Неземляне: книга о возможностях освоения других планет
4 Ноября 2017, 13:00

Неземляне: книга о возможностях освоения других планет

Однажды люди научатся жить на Титане, самом крупном спутнике Сатурна. Этими словами начинается книга «За пределами Земли», написанная планетологом Амандой Хендрикс и научным журналистом Чарльзом Уолфортом. Не на Марсе, как считалось долгие годы, а именно на Титане с его плотной атмосферой, щадящим климатом и неисчерпаемыми запасами топлива и воды возможно создание автономной колонии. Аргументируя свою точку зрения, ученый и журналист показывают не только неизбежность и заманчивые перспективы освоения планет и спутников Солнечной системы, но и болевые точки государственного и коммерческого освоения космоса, политические, бюрократические и научные проблемы, которые препятствуют покорению иных миров.

Открытая Россия с разрешения издательства «Альпина нон-фикшн» публикует отрывок из книги Чарльза Уолфорта и Аманды Хендрикса «За пределами Земли: В поисках нового дома в Солнечной системе».

Биологическая эволюция протекает медленно, технологическая — быстро. За последние 50 000 лет люди изменились лишь поверхностно, но мы распространялись из Африки и стали преобладающим видом во всех экосистемах. Процветание в Арктике и посреди океанов — результат не эволюции, но изобретательности. Точно так же естественная эволюция вряд ли изменит нас в грядущие сотни или тысячи лет, когда мы переедем в новый внеземной дом.

Естественная эволюция вряд ли претерпит большие изменения и в космический колонии. Сегодняшние люди очень схожи между собой, в отличие от представителей других видов.

Эволюционный биолог Франсиско Айала из Калифорнийского университета в Ирвине вычислил, что мы все произошли менее чем от 10 000 особей, живших в Африке. Мы все близкие родственники из-за этого бутылочного горлышка выживших людей. По Земле когда-то бродили и другие виды людей, но все они вымерли, и все, что от них осталось, — несколько костей и поделок и обрывки генетического кода, унаследованного нами в процессе скрещивания.

«Появление на Титане тысячи колонистов не изменит этой истории, — говорит Франсиско. — У тысячи человек будет 99,99% генетического разнообразия всего сегодняшнего человечества сразу. Ничего не изменится. Даже сотня человек несет в себе более 99% нашего современного разнообразия».

Евгеника возникла в Англии и Соединенных Штатах в конце XIX — начале XX века. Так называется избирательное скрещивание людей — как в программе по выведению лучших овец или коров. Расчеты себя не оправдали. Мы слишком одинаковые. Евгеники полагали (совершенно безосновательно), что такие качества, как тупость, склонность к преступлениям и сильное половое влечение, можно устранить из генетического пула, не позволяя носителям этих качеств заводить детей. Но малейшее межгрупповое смешение размывает любые последствия намеренного скрещивания.

Лидерам вроде Генри Форда, Герберта Уэллса, создательницы контроля за рождаемостью Маргарет Сэнгер, президента Теодора Рузвельта и многим другим были близки евгенические взгляды. По евгеническим законам в Соединенных Штатах были принудительно стерилизованы 64 000 человек с умственными заболеваниями, эпилепсией, криминальным прошлым, а также бедняки. Прекратилось это только в 1970-х годов.

В ДНК-лабаратории. Фото: Eric Gay / AP / East News

В ДНК-лабаратории. Фото: Eric Gay / AP / East News

Эти правила касались меньшинств. В начале XX веке, в эру больших миграций, многие привилегированные белые чувствовали угрозу миграции из Восточной Европы и Италии. Один из друзей Рузвельта, Мэдисон Грант, написал успешную книгу «Путь великой расы» (The Passing of the Great Race), призывающую к устранению низших рас ради предотвращения «расового самоубийства» белых. Эта книга нравилась молодому Адольфу Гитлеру — он написал Гранту письмо, в котором назвал его книгу «своей Библией».

После Холокоста репутация евгеники сильно испортилась, но биотехнологии возрождают связанные с ней надежды, не требуя для их осуществления ни убийств, ни принуждения. В 2015 г. китайские исследователи с помощью новой техники редактирования генома CRISPR изменили человеческий эмбрион, отредактировав ген, вызывающий наследственную болезнь крови. Команда во главе с Хуаном Цзюньцзю из Университета Сунь Ят-Сена в Гуанчжоу намеренно использовала нежизнеспособные эмбрионы, но конечная цель заключается в устранении нежелательной наследственности из зародышевой линии человека и излечении его самого и всего его потомства.

Предприниматель-биотехнолог Хуан Энрикес верит в то, что подобная стратегия позволит создать людей, более пригодных для колонизации космоса, способных справиться с невесомостью, избежать подавленности и даже жить в атмосфере без кислорода. Некоторые распространенные на Земле бактерии способны выдерживать высокие дозы радиации, особенно потрясающий Deinococcus radiodurans, способный выдерживать также ультрафиолетовое излучение, холод, обезвоживание, кислую среду, пребывание в вакууме и прочее. Хуан предполагает, что создание людей с такими же способностями к репарации ДНК, как у D. Radiodurans, может позволить нам путешествовать в космосе, не беспокоясь из-за радиации.

