Отсроченное задержание. Новая тактика полиции — преследование участников акций после их завершения
 Сотрудники правоохранительных органов на Пушкинской площади в Москве 7 октября 2017 года. Фото: Андрей Махонин / ТАСС
25 Октября 2017, 15:00

Отсроченное задержание. Новая тактика полиции — преследование участников акций после их завершения

7 октября более чем в 80 городах России прошли митинги, шествия и пикеты в поддержку Алексея Навального. Акции прошли относительно бескровно — по данным «ОВД-Инфо», в тот день в 26 городах задержали 290 человек; большинство из них отпустили без протокола.

Несмотря на то, что полиция все реже проводит массовые задержания, реализация своих прав, дарованных 31-й статьей Конституции, по-прежнему связана с опасностью быть оштрафованным или арестованным. О вашем участии в митинге могут вспомнить спустя несколько дней, прийти к вам на работу, домой или в учебное заведение — такова новая тактика полиции по отношению к активистам.

Задержки в задержаниях

13 октября примерно в 11 часов дня в одну из аудиторий Новосибирского государственного технического университета пришли двое сотрудников полиции. Прервав лекцию по философии, которая шла у второкурсников факультета АИВТ, они спросили студента по имени Влад Кузеванов и старосту группы; обоих на месте не оказалось. Полицейские направились в другой корпус, зашли на другую лекцию и выволокли оттуда волонтера местного штаба Навального Даниила Бебекина.

Правоохранители заинтересовались молодыми людьми из-за того, что оба они были на акции 7 октября — в Новосибирске ее не согласовали. После задержания Бебекина отвезли в отдел полиции, где составили протокол по части 5 статьи 20.2 КоАП («Участие в несогласованном публичном мероприятии»). Кузеванову повезло чуть больше: пару, на которой его пытались задержать, он просто проспал, поэтому насильно доставлять в ОВД его не стали. Тем не менее, через несколько дней он получил повестку с требованием прийти в полицию самому для составления протокола по той же самой статье.

«Сейчас у нас получили повестки в общей сложности 18 человек. Семерых из них задерживали для составления протокола — караулили возле дома, в магазинах, выдергивали из такси», — рассказывает заместитель главы новосибирского штаба Елена Носковец. Она напоминает, что на самой акции ни полицейские, ни представители мэрии не предъявляли никаких претензий к собравшимся. «Сотрудники Центра „Э“ 7 октября все снимали, но мы предполагаем, что людей привлекали по другой логике. Повестки были вручены всем волонтерам, которые размещали агитационные кубы. Они подавали об этом заявки в мэрию — там все данные, номер, место жительства и так далее. Я думаю, эти списки пошли именно из мэрии», — рассуждает Носковец.

Аналогичная ситуация с составлением протоколов уже после акции происходит, как минимум, в четырех городах России помимо Новосибирска. В Ростове-на-Дону по этой схеме привлекли к ответственности четырех человек — сотрудники Центра «Э» задерживали людей возле их домов, в учебных заведениях и на улице. В Перми 8 октября задержали двух сотрудников штаба и члена партии ПАРНАС; всего, по информации координатора местного штаба Навального Макса Жилкина, повестки получили 18 человек — их либо вызывали по телефону, либо встречали на работе или учебе.

12 октября в Костроме студента Александра Зыкова приговорили к штрафу в 200 тысяч рублей за повторное нарушение законодательства о митингах; он был задержан за день до суда и оставлен на ночь в полиции.

В Саратовской области участникам митинга вменили сразу две статьи — помимо участия в несогласованном митинге, протоколы составляли и по 19.3 КоАП («Неподчинение законному требованию полицейского»). Все они также были задержаны уже после акции.

«У нас в области уже применяли тактику задержаний после митингов. После акции 26 марта составили больше 20 протоколов по статье 20.2 КоАП, по 17 из них областные суды дело прекратили. Полицейские обожглись на этом и стали вменять еще статью о неподчинении», — объясняет правозащитник, член «Партии свободных людей» Сергей Окунев. По его информации, в Саратове за 7 октября привлекли к ответственности четырех человек, среди которых были как активисты штаба Навального, так и обычные участники, которые пришли «чуть ли не первый раз». «Дело в том, что у них были плакаты. Полицейские изучают видеозаписи и ищут людей с плакатами или тех, кто как-то нестандартно себя вел, а затем вычисляют их», — говорит Окунев.

Как говорит правозащитник, после акции полицейские возбуждают административное расследование, несмотря на то, что по статье 20.2 оно не предусмотрено. «Собирают дело, туда пихают все материалы, выходит страниц по 50-80. Потом на основании расследования составляют протоколы и ищут людей», — утверждает он. Окунев отмечает, что в Саратове Центр «Э» перестал участвовать в контроле за протестующими, и всем занимаются обычные полицейские.

Киберпанк, который мы заслужили

По словам руководителя службы мониторинга «ОВД-Инфо» Григория Дурново, задержания участников мероприятий постфактум происходили и раньше, но в систему это превратилось только сейчас

«Случаи привлечения участников мероприятий к ответственности с большим опозданием происходят все чаще. Так что, с одной стороны, мы видим систематизацию уже сложившейся практики. Но с другой — явные приметы охоты за активистами штабов», — говорит он. Дурново также напоминает, что такие задержания противоречат КоАП, так как протоколы должны составляться либо сразу после события, либо в течение двух суток, если необходимо что-то выяснить дополнительно.

Участников мероприятий, не согласованных с властями, далеко не в первый раз пугают ответственностью за сам факт появления там. МВД анонсировало появление камер с системой распознавания лиц на акциях 12 июня и 7 октября в Москве и Санкт-Петербурге. Деанонимизацией участников демонстраций занимаются также «волонтеры» проекта Je Suis Maidan. Тем не менее, пока о фактах привлечения к ответственности именно из-за работы этих систем ничего не известно. По словам координатора юридической помощи «ОВД-Инфо» Аллы Фроловой, количество сотрудников полиции с видеокамерами на акциях растет. «7 октября в Москве с камерами стояли везде, почти у каждого магазина, за каждой витриной», — рассказывает она. «Говорят, в Следственном комитете есть технический отдел, который отсматривает и анализирует видеозаписи. Все лица, которые удается распознать, архивируются в базы. Все, кто засветился на митинге, будут собраны туда. Это не значит, что за ним придут прямо завтра, но, если такой человек попадется еще раз, за ним будут следить», — утверждает правозащитница.

«Я считаю, что мы недооцениваем работу спецслужб и полиции в этом направлении. Они пытаются на корню придушить все, что движется», — резюмирует Фролова.

util