Светлана Ганнушкина: «Эти несчастные чеченские женщины приехали и уехали на автобусах Администрации президента»
 Пикет против правозащитников в Чечне, 9 ноября 2017 года. Кадр из видео
12 Ноября 2017, 12:00

Светлана Ганнушкина: «Эти несчастные чеченские женщины приехали и уехали на автобусах Администрации президента»

Кто и зачем организовал пикет в Чечне против правозащитников

В четверг 9 ноября у здания Верховного суда Чечни собралось больше сотни женщин. Они стояли под дождем с плакатами «Ганнушкина — мать анархии», «Не хнычь либерал, конец твой настал», «Милашина — от американских долларов пахнет предательством или жадностью?».

Эти женщины ждали, когда к зданию суда подъедет руководитель организации «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина и корреспондент «Новой газеты» Елена Милашина. В этот день рассматривалась их апелляционная жалоба на решение Шатойского районного суда по иску МВД по Чеченской Республике о защите деловой репутации к Джалалдинову, «Гражданскому содействию» и «Новой газете».

Вскоре суд признает, что пост Ганнушкиной на своей странице в фейсбуке и статья Милашиной в «Новой газете» о жителе Чечни, который был вынужден сбежать из Чечни из-за угроз со стороны власти, действительно порочит деловую репутацию местного МВД. Однако Светлана Ганнушкина не удивилась ни такому решению суда, ни митингу. Она уверена, что людей вынудили выйти под дождь с плакатами, а суд вынес «заранее определенное решение».

«Село Кенхи разрушено, в нем процветает коррупция»

В апреле 2016 года житель высокогорного села Кенхи Чеченской Республики Рамазан Джалалдинов пожаловался президенту России Владимиру Путину на процветающую в их селе коррупцию, из-за которой жители не получают компенсаций за разрушенное во время паводков и второй чеченской войны жилье. «Он наглядно показал, что его село остается разрушенным до сих пор, хоть и говорят, что вся Чечня восстановлена», — рассказывает Ганнушкина. Это видеообращение было опубликовано на канале дагестанского издания «Черновик».

Реакция властей не заставила себя ждать. На государственном телеканале «Грозный» вышел сюжет, в котором жители села осуждали поступок Джалалдинова. Также в материале говорилось, что высказывания мужчины противоречат нормам Ислама.

После этого в ночь на 13 мая 2016 года неизвестные подожгли дом мужчины. Президент Чечни Рамзан Кадыров в собственном инстаграме написал, что в поджоге виноват сам Джалалдинов. По его словам, мужчина вывез свою семью к границе, а затем поджег жилище, чтобы сымитировать поджог.

«Пошел слух, что мужчину убили сотрудники МВД»

2 ноября 2016 года Джалалдинова и его жену привезли в Грозный, на встречу с первым заместителем МВД Чеченской Республики Апти Алаудиновым. Как рассказал житель Кенхи Ганнушкиной, чиновник угрожал, что если мужчина не перестанет поднимать проблемы своего села, то его постигнет та же участь, что и убитых Ямадаевых, правозащитницу Наталью Эстемирову и политика Бориса Немцова.

После этого село Кенхи стало круглосуточно охраняться сотрудниками полиции. Однако в ночь со 2 на 3 ноября 2016 года Джалалдинову удалось бежать. «Когда Рамазан исчез после всей этой истории, его начали активно искать не только чеченские власти, но и правозащитники. Пошел слух, что его убили сотрудники МВД, что вполне в духе того, что там происходит», — вспоминает Ганнушкина.

«Джалалдинов попросил не искать его и не беспокоиться о его безопасности»

Однако Джалалдинов не хотел, чтоб его искали. На тот момент он был уже в безопасном месте, где и хотел отсидеться. Ганнушкина рассказывает: «Тогда он позвонил мне и попросил меня сообщить, что он в безопасном месте, жив и здоров, а также просит не искать его и не беспокоиться о нем. В этом и был смысл моего поста в Фейсбуке 10 ноября 2016 года».

На основании публикации правозащитницы специальный корреспондент «Новой газеты» Елена Милашина написала материал. В нем была описана сделка Джалалдинова с властями, согласно которой он приносит извинения Рамзану Кадырову, а взамен в отношении него и поддержавших его односельчан прекращается уголовное преследование и всем выплачиваются положенные компенсации. Однако обещания были нарушены. Сам Джалалдинов рассказал Милашиной, что его не выпускали за пределы села.

Чуть позже правозащитница и журналистка вывели Джалалдинова на публику, чтобы люди убедились, что он жив. «Мы ненадолго показались втроем с Джалалдиновым, чтобы было видно, что он живой. Потом его сразу увезли. Он действительно был в опасности», — говорит Ганнушкина.

«Иск об оскорблении чести и достоинства МВД»

В середине июня 2017 года МВД Чеченской Республики подает иск к Рамазану Джалалдинову, Комитету «Гражданское содействие» и «Новой газете» .

«Сначала иск был об оскорблении чести и достоинства МВД, что звучит очень нелепо: министерство не может защищать свои честь и достоинство, так как это свойства человека — физического лица, у юридического лица есть деловая репутация. Но потом они это поняли и заявили, что из-за нас пострадала их деловая репутация», — рассказывает Ганнушкина. В августе 2017 года Шатойский районный суд этот иск удовлетворил.

Рамзан Джалалдинов. Кадр из видео

Рамзан Джалалдинов. Кадр из видео

Правозащитники и журналисты подали апелляцию на это решение в Верховный суд Чечни. Ее рассмотрение происходило 9 ноября. По словам Ганнушкиной, в деле имеется множество нарушений. Первое, что сразу очевидно, иск был подан не лично к гражданке Светлане Ганнушкиной, а к комитету «Гражданское содействие». Ганнушкина справедливо замечает: «Моя организация не может отвечать за мои действия. Я публикацию делала не на сайте «Гражданского содействия» и не от имени своей организации, а на своей личной странице, где я пишу о детях, внуках, личных впечатлениях и т.п. Кроме того, я не только председатель «Гражданского содействия. Я еще и член Правления „Мемориала“, член Правительственной комиссии по миграционной политике. Что же — все эти организации отвечают за меня?» Иск подан в суд в Чечне, а должен подаваться по месту нахождения ответчика, требования иска не сформулированы четко и т.д.

«Джалалдинов не является автором того, что написала я или Милашина. Статья Милашиной в „Новой газете“ и мой пост в Фейсбуке — не наша совместная публикация. Как можно нас объединять в один иск?», — удивляется Светлана Алексеевна.

«Когда мы ехали в суд, власти собрали этих несчастных женщин, которые три часа мокли под дождем. Они приехали на автобусах организовано, на них же и уехали», — рассказывает Ганнушкина. По ее словам, некоторые из собравшихся раньше обращались в Комитету «Гражданское содействие» за помощью.

«Чечня — это тоталитарный кусок авторитарной России», — уверена правозащитница. Она утверждает, что без приказа Кадырова или кого-то из его ближайшего окружения не только никто не выйдет на протест, но даже не подаст в суд.

В результате судебных разбирательств правозащитницу и журналистку обязали опровергнуть опубликованную информацию. «Есть несколько способов опровержения. Мы можем там же, где публиковалось то, что требуется опровергнуть, разместить решение суда, возможно, я так и сделаю. Но мы будем оспаривать решение суда и дальше», — говорит Ганнушкина.

util