизни, пора бы его снести и построить новое. Чиновники настаивали на обратном, утверждая, что бывшая конюшня еще крепка и вполне сойдет для рядовых небогатых мурминчан. Они посоветовали жильцам собрать несколько десятков тысяч рублей на проведение экспертизы, точно зная, что таких денег у людей попросту нет.

А бывшие жильцы до сих пор не могут понять, почему они за свои средства должны были доказывать: бывшая конюшня, которая потом стала клубом, затем какое-то время была необитаемой, за 129 лет все же успела обветшать и стать непригодной для проживания. Многие пожилые люди помнят, как еще в своем советском детстве «смотрели в этом клубе кино про Ленина».

В 2014 году о жизни в бывшей барской конюшне тележурналисты сняли сюжет — показали все трещины в стенах и дыры в полу, общую кухню и заплесневелую душевую. Прокомментировали, что здание вот-вот может обрушиться. Обрушения не произошло — случился пожар, в котором погибла молодая мать — уроженка Узбекистана — и двое ее малолетних детей. Девочке на момент гибели исполнился только год, сыну было семь лет. Отец, который в момент трагедии был на работе, с тремя гробами отправился на родину. Там, по словам бывших соседей, «тронулся головой от горя». На гробы собирали всем миром.

О трагедии написали все местные СМИ, власти пообещали в сжатые сроки решить проблему с жильем для людей, ставших бездомными. И очень быстро об этом забыли.

Дважды погорельцы

После этого пожара многие обитатели общежития стали дважды погорельцами: в «Веснянку» их заселили «на время» после того, как в 2009 году огонь уничтожил другое общежитие на соседней улице. Оно было таким же ветхим.

Оставшаяся без крыши над головой Татьяна Прозорова со слезами на глазах говорит, что уже нет сил числиться постоянным погорельцем и скитальцем.

«Раньше я жила в общежитии на улице Школьной, но оно сгорело. Нас переселили в это общежитие и пообещали, что такая мера — временная. Мол, построят для нас жилье — заселимся в свои квартиры, которые мы не можем получить с советских времен. Мы старались содержать это общежитие в приличном состоянии, устраивали совместные уборки, делали мелкий ремонт, добивались, чтобы его признали ветхим. Только одно ведомство, МЧС, подписало документ о том, что здание опасно для жизни. Остальные считали дом крепким», — рассказала она Открытой России.

О пожаре узнала по дороге домой с работы. Татьяна работала во вторую смену на местном предприятии по изготовлению пластилина. Она успела забежать в квартиру, которая уже вся была в дыму, схватить паспорт и кота и выбежать наружу. Но кот почему-то вырвался из рук, вернулся в горящий дом и погиб. Хозяйка похоронила животное и теперь всеми силами старается не вспоминать о пожаре, в котором сгорел ее любимец, и все вещи, которые удалось нажить. Сейчас она живет у подруги «почти за так»: оплачивает часть коммунальных платежей.

Пенсионерка Любовь Каримова с дочерью Мариной — такие же «дважды погорельцы», как и Прозорова. Они — единственные их всех пострадавших не имеют никаких родственников, поэтому им совсем некуда было идти. Глава мурминской поселковой администрации договорилась об их «временном» проживании в гостинице спорткомплекса соседнего села Поляны. Временное стало постоянным. Обе женщины говорят, что им уже очень стыдно занимать номер, предназначенный для юных спортсменов, и «быть приживалками в спорткомплексе».

Любовь Каримова. Фото: Екатерина Вулих

Любовь Каримова. Фото: Екатерина Вулих

«На нас и директор косо смотрит, и приезжие удивляются: что это за старуха тут по этажу разгуливает. Да и не в этом дело, а в том, что нам еще после пожара в первом общежитии пообещали жилье. Свое жилье! Вы понимаете, что это такое — всю жизнь без собственного угла? В „Веснянке“ у нас с Мариной были две отдельные комнаты — хоть и не приватизированные, но с официальной пропиской. Я сначала советской власти верила, что квартиру получу, потом этой власти верила, а в итоге в этом году чиновники посоветовали: мне в дом престарелых, а дочери взять ипотеку. Им, наверное, смешно, когда они так издеваются: у дочери зарплата чуть больше 10 тысяч», — пояснила Каримова.

