Карт-бланш на пытки: почему в Омске требуют отставки регионального силового и судебного блоков
 Фото: Лика Кедринская
9 Ноября 2017, 13:25

Карт-бланш на пытки: почему в Омске требуют отставки регионального силового и судебного блоков

Около сотни омичей два часа простояли в пикете под мокрым снегом с порывами ветра. Мероприятие проводилось напротив здания областного правительства, хотя большинство лозунгов были обращены к судам и правоохранительным органам. Но так как в области совсем недавно произошла смена губернатора (место Виктора Назарова занял справедливоросс Алексей Бурков) пикетчики решили проинформировать сменщика о том, что творится в сферах, смежных с его зоной ответственности: если в них все останется по-прежнему, в других тоже вряд ли стоит ожидать перемен.

Больше трети участников акции — представители казахской диаспоры, которые требуют остановить произвол в отношении Азамата Мейрманова. 27-летний житель села Южное Павлоградского района Омской области — сын муллы (мулла — помощник имама) осужден на 4 года колонии общего режима за «изнасилование» 58-летнего односельчанина. Дело это феноменально — и по фабуле, и по «доказательствам», на которые оно опирается.

«Доказательство» в нем одно — свидетельство потерпевшего, у которого диагностирована деменция (слабоумие). Как следует из его заявления, насильника он не видел, потому что все произошло в темноте, а узнал его только по голосу, будучи при этом инвалидом по слуху.

Заявление ему пришлось писать дважды, причем оба раза — уже после того, как дело было возбуждено: в первом значилась неопределенная дата совершения преступления — февраль-март. А затем региональное УМВД внезапно обеспечило Азамату 100% алиби, документально подтвердив, что в этот период обвиняемый находился далеко за пределами региона — в городе Волгодонске, где работал вахтовым методом. Правоохранителям пришлось в тот же день возбудить новое уголовное дело, в котором дата насилия перенеслась на 4 месяца — в новом заявлении потерпевший заявлял о том же преступлении, но совершенном в октябре-ноябре. В ходе следствия и суда он постоянно об этом забывал, называя прежнюю дату.

Забывал он и о том, кто совершил злодеяние: на одном из первых судебных заседаний на вопрос, насиловал ли его Мейрманов, ответил отрицательно. Прокурор попросил судью объявить перерыв, и он был объявлен, но только для двоих — для прокурора и потерпевшего. Остальных приставы не выпускали.

Как сказал Открытой России адвокат Азамата Юрий Амен, это — грубейшее нарушение УПК, но областная судебная инстанция, куда адвокат подал жалобу, сочла действия судьи вполне законными.

После перерыва потерпевший изменил показания. На этих показаниях, опровергнутых им же несколько раз, и основывается приговор Мейрманову: иных доказательств в постановлении суда просто нет.

Этот приговор шокировал все село. Его жители — все как один — уверены в невиновности Азамата. «Я его с малых лет знаю — сказала корреспонденту Открытой России педагог местной школы Карагоз Орумбаева — Спокойный парень, всегда приветливый, вежливый. Ничего дурного не водилось за ним, и вдруг стал насильником: так не бывает». «Как суд мог поверить психически нездоровому человеку? — недоумевает пенсионерка, в прошлом учительница Светлана Альжанова — Ведь все же знают этого потерпевшего: он не может отвечать за свои слова. И Азамата тоже знают здесь все: если кто-то еще верил в правосудие до этого приговора, то теперь люди эту веру утратили». «Они унизили нас — сказал один старейшин села Ибрагим Рахматулин — Как можем мы, мусульмане, поверить, что сын муллы подобное совершил. И ведь у них нет никаких доказательств».

Пенсионерка Кадиша Мустоляпова: «У меня шестеро сыновей, все они — взрослые, но теперь я боюсь за них: их могут, как и Азамата, обвинить в чем угодно». Того же мнения придерживается Олег Блажевич, водитель ЗАО «Степное»: «Мы теперь все боимся за наших детей, потому что их могут схватить ни за что и „пришить“ им любое дело».

Жители Южного вышли на акцию в защиту сына помощника имама не в первый раз. Ранее они проводили митинг, где требовали его освобождения, отправляли коллективные обращения в Генпрокуратуру и Следственный комитет.

Жители села Южное знают, с чего и из-за чего началось преследование Азамата. Уголовное дело по факту давнего «изнасилования» было возбуждено через 9 дней после того, как его отец Ермек Мейрманов позвонил в приемную главы СКР Александра Бастрыкина, рассказав о том, как сотрудники Павлоградской полиции незаконно в течение недели держали сына и шестерых его односельчан в райотделе УВД, выбивая из них признание в убийстве пенсионерки (произошло оно в январе 2015 года и остается нераскрытым по сегодняшний день).

Звонок главному следователю страны имел и положительные последствия: вскоре в отношении полицейских, проведших «неформальное следствие», тоже было возбуждено уголовное дело — по статье «превышение должностных полномочий с применением насилия».

Характерные приемы, применяемые офицерами местного ОВД для раскрытия преступлений, перечислены в обвинительном заключении: «майор Ахметов нанес Мейрманову 2 удара в область груди и удар коленом в пах... Лейтенант Дизер нанес Васильеву не менее 2 ударов электрошокером, не менее 4 ударов рукоятью пистолета по коленям. Майор Богомолов нанес Васильеву не менее 1 удара электрошокером в область полового члена одновременно с аналогичными ударами, нанесенными Ахметовым и Дизером... Ахметов с силой нанес Мустакимову не менее 4 ударов руками в область рук и груди, не менее 3 ударов ногой в область груди, не менее 1 удара ногой в область лица, после чего нанес Мустакимову не менее 8 ударов электрошокером по различным частям тела... Ахметов, Дизер, действуя согласованно, повернули Зибзея лицом к стене, сняли с него штаны и электрошокерами нанесли ему не менее 10 ударов с разрядом электрического тока по различным частям тела... Дизер нанес Зибзею электрошокером с разрядом электрического тока не менее 1 удара в пах, от корого Зибзей испытал сильную физическую боль и упал на пол. После чего Ахметов и Дизер нанесли Зибзею электрошокером не менее 10 ударов по различным частям тела».

Следствие было проведено безукоризненно — с использованием новейших методов криминалистики (в частности, экспертиза ДНК идентифицировала кровь Азамата, найденную на полу кабинета, где пытали его обвиняемые), и в ходе судебного разбирательства подтвердились все установленные следователями факты Суд, признав сотрудников Павлоградского ОВД виновными в незаконных пытках и истязаниях, назначил им условное наказание. Это был фактически карт-бланш.

И сейчас, после полутора лет пребывания Азамата Мейрманова в местах лишения свободы, сотрудники уголовного розыска и исправительной колонии, по его словам, добиваются от него признания все в том же убийстве, применяя пытки, о чем он пишет в заявлении на имя Генерального прокурора РФ, замечая, что «опасается за свою жизнь».

Участники прошедшего пикета потребовали возбуждения уголовных дел в отношении полицейских, а также отставки руководителей региональных силовых ведомств (полиции, прокуратуры, СУ СК) и председателя областного суда.

util