«Трупный яд опасен, платите за дезинфекцию». Соседей умершей душевнобольной женщины заставляли платить за уборку ее квартиры
 Фото: John Gastaldo / Zuma / ТАСС
27 Октября 2017, 09:00

«Трупный яд опасен, платите за дезинфекцию». Соседей умершей душевнобольной женщины заставляли платить за уборку ее квартиры

С марта 2017 года жители одного из подъездов дома № 4 по улице Тимакова в Рязани пытались привлечь внимание всех городских служб и ведомств к состоянию физического и душевного здоровья 70-летней соседки Надежды Кондратовой. Она выходила на улицу голой, справляла нужду в подъезде и посреди своей квартиры, но сотрудники психоневрологического диспансера, социальной защиты населения, местной управляющей компании и городской администрации предпочитали не замечать проблемы.

После смерти женщина пролежала в своей квартире около 10 дней. Тело увезли только после того, как жидкость от разложившегося тела протекла к соседям с нижнего этажа. Теперь ни одно городское ведомство не хочет брать на себя ответственность за уборку квартиры, которая не была приватизирована и отойдет муниципалитету. Соседям предложили все расходы по дезинфекции помещения и его уборке взять на себя.

«Старушка гнила заживо»

Соседи по подъезду еще помнят времена, когда семья была полной, а Надежда — ответственной матерью двоих детей. Потом дочь вышла замуж и уехала, через какое-то время скончался муж Кондратовой, затем сын. Женщина осталась одна. Соседи стали замечать, что от нее исходит неприятный запах, потом увидели, что у старушки очень больные ноги: они были распухшими и в ранах, вокруг которых кружила мошкара.

«Примерно год назад Надежде Павловне стало совсем плохо: она могла выйти на улицу в куртке, наброшенной на абсолютно голое тело. Зрелище не из приятных; мы не знали, как оградить от такого своих детей и как помочь ей самой. Вскоре поняли, что в квартире она справляет нужду не в туалете, а где попало. Мы начали обращаться во все инстанции, но соседке никто не помог, не помогли и нам», — рассказала Открытой России соседка с нижнего этажа Юлия Шершнева.

Жильцы из соседних квартир попросили помощи в районном отделе, а затем и министерстве социальной защиты населения. Из министерства ответили, что Кондратова отказалась «от оформления в социальное учреждение стационарного типа и от услуг, предоставляемых отделением социального сопровождения и срочного социального обслуживания». Сотрудники добавили, что не смогли найти ближайшую родственницу — дочь, и подали заявление в психиатрическую больницу на освидетельствование женщины. Медработники заявили соседям, что Кондратова — вменяема, не опасна, поэтому они не могут забрать старушку в областную психиатрическую больницу им. Николая Баженова без ее согласия. Из управляющей компании документы перенаправили в управление энергетики и жилищно-коммунального хозяйства городской администрации, оттуда ответили, что газовая плита в квартире Кондратовой находится в удовлетворительном состоянии, утечек газа не зафиксировано, и что они вручили невменяемой старушке уведомление о необходимости привести жилое помещение в порядок.

Отчаявшись получить помощь от рязанских ведомств, соседи написали в общественную приемную президента Владимира Путина, но оттуда обращение жильцов дома снова попало в городскую администрацию.

Пока многочисленные ведомства сваливали друг на друга ответственность за больную женщину, она, по словам соседей, «гнила заживо», а запах помойки и общественного сортира проник во все близлежащие квартиры и распространился по подъезду.

Фото предоставлено соседями Надежды Кондратовой

Фото предоставлено соседями Надежды Кондратовой

«Лучше б мы этого не видели»

На прошлой неделе Юлия Шершнева заметила на потолке и стене своей спальни влажное темное пятно, облепленное мошками. Она позвонила в полицию, но от нее отмахнулись: «Ваша бабушка, скорее всего, куда-то отдыхать уехала, а вы шум поднимаете». Откликнулся только участковый полицейский, который собрал понятых, вызвал скорую, представителей следственного комитета и вскрыл дверь.

«Лучше б мы этого не видели, — вспоминает Юлия. — Потом нам сказали, что Надежда Павловна, скорее всего, умерла еще дней 10 назад. Мы с соседями видели ее квартиру весной, когда к ней приходили из соцзащиты, и это было ужасно. Тогда сфотографировали часть этой помойки. На снимке видны ноги — это она сама просто лежала на полу. Когда санитары стали забирать тело, мы спросили, что же нам теперь делать, ведь все в округе нужно дезинфицировать. Нам ответили, что да, трупный яд очень опасен, поэтому соседям придется скинуться и заплатить за дезинфекцию ее квартиры около 40 тысяч рублей, за дезинфекцию квартиры этажом ниже — 20 тысяч рублей. Мы поняли, что и уборку решили переложить на нас: ни местная управляющая компания, ни кто-то другой не собирался этого делать. Учитывая, что ее трехкомнатная квартира — муниципальная, странно слышать такие заявления. А нашей семье, скорее всего, придется еще за свой счет ремонтировать комнату с пятном и мухами на потолке. К тому же все соседи очень боятся, что ее заболевание было заразным — нам же не сказали, из-за чего у нее гноились ноги».

Старшая по дому Марина Панкратенко подтверждает, что с марта оповещались все службы города о состоянии соседки и ее квартиры, с мая начали рассылать официальные письма.

«Но соцработники, к примеру, даже не захотели переступить через порог: потоптались на входе и убежали. И у всех был один ответ, что „она не хочет“ ни социальную помощь принимать, ни в больницу ложиться. А что мы не хотим, чтобы лифт и стены подъезда были перемазаны фекалиями, чтобы дети на все это смотрели, — это никто в расчет не брал. И что старая женщина была, по всей видимости, смертельно больна, это тоже никого из официальных служб города не волновало, — уточнила она. — Наши жильцы полностью разочаровались во всех службах города, которые призваны лечить, помогать в трудной ситуации, поддерживать порядок и спасать. Сначала никто не помог, теперь пытаются переложить на соседей оплату уборки квартиры, которую потом отдадут кому-то из очередников и с помпой покажут по телевидению».

По ее словам, был и такой случай: бабушка сидела полуголой на детской площадке, соседи вызвали скорую помощь. Думали, что приедет психиатрическая бригада, но появились простые врачи. Спросили у Кондратовой, как у нее дела, как здоровье. Она ответила: «Хорошо». Медики уехали.

Соседи так и не смогли понять, почему они должны платить за уборку муниципальной квартиры, и 24 октября описали ситуацию во «ВКонтакте». В числе прочего они сообщили, для чего это сделали: «Может, после общественной огласки в них проснется совесть! И они наконец-то вспомнят, что пора начинать работать во благо народа, а не для собственной выгоды!».

Историю умершей женщины описали некоторые местные СМИ, через два дня мэрия выпустила официальный пресс-релиз, в котором говорится, что специализированная организация, с которой 24 октября был заключен контракт, уберет квартиру в течение двух недель. Но жильцы уже не верят, что когда-нибудь избавятся от запаха.

util