И перекрыли Енисей. Антон Орех — о новом выпуске «Воскресного времени» на Первом
 Валерий Фадеев в программе «Воскресное время»
13 Ноября 2017, 12:00

И перекрыли Енисей. Антон Орех — о новом выпуске «Воскресного времени» на Первом

Программа «Воскресное время» с Валерием Фадеевым не балует оригинальностью — все по-прежнему крутится вокруг переложения на разные лады тезиса «Не будет Путина — не будет России». В передаче много говорили о таких жизненно важных вопросах, как что делать «чудаковатому парню Трампу» и о «допинговом заговоре» против России, и совсем вскользь — о том, что дешевых лекарств у россиян не осталось.

В эти выходные я смотрел телевизор целых два раза. И оба — Первый канал. В субботу был футбол. Тот самый, где народ застрял на два часа в «Лужниках». Хотя на самом деле ничего невероятного там не случилось. Просто «Лужники» давно не работали. А как только их отстроили заново, то вернулось и все то, что было на этой арене еще во времена моего детства. Мы тоже по два часа шли после футбола к метро — ровно все то же самое. Но это к слову.

Так вот, Первый канал показывал этот матч. И показывал замечательно! А какие чудеса интерактива были в этот момент на сайте. Красиво, изобретательно, инновационно, не побоюсь этого слова. И я подумал, что Константин Эрнст ведь прекрасный телевизионный мастер. И что на нашем ТВ в художественном смысле ему по-прежнему нет равных. Что телевидение как вид искусства он все так же понимает лучше всех. Но...

...но ведь было еще и воскресенье. А там — «Воскресное время». Унылое, кондовое полуторачасовое действо с занудным ведущим Валерием Фадеевым. Найти какие-то новые слова для описания того, чем занимается телевизор в итоговых программах раз в неделю, уже трудно. Все те же, всё то же, все так же. Россия — это Путин. Не будет Путина — не будет России. Мне, кстати, понравился заголовок первого сюжета — «АТЭС родной». По крайней мере, смешно. С кавказским акцентом.

Разумеется, нам не рассказали о том, что для родного Путина саммит закончился конфузом и несколько важных проектов, которые Россия хотела продвинуть, — провалились. С поставками оружия вьетнамцам, с поставками газа китайцам. Путина не игнорировали, не изолировали от остальных. С ним разговаривали — и не договаривались.

Но у Первого канала весь смысл саммита свелся к тому, поговорят все-таки Путин и Трамп или нет. Вот поговорили бы — и мир тотчас переменился на корню. И даже Трамп в этом свете вновь стал не таким уж плохим парнем. Чудаковатым, неловким, малоопытным и потому совершающим много ошибок — но, в сущности, не вредным. Ему просто не дают воплотить добрые намерения «чинуши» и зловредное окружение. А так «только завистники и дураки» могут противиться, по его словам, хорошим отношениям с Россией.

В том же разрезе подвели итог годовщины со дня избрания Трампа президентом. Разнузданная пресса, саботаж истеблишмента, палки в колеса. Трампу бы с Путиным как-нибудь все-таки подружиться — вот было бы здорово. С нашим мудрым, спокойным, справедливым, видящим далеко за горизонт. Эх!

Путин даже челябинскому активисту-экологу позвонил, слегка офигевшему от такого монаршего внимания. Нам дали послушать весь разговор. Была версия, что это фейк, Вован с Лексусом какие-нибудь. Но Первый канал же не станет врать, правда? Действительно позвонил, поговорил, обещал помочь. И, между прочим, обещал воздействовать на правоохранительные органы, которые экологов прессанули перед приездом президента в Челябинск. А как же «не вмешиваемся в работу правоохранительных органов»? А может, они правильно этих бунтарей повязали! Надо же разобраться! И без давления президента. А то, получается, что он может не только невинных освободить из лап правосудия, но и оправить в эти лапы кого-то, кто ему не по нутру!

С Челябинском была связана и другая важнейшая тема «Воскресного времени». Допинг! Именно на челябинском заводе Путин и решил поговорить о последних невеселых событиях в мире спорта. С допингом мы увязли очень глубоко. И теперь я понимаю, что взяли нас за филей, увы, по делу. Потому что иного объяснения у Путина всему происходящему не нашлось, кроме как скорыми выборами.

В мире устроили целый многоступенчатый, многолетний допинговый заговор, чтобы повлиять на выборы президента России. Поскольку проблемы наши с допингом в широком смысле начались еще 15 лет назад, то к выборам Путина Путиным на бог знает какой срок мировая закулиса начала готовиться еще до того, как сам Путин это задумал.

И особенно забавно ссылаться на расследование нашего Следственного комитета. Под дурачков сыграть, и нас за таких же дурачков держать. Государство устраивает допинговую систему, а потом начинает расследование и выявляет, что это оно, государство, все и придумало. Само себя сечет. Может быть такое? И вот Следственные комитет проводит тщательное расследование — и ничего не находит! Именно в это нам предлагают поверить. А еще в то, что нашим спортсменам мешают, потому что они — главные конкуренты американцев. Если коротко, то это просто не так. Именно со спортивной точки зрения — не так.

Еще нас порадовали футуристическими фантазиями на тему, что было бы, если бы не было революции в октябре 1917-го.

Показали диковатые страшилки о том, как производители лекарств и аптеки сговорились против нас, и поэтому цены на лекарства безумные, а дешевых лекарств просто не осталось. У меня тут возник вопрос: а может, вот эта проблема важнее для нас, чем саммит АТЭС или годовщина Трампа? Может, вот этим Путину заняться, а не рассуждениями о допинге, тем более что он ни черта в этом не смыслит?

И еще один очень смешной сюжет — о проекте «Лидеры России». Которых на деньги государства, с вовлечением Администрации, разных больших министерств и контор, выращивают, чтобы они в будущем нами руководили. Лидеры появятся не в результате естественной и свободной конкуренции идей и талантов. А потому что государство выделит гранты и само выпестует таких лидеров, какие ему (ему, а не нам!) нужны.

Наверное, среди этих людей и впрямь есть талантливые и полезные для общества граждане. И намерения лично у них могут быть благими. Но сам метод... Хотя и контингент не вызвал у меня полного доверия. Вот одна девушка на экране на полном серьезе говорит, какие сложные вопросы им дают на тестах. И приводит пример: что было раньше — правление Елизаветы Петровы, Брусиловский прорыв, продажа Аляски или перекрытие Енисея. Так и хочется сказать: ну, конечно, перекрытие Енисея! А также в области балета мы впереди планеты всей.

util