Как разрушали музей Маяковского. Один из главных музеев Москвы не откроется в юбилейный для поэта год
 В музее Маяковского, 2013 год. Фото: Александра Мудрац / ТАСС
13 Ноября 2017, 09:00

Как разрушали музей Маяковского. Один из главных музеев Москвы не откроется в юбилейный для поэта год

И неизвестно, откроется ли вообще

Государственный музей Владимира Маяковского, который располагался в здании на Лубянском проезде, несколько лет назад был одним из самых посещаемых туристических мест в Москве. Однако в 2013 году амбициозный глава Департамента культуры города Сергей Капков объявил, что здание на Лубянке будет закрыто на капитальный ремонт.

2013 год был знаменательным для музея и всех поклонников творчества поэта — Маяковскому исполнялось 120 лет. «Юбилей мы отпразднуем в здании музея Маяковского, поэтому ремонт начнем только после окончания юбилея, когда у нас будет проект, — успокаивал Капков. — Наша задача — сделать ремонт, выставка не будет демонтирована, это все вернется на свои места, как было, все эти замечательные конструкции <...> Наша задача — восстановить коммуникации, восстановить электричество, восстановить вентиляцию».

Экспозицию должны были разместить в другом здании и после окончания ремонта вернуть обратно — планировалось, что он завершится в декабре 2014 года.

Бывшая в то время директором музея Светлана Стрижнева недоумевала, зачем зданию капитальный ремонт. «По результатам обследования здания, и фундамент, и перекрытия, и стены были признаны нормальными. Но я всегда говорила, что музей нуждается в замене инженерных систем — новые легкие, свет, оснащения для передвижения людей с ограниченными возможностями, все это можно сделать без демонтажа выставки», — объясняла она «Эху Москвы».

Именно Стрижнева сделала музей одной из популярнейших достопримечательностей Москвы, но из-за конфликта с департаментом и лично Сергеем Капковым она покинула свой пост. Ее место заняла Надежда Морозова, пришедшая в коллектив музея с подачи Департамента культуры.

Морозова никогда не работала в литературных музеях, и ей не удалось найти общий язык с создателями экспозиции. Автор оригинальной концепции экспозиции Тарас Поляков, заранее узнавший об этом назначении, опубликовал на сайте «Эха» обращение «Как и кто гробит музей Маяковского». В нем проектировщик рассказал о своих опасениях, связанных с ремонтом здания. Он утверждал, что цель инициаторов ремонта — «развесить в пространстве музея, освобожденного от уникальных музейных инсталляций, основой которых являются мемориальные предметы, „картинки“ на тему „русский футуризм“».

В марте 2015 года Капков был отправлен в отставку; теперь он не отвечает на вопросы журналистов о запущенном при нем проекте. Преемники Капкова не спешат завершать то, чего они не начинали: приближается 125-летие со дня рождения поэта, но окончательный проект ремонта музея не утвержден до сих пор. Отпраздновать юбилей Маяковского на Лубянке на этот раз не удастся.

Пространство музея строилось как стих

«Экспозиция изначально создавалась не как собрание предметов, а как уникальное произведение искусства с музейной спецификой, вызывающее самые неожиданные ассоциации», — подчеркивал Тарас Поляков в своем обращении.

Авангардные инсталляции вошли в учебную литературу по музейному проектированию: экспозиция уникальна тем, что создана без единого чертежа. Она — результат совместного творчества известных московских художников: Евгения Амаспюра, Ивана Лубенникова, Тараса Полякова, Игоря Обросова и других. В результате музей вышел на четвертое место по посещаемости среди иностранных туристов после Кремля, Оружейной палаты и Алмазного фонда.

«Сделано это едва что не изумительно. В музее отменены вертикаль и горизонталь, предметы — стулья, столы, водосточные трубы, штыки, бюст Ленина — реалии стихов Маяковского — плавают в невесомости, будто морфемы в смысловом поле, еще не скрепленные грамматикой и синтаксисом высказывания. Силу тяготения заменяют пространственные линии — строчки, которые ухватывают смыслы и выстраивают из них пространство так, как строится стих», — описывал в 2010 году искусствовед и журналист Григорий Ревзин свои впечатления от экспозиции.

Схема экспозиции

Схема экспозиции

#Капкoff выйди вон

После заявления Капкова о капитальном ремонте музея для защиты уникальной экспозиции была создана инициативная группа «Спаси и сохрани». Сотрудников музея и активистов волновало то, что ремонт будет проводиться под руководством Надежды Морозовой — человека, не работавшего в литературных музеях и не имевшего филологического образования. Некомпетентность нового директора, ее непонимание ценности инсталляций, по их мнению, поставили под угрозу существование экспозиции.

«Нет ремонту без экспертов», — скандировали активисты в декабре 2012 года на пикете в защиту музея, проходившего на Суворовской площади. Москвичи выходили с одиночными пикетами к зданиям музея и Департамента культуры, в разных частях города проводились внеочередные Маяковские чтения. А в феврале 2013 года панк-рок группа «Панк-фракция красных бригад» дала концерт в поддержку сохранения экспозиции прямо в музее.

