Многодетная мать, объявившая голодовку: «За нами вина только в том, что у нас куска обоев на стене не хватает»
 Юлия Савиновских со свои мужем. Фото: личная страница Вконтакте
13 Ноября 2017, 20:47

Многодетная мать, объявившая голодовку: «За нами вина только в том, что у нас куска обоев на стене не хватает»

Юлии Савиновских, удалившей себе грудь, органы опеки не отдают двоих сыновей

Сегодня, 13 ноября, многодетная мать Юлия Савиновских вышла к зданию министерства социальной политики Свердловской области, чтобы добиться встречи с главой ведомства Андреем Злоказовым. Женщина объявила голодовку после нескольких безуспешных попыток встретиться — она хотела донести до чиновника, что органы опеки забрали у нее двоих приемных сыновей. Ранее женщина сделала операцию по удалению молочных желез.

Савиновских сегодня все-таки попала на прием к заместителю министра и отказалась от голодовки, о чем она рассказала Открытой России.

«Опека под любым предлогом может забрать детей из семьи»

«Он сказал, что никак не может повлиять на опеку, что это не в его ведомстве, — говорит женщина. — Опека на данный момент — такая структура, которая может под любым предлогом, под любой расплывчатой формулировкой забрать детей из семьи. Если вы не согласны с ее действиями, вы должны через суд решать проблемы».

Однако с самим министром женщине так и не удалось встретиться: «Мне сказали, что министр вышел из отпуска и сразу ушел на больничный. Гробить свое здоровье и ждать на его крылечке, пока он спустится за пылью земной, какой он меня, видимо, считает, я не собираюсь».

Многодетная мать уже два месяца не может добиться приема у министра. Сейчас ей предлагают назначить встречу только на 8 декабря.

Юлия Савиновских во время одиночного пикета около министерства соцполитики Свердловской области. Фото: Яромир Романов / Znak.com

Юлия Савиновских во время одиночного пикета около министерства соцполитики Свердловской области. Фото: Яромир Романов / Znak.com

«Я считаю, что в этой ситуации, когда министерство позиционирует себя как ведомство, которое сохраняет семьи и заботится о людях и детях, этот министр сам должен был выйти со мной на контакт и сам попытаться решить эти вопросы. Вместо этого он прячется от меня все это время. Здесь я, видимо, поддержки ждать не могу, пойду выше», — сказала Савиновских.

Савиновских обращалась к члену Общественной палаты Елене Ольшанской, которая приехала в Екатеринбург в составе комиссии с проверкой. Они встречались с представителями опеки, встречались с руководством министерства, приходили домой к матери. Отчет о работе комиссии будет размещен на официальном сайте Общественной палаты завтра.

Также женщина разговаривала с главой Екатеринбурга Евгением Ройзманом, который обещал ей помочь.

«Мне внушение Ройзман сделал, что нужно за детей бороться другими путями. Звонил Оксане Пушкиной, еще кому-то в Москву. Сказал, что будет помогать решать этот вопрос, сказал, что голодовка — это не выход, — рассказывает мать. — Министр не хочет со мной встречаться, заместитель говорит, что не в его силах провести нормальную служебную проверку, все ведомства мне отписки пишут. Выходить нужно на более высокий уровень, писать в Москву куда-то, видимо. Ройзман сказал, что он мне поможет добиться справедливости, найти человека, который заставит наше гнилое болото действовать по закону».

«Детей забрали угрозами и шантажом»

Детей у матери забрали в конце августа. До этого она сделала операцию по удалению молочных желез. После трех родов и грудного вскармливания у женщины грудь увеличилась до седьмого размера, что создавало ей неудобства. Визит сотрудников органов опеки был неожиданным.

«Поведение сотрудников у меня дома представителей опеки было хамское, они детей забрали угрозами и шантажом. Они пытались выкрасть у меня документы из дома, — вспоминает многодетная мать. — Сначала детей поместили в инфекционную клинику. В эти органы опеки я ходила несколько дней, пыталась понять, какие были основания для изъятия».

В клинике двое мальчиков пробыли около недели, после чего их поместили в реабилитационный центр.

Когда представители опеки пришли в квартиру Савиновских, они использовали отсутствие куска обоев на стене как повод забрать детей: «Мы сделали ремонт, пытались вернуть детей, понимая, что за нами вина только в этом, что у нас куска обоев на стене не хватает».

Юлия Савиновских со свои мужем и детьми. Фото: личная страница Вконтакте

Юлия Савиновских со свои мужем и детьми. Фото: личная страница Вконтакте

«Эти непрозрачные непонятные формулировки, с которыми они у меня забрали детей и с которыми меня лишили статуса опекуна, звучит как „расхождение интересов в воспитании детей с личными интересами опекуна“, — говорит женщина. — Мы так даже у заместителя министра ничего не смогли добиться, что означает эта формулировка».

Опекунство над двумя приемными детьми было оформлено только на мать, но не на ее мужа: «Мой муж не был опекуном, наверное, поэтому нам сейчас так сложно. В тот момент, когда я собирала документы, у нас не было поддержки никакой. Он сидел с нашими детьми, а я проходила школу приемных родителей, я собирала документы. И только я была опекуном».

«Не ей мне указывать, о чем я могу писать»

Органы опеки издали приказ о расторжении договора о приемной семье в сентябре. После этого начальница Орджоникидзевского районного отдела опеки и попечительства Наталья Болотова в одностороннем порядке его подписала. Опека инициировала судебный процесс по принудительному расторжению этого договора.

Женщина ранее вела блог, в котором рассказывала выдуманную историю трансгендера, который решил сменить пол. Об этом блоге узнали в органах опеки и посчитали эту информацию опасной для усыновленных детей. Сейчас этот блог удален. Женщина утверждает, что блог не мог быть основанием для изъятия.

«Блога уже не существует. Это не могло являться основанием для изъятия. Потому что я не дрессированная собачка Болотовой Натальи Владимировны, и не ей мне указывать, о чем я могу писать, а о чем не могу. Если мои действия никак не нарушают закон, никак не нарушают принципы этики и морали нашего общества, я могу писать о чем угодно: о космических пришельцах, о трансгендерах, о пирожках, о цветах, — рассказывает Савиновских, — мой блог не имел никакого запрещенного, оскорбляющего контента, просто ничего. Я не обязана соответствовать представлениям Болотовой Натальи Владимировны. Это мое личное здоровье, мои личные операции, мои блоги».

«Я точно знаю сейчас, что по ее инициативе произошло все это, с ней я общалась на следующий день после изъятия и лично она шантажом и угрозами требовала у меня подписать добровольный отказ от детей. — Вспоминает женщина. — Если бы у них что-то на меня было, наверное, они бы сюда пришли с полицией, прокуратурой, актами — не было ничего. Мне не предоставили никаких документов об изъятии: приказ, который мне вручили спустя три дня, был фактически сфальсифицирован, потому что на нем стояло 28 число вместо 30».

util