Хуан ожидает, что компании Synthetic Genomics, основанной им вместе с Крейгом Вентером, который упоминался в прошлой главе, удастся с помощью искусственно запрограммированных клеток производить топливо, химикаты и свиные органы, которые не будут отторгаться человеческим организмом при пересадке. Он воображает подобное совершенствование нашего вида для жизни в космосе с увеличением срока жизни для осуществления долгих путешествий. Хуан предполагает, что если человеческий эмбрион может нормально развиваться только на Земле, то эта проблема будет решена перепрограммированием ДНК.

«Пока что в изучении этого языка мы находимся на уровне детского сада, — говорит он. — Учась этому языку и пользуясь им, мы наделаем глупостей. Но наши шансы долгосрочного выживания где-либо, кроме Земли, зависят от этого инструментария».

Сегодня во многих странах модификация зародышевой линии запрещена законом. Nature и Science отказались публиковать прорывную работу Хуана Цзюньцзю и напечатали статьи ученых, призывающих наложить мораторий на эту деятельность, ссылаясь на обеспокоенность ее практической и этической сторонами. Практическое применение нынешних технологий может привести к многочисленным нежелательным изменениям в ДНК вдобавок к преднамеренным правкам. Подобно сложной компьютерной программе генетические правки невозможно тщательно проверить на наличие ошибок. Живой организм, в отличие от компьютера, нельзя перезагрузить. Любые ошибки передадутся по наследству. Хуан Цзюньцзю сам заявил, что эта технология еще сыра.

С точки зрения этики непредвиденные последствия использования этой технологии могут быть огромны. Эти технологии ускоряют эволюцию, изменяя природу нашего вида. Последствия эти будут множиться с ростом численности модифицированных людей. Они могут затронуть все аспекты человеческого бытия, физические и ментальные.

Энрикеса не пугают такие технологии, пока они остаются в распоряжении отдельных лиц, а не правительства. Он сравнивает формирование наших генов с контролем рождаемости и оплодотворением в пробирке и говорит: «Я думаю, что есть разница между тем, когда правительство, медицинское сообщество или организация говорит, что всем следует поступать так-то, и тем, когда у каждого имеется возможность гибкого и разнообразного выбора».

Но история наших попыток технологически менять самих себя большей частью состоит из неудач. Способность узнать пол до рождения привела к выбору пола с помощью абортов; в Китае и Индии не родились десятки миллионов девочек. Люди пользуются возможностью хирургически менять внешность затем, чтобы выглядеть более одинаково в попытках соответствовать культурно обусловленным идеалам. Будь редактирование генома доступно каждому, оно могло бы быть использовано для соответствия принятым в обществе стереотипам, для создания маленьких и покорных женщин и сильных и агрессивных мужчин с лицами моделей с обложки журнала.

Профили ДНК разных групп людей. Фото: Klaus Ohlenschläger / picture-alliance / dpa /AP Images / East News

Профили ДНК разных групп людей. Фото: Klaus Ohlenschläger / picture-alliance / dpa /AP Images / East News

Эволюцией можно объяснить то, почему родители так усердно работают, стараясь помочь детям преуспеть и научиться общепринятым ролям. Мы соревнуемся за то, чтобы передать наши гены, наше богатство и власть нашему потомству, и так — каждое поколение. Наши предки служили этой цели; те, кто этой цели не достиг или не ставил перед собой, не оставили потомства. Если редактирование генома станет еще одним инструментом повышения человеческой соревновательности, то люди, вероятно, воспользуются им ради блага собственных семей. Но преобладающие конкуренты обычно разоряют свою экологическую нишу, после чего их собственная численность резко падает. Если человеческая история укладывается в эту экологическую схему, то ускорение нашей эволюции и повышение конкуренции может только приблизить наш конец.

Энрикес предполагает, что генетически усовершенствованные люди покорят другие планеты, таким образом расширив пределы своей экосистемы. Но в комментариях к его статье, опубликованной в сети, было высказано и другое мнение. Некто Пол Уотсон отметил вероятность того, что «в силу нашего генетического склада мы останемся безжалостно первобытным, жадным до ресурсов и власти, воинственным, обреченным на вымирание видом». Он предположил, что генетическая модификация, вероятно, может позволить человечеству стать более склонным к сотрудничеству, любящим Землю и экологически жизнеспособным. Станем ли мы программировать своих детей для того, чтобы они были лучше приспособлены к жизни в обществе и могли чем-то жертвовать ради других?

Так или иначе, мы станем другим видом: прикованными к Земле, более нежными созданиями, довольными своей участью, более склонными к садоводству и самопожертвованию, нежели к риску и приключениям, или живущими в глубоком космосе и подолгу путешествующими среди звезд сверхлюдьми, тела которых неуязвимы перед опасностями космоса.

В своей книге «Продолжая собственную эволюцию» (Evolving Ourselves) Хуан воображает, что мы могли бы отправлять себя по почте, внедрив человеческие гены в бактерию для долгого путешествия к экзопланете, обращающейся около далекой звезды, и воссоздавав из них детей по окончании путешествия. Любопытно поразмышлять о том, стали бы мы когда-либо так поступать. Мы никогда не узнаем, добрались ли дети до своего нового дома, как прошло их взросление, каково им было, заброшенным в одиночестве во Вселенную. Хорошая ли это судьба для человека?

Способность управлять собственной эволюцией вынудит нас осознать наши истинные ценности. Какова цель нашего существования? Какие человеческие качества — благие?

Уолфорт Ч., Хендрикс А. За пределами Земли: В поисках нового дома в Солнечной системе / Пер. с англ. Андрея Зуева — М.: Альпина нон-фикшн, 2018

util