Инициативная группа «Спаси и сохрани» вела информационно-агитационную кампанию по защите музея в соцсетях; посты в поддержку музея сопровождались хэштегом #Kапкoff с приписками «выйди вон» и «до свидания».

На видео «Музей Маяковского: спаси и сохрани!» одна из участниц группы рассказывает о требованиях активистов: провести ремонт без демонтажа экспозиции, создать координационный совет из специалистов, которые бы следили за ходом ремонта, придать экспозиции статус памятника культуры, отправить в отставку Надежду Морозову и избрать нового руководителя в открытом конкурсе.

Требования граждан остались неуслышанными несмотря на то, что Капков обещал их выполнить. Модернизация музея Маяковского началась по его инициативе без каких-либо общественных обсуждений. Это не единичный случай: аналогичным образом, без какой-либо обратной связи между департаментом и сотрудниками учреждения, драматический театр имени Гоголя превратился в Гоголь-центр. Прежняя труппа почти в полном составе покинула театр, а весь его репертуар был ликвидирован.

Демонтаж экспозиции, конец 2013 года. Фото: gogol-theatre.ru

Демонтаж экспозиции, конец 2013 года. Фото: gogol-theatre.ru

«Помещение очищено, восстановление не идет»

На сайте музея указано, что в нем работают 72 сотрудника, из которых 20 — научные. По информации Открытой России, с мая 2016 года в музее работают 37 человек, из которых научными сотрудниками считаются пятеро. Штат учреждения сократился почти вдвое. Открытой России удалось поговорить с несколькими бывшими сотрудниками музея.

«Сейчас все развивается по сценарию, которого мы боялись в 2013 году, и он уже не кажется таким нереалистичным. Капков запустил всю эту историю, и кадровая политика департамента была изначально неудачной. Теперь помещение очищено, а восстановление не идет. Я не удивлюсь, если через некоторое время Департамент культуры или администрация музея скажет, что экспозицию восстановить невозможно, давайте сделаем выставочные залы. Будет комната Маяковского, комнату мы оставим, а дальше все пространство мы займем под выставки», — рассказывает один из них.

По словам бывших сотрудников, экспозиция, которая была полностью демонтирована в 2013 году, не вернулась в здание до сих пор.

`В здании музея. Фото: Ольга Кузовлева / Facebook

`В здании музея. Фото: Ольга Кузовлева / Facebook

Четыре года простоя

После того, как в декабре 2013 года технический центр Департамента культуры заключил с ООО «Русстройком» контракт на выполнение строительно-монтажных работ стоимостью в 98,9 миллионов рублей, дату окончания ремонта перенесли с конца 2014 года на конец 2015-го. Об этом говорится в письме заместителя руководителя Департамента культуры города Москвы Романа Богомольца.

Письмо Романа Богомольца

Письмо Романа Богомольца

Тем не менее, сделать капремонт к назначенному времени не удалось. Богомолец объясняет это «недобросовестным исполнением обязательств по контракту со стороны подрядчика, в том числе значительным отставанием от графика производства работ». В письме также говорится о претензионной работе в отношении подрядчика. Сейчас «Русстройком» находится на стадии ликвидации.

После неисполнения контракта техцентр определил новые сроки ремонта. При проведении ремонтных работ «Русстройкомом» выявилась необходимость «скорректировать» проект — это планировалось сделать в первом полугодии 2016 года. Во второй половине того же года предполагалось устроить новый тендер и определить компанию-победителя, которая продолжит ремонт. Строительно-монтажные работы должны были завершиться в третьем квартале 2017 года.

Контракт на «корректировку», которая на деле оказалась разработкой нового проекта капремонта, был заключен в мае 2016 года с ООО «Практика реставрации». Цена договора — 5,2 миллиона рублей, срок разработки проекта — 140 дней.

«Несмотря на это, проектирование выполняется вот уже полтора года. У меня сложилось ощущение абсолютной незаинтересованности в каком-либо движении как со стороны музея, так и со со стороны департамента. За капитальный ремонт отвечает техцентр Департамента культуры, но при этом музей не делает никаких активных движений: пусть проект делается, мы не будем мешать, будем сидеть и ждать. Больше года заниматься проектированием капитального ремонта на основе проекта, который уже до этого был сделан, — не знаю, как к этому относиться. Сейчас только выходят на экспертное заключение», — рассказывает один из собеседников.

«В настоящее время проект работ по капитальному ремонту находится на государственной экспертизе проектной документации и проверки достоверности определения сметной стоимости, — подтверждает официальный ответ музея слова бывшего сотрудника. — По информации технического центра Департамента культуры города Москвы, начало производства работ запланировано на конец 2017 года. Окончание строительно-монтажных работ запланировано на 2018 год».