Она рассказала, что ее больную соседку уже отправили в дом престарелых в другом районе, где она очень быстро умерла. Что одни жильцы переехали на съемные квартиры, за которые платят из своих маленьких зарплат, а другие заселились к родственникам и теперь живут в невероятной тесноте.

«Когда нам сообщили, что будут ремонтировать здание поликлиники, оставленное из-за ветхости, мы были в ужасе, — говорит Любовь Федоровна. — Если уж поликлинику перенесли, то как там можно устраивать маневренный фонд для жизни людей — с душем, с кухней, в которой будут готовить? Наняли одних подрядчиков, так они сбежали очень быстро. Говорят, потому что побоялись совсем развалить здание, там же в одном месте забьешь гвоздь — в другом часть стены отвалится. Но потом подумали, что такое жилье все же лучше, чем ничего».

Здание бывшей поликлиники расположено между заброшенным родильным отделением Мурминской больницы, часовней и таким же ветхим, опустевшим строением, в котором некогда размещалась богадельня.

Буквально две недели назад бывшие жильцы «Веснянки» собирались упаковывать немногочисленные вещи для новоселья. Неделю назад им сообщили, что никакого новоселья не будет: здание ремонтируют не для них.

Фото: Екатерина Вулих

Фото: Екатерина Вулих

Для бездомных, но для других

В июле этого года бывшая глава администрации Мурминского сельского поселения Тамара Иванова дала письменный ответ интернет-изданию «7×7». В нем говорилось о том, что для погорельцев из общежития «Веснянка» подготавливают здание по адресу: улица Горка, дом № 30. Там будет размещаться маневренный фонд. После сентябрьских выборов Иванова стала депутатом поселкового совета, место главы занял экс-директор школы Михаил Суриков. С должности директора его уволили якобы за то, что один из учеников выложил в сеть фото школьного обеда и дал комментарий: «колбаса заветренная, курица с волосами и с кровью, макароны и рис слипшимися комками и все холодное, также волосы в компоте». Родители настаивали на том, чтобы Сурикова вернули на должность руководителя школы, но тщетно. Через месяц после его избрания главой администрации погорельцы получили отказ в получении очередной временной крыши над головой.

Татьяне Прозоровой посоветовали собирать пакет документов, чтобы встать в очередь для малоимущих на получение жилья.

«Недели полторы назад пришла в администрацию и спросила, когда ж мы сможем переехать. Незнакомая сотрудница ответила, что в том доме будет приют для бездомных, а мне надо собрать доказательства того, что я малоимущая, что доход не превышает шесть тысяч рублей. Если превышает, то я уже не имею права на получение жилья. У меня по документам получается больше, хотя предприятие половину лета стояло, сейчас снова отправили в отпуск без содержания... То есть, фактически денег нет совсем. Я сказала, что буду писать Путину, а она ответила: „Все равно все документы от Путина к нам возвращаются, так на что вы надеетесь?“. Я и ушла», — уточнила Татьяна Петровна.

По ее словам, у женщины, с которой она ходила на прием, через три дня после разговора случился инсульт, и она попала в реанимацию.

Фото: Екатерина Вулих

Фото: Екатерина Вулих

Каримовой-старшей в поселковой администрации так же объявили, что никакого маневренного фонда для погорельцев не предвидится. Только ей сообщили, что в здании бывшей поликлиники комнаты получат малоимущие очередники.

Бывший председатель Совета депутатов Мурминского сельского поселения Сергей Соколов подтвердил Открытой России, что средства в размере 4 млн рублей были выделены именно на то, чтобы отремонтировать заброшенное здание для погорельцев.

«Я буквально вымолил, „выбил“ эти средства из администрации Рязанского района для того, чтобы оставшимся без дома жителям Мурмина было куда переселиться. И ремонт здания уже начинался, но почему-то получилось, что подрядчик не получил денег. Что происходит сейчас, я не в курсе, я больше не при должности», — сообщил Соколов.

Чтобы прояснить ситуацию, корреспондент Открытой России позвонила в Мурминскую администрацию. Сотрудница заверила, что ей ничего не известно ни о жилье для погорельцев, ни о здании бывшей поликлиники: «Мы сейчас ничего прокомментировать не можем. Нет такой информации». На просьбу представиться женщина ответила: «Специалист администрации».

Прозорова уже написала второе письмо президенту, Каримова собирается идти в прокуратуру. Они постоянно плачут и твердят одно и то же: «Всю жизнь работали на страну, а умрем бездомными».

util