В 2014 году ставленник департамента Москвы Надежда Морозова была уволена с должности руководителя музея по решению работодателя; этот пост занял Алексей Лобов. Нынешний директор, судя по его заявлениям СМИ, не согласен со сроками ремонта, которые приводит техцентр, хотя и транслирует позицию органа в официальном ответе музея. В июне 2017 года в разговоре с «Московским комсомольцем» Лобов упомянул о том, что полноценно музей заработает лишь в 2019 году. Но уже через месяц он заявил «Известиям», что открытие музея откладывается на неопределенный срок. «Был сначала один проект, по которому начали работать. Когда я пришел на пост директора, то понял, что по нему невозможно работать. Поэтому сейчас у нас новый проект», — объяснил Лобов изданию.

«Здание уже достаточно долго находится в состоянии ремонта. Протекает крыша в фондохранилище, а фасад, который сделали в 2013 году, начинает отходить и осыпаться. Зона кафе по плану должна находиться под брусчаткой между входом во двор и зданием музея. Для того, чтобы там не было протечек, нужно снять брусчатку, положить гидроизоляцию и положить брусчатку обратно. Это планировалось сделать, но это все стоит и не делается, потому что прежний проект был остановлен в конце 2015 года, а теперь разрабатывается новый», — отмечает один из собеседников.

«Не хочу быть причастен к тому, что может получиться»


В июле 2017 года музей заключил контракт с ООО «Ресцар», по которому компания должна отреставрировать музейные предметы — фотографии, мебель, личные вещи и бытовые приборы Владимира Маяковского. «Ресцар» должен выполнить работы по реставрации до 25 декабря 2017 года. На момент выхода материала компания должна была завершить два этапа выполнения договора, но информации об этом на сайте госзакупок нет.

По словам бывших сотрудников, работа над экспозицией не ограничивается только реставрацией предметов и воссозданием ее облика.

«Например, есть очень много бумажных экспонатов. Какая-то часть тех подлинников готова к экспозиции и находится в хранилище, какая-то еще требует реставрации; что-то требует замены, а что-то — переосмысления. [Художник Евгений] Амаспюр вряд ли сможет снова в точности воплотить сценарий экспозиции, разработанный Тарасом Поляковым в 1989 году. Можно частично восстановить облик прежней экспозиции, поставив инсталляции на свои места, — но этим будут заниматься люди, которые пришли работать в музей уже после ее демонтажа. В какой степени удастся это сделать — для меня большой вопрос», — говорит один из музейных специалистов.

Как утверждают собеседники, большинство бумаг с конкретными предложениями по восстановлению и модернизации экспозиции буквально кладутся в стол. «Я ушел, потому что не очень хочу быть причастен к тому результату, который может получиться», — говорит один работников музея.

В неизвестности

«125 лет со дня рождения Маяковского, люди будут интересоваться, что происходит с музеем. Ни на сайте, ни в соцсетях нет никакой информации о ремонте. Мы должны были открыться еще в начале 2016 года, и мне кажется, что музей должен был активно об этом говорить», — рассуждает собеседник.

В конце сентября Открытая Россия направила запросы в музей Маяковского и Департамент культуры, в которых попросила разъяснить ситуацию с ремонтом основного здания музея, рассказать о том, что будет с его прежней экспозицией, и о праздновании 125-летия поэта.

На запрос Открытой России Департамент культуры не ответил до сих пор. Ответ из музея Маяковского по сути заданных вопросов занимает половину страницы. На двух других листах перечислены мероприятия и выставки, которые музей проводил в период с 2013 года по настоящее время, подчеркивается их «значимость», «успешность» и «популярность». О мероприятиях, посвященных дню рождения поэта в 2018 году, ничего не говорится.

Ответ из музей

Ответ из музей

Ответ из музей

Ответ из музей

Ответ из музей

Ответ из музей

Департамент культуры и музей «прикладывают все усилия» для открытия основного здания музея, но какие конкретно действия они совершают, в ответе не уточняется. Сообщается, что в музее создана «рабочая группа из сотрудников и приглашенных специалистов для подготовки музейных предметов к экспонированию в основной экспозиции», но, по словам одного из бывших сотрудников музея, рабочая группа была распущена.

Пока основное здание музея пустует и не восстанавливается, главным событием этого года в письме названо открытие новой площадки — квартиры на Красной Пресне. Экспозиция квартиры посвящена американскому периоду жизни поэта и его дочери Патрисии Томпсон, но она несопоставима с теми инсталляциями, которые были представлены на Лубянке.

Одна из инсталляций в музее Маяковского. Фото: Ольга Кузовлева / Facebook

Одна из инсталляций в музее Маяковского. Фото: Ольга Кузовлева / Facebook

Музей космонавтики и РПЦ делят здание, где хранятся личные вещи Гагарина

Епархия добивается того, чтобы ей передали здание целиком. Если это произойдет, музей в том виде, в котором он существует сейчас, будет уничтожен. «Экспозицию уже не перенесешь, придется разрушать. Потому что она сделана так, что не демонтируется, рассчитывали в училище, что тут на века будет», — говорит заведующий Валерий Лежнин. Читать дальше...

util