Чувашия. Из-за царапин у пристава журналистку обвинили в насилии над представителем власти
 Дарья Комарова. Фото: личная страница ВКонтакте
15 Ноября 2017, 09:00

Чувашия. Из-за царапин у пристава журналистку обвинили в насилии над представителем власти

Жарким летним днем 2 августа журналистка и кандидат в муниципальные депутаты из Новочебоксарска Дарья Комарова сидела дома. Около двух часов дня в квартиру позвонил участковый Дмитриев; девушка открыла дверь, так как знала, что он придет — несколько дней назад она поссорилась со своим молодым человеком и жаловалась на него в полицию. Дарья пустила участкового в квартиру; дверь, вспоминает она, на замок запирать не стала, так как рассчитывала, что посетитель скоро уйдет.

Через несколько минут гостей стало уже двое — порог переступила женщина в форме судебного пристава и заявила, что пришла арестовывать имущество. Описав ноутбук, телефоны и стиральную машину, она покинула квартиру. К вечеру сотрудница ФССП вдруг вспомнила, что Комарова якобы ее поцарапала, и отправилась писать заявление в полицию. Вскоре журналистка стала обвиняемой по статье 318 УК.

Ногти и царапины

Долги, из-за которых к Комаровой и приходила пристав по фамилии Семенова, образовались из-за неудачного бизнеса. Шесть лет назад, вспоминает Дарья, она решила на время уйти из журналистики и открыла рекламное агентство «Новые Медиа». В конце 2013 года настали сложные времена, фирма не смогла выплачивать кредиты, и ее пришлось банкротить. «Я расплатилась по долгам, сколько могла, и нашла юриста, который обещал взять на себя все хлопоты. Он, вроде бы, обанкротил фирму, но не обанкротил меня как физическое лицо, и долги перешли на меня. Я пыталась это прояснить, но в июне этого года его самого арестовали по подозрению в убийстве», — рассказывает журналистка. Она подчеркивает, что никогда не получала никаких исполнительных листов и свободно выезжала за границу.

Пристав Ирина Семенова. Фото Юрия Дмитриева

Пристав Ирина Семенова. Фото Юрия Дмитриева

Сводное исполнительное производство в отношении Комаровой было возбуждено в 2015 году. Выплат по кредитам дожидались несколько банков и депутат Госдумы Олег Николаев — летом 2017 года он потребовал взыскать с девушки 300 рублей. «Это я проиграла ему суд, должна оплатить пошлину», — смеется девушка.

По словам Комаровой, 2 августа пристав вошла в ее дом без стука, и сразу принялась искать имущество для описи. «Я попросила у нее какие-то документы, разрешение, она отказалась. В целом, она вела себя агрессивно, кричала, что я злостная неплательщица», — утверждает обвиняемая.

Предметом спора между приставом и журналисткой стал ноутбук, который лежал на диване в гостиной — эта деталь в их показаниях всех участников дела. По словам Комаровой, она попросила пристава дать ей возможность поставить пароль и скопировать информацию, на что получила грубый отказ. «После этого я пыталась у нее отобрать ноутбук, это единственный момент, где я как-то могла помешать ее работе. Но я хваталась не за нее, а за свою вещь, пристава я не трогала!», — утверждает журналистка.

У потерпевшей Семеновой есть другая версия событий. Она рассказала следователю, что в момент, когда она присела на диван, чтобы спокойно описать ноутбук, Комарова набросилась на нее, схватила ее за запястья, выкрутила их и повела ее к выходу. Обвиняемая якобы тащила Семенову два-три метра — ровно до того момента, как участковый Дмитриев пристыдил Комарову фразой «Дарья Юрьевна, что вы делаете». Кроме этих слов он никак не пытался вмешаться в происходящее, следует из показаний потерпевшей.

Меньше, чем через час, в квартиру приехали двое коллег Семеновой — потерпевшая объяснила следователю, что вызвала их, так как в отношении нее применили насилие. Пока они ехали, пристав успела описать два мобильных телефона журналистки. Никаких серьезных конфликтов при этом не возникало. «Мне даже не дали позвонить, чтобы как-то проконсультироваться с юристом. Когда я попыталась пойти к соседям, чтобы позвонить от них, участковый меня не пустил», — говорит обвиняемая.

Приставы, приехавшие помочь Семеновой, не заметили ничего необычного: по их словам, должница вела себя адекватно и ни на кого не бросалась. О нападении они узнали со слов коллеги; свидетели отметили, что никаких царапин или гематом на ней не было, однако она была крайне взволнована. Соседи Комаровой, которых пригласили как понятых для описи имущества, тоже не увидели никаких странностей.

«То есть, сам момент якобы избиения видели только два человека — потерпевшая и участковый. В деле есть только два свидетеля, и они постоянно меняли показания», — замечает юрист Юрий Сидоров, знакомый с делом Комаровой.

Заявление с просьбой привлечь Комарову к ответственности Семенова написала поздно вечером — она уже вернулась домой, когда ей позвонили из полиции и попросили зайти. 3 августа она направилась к врачам; эксперты нашли у нее на руке несколько «хаотично расположенных» царапин длиной не больше половины сантиметра. 4 и 15 августа она дала показания еще раз, изменив несколько деталей нападения — Сидоров называет это «подгонкой» под уголовное дело.

Фото: Юрий Сидоров / Facebook

Фото: Юрий Сидоров / Facebook

Дело в выборах

Через пару дней Комарову вызвали на допрос. «Мне позвонил следователь и сказал зайти. Я даже обрадовалась — я обжаловала действия приставов во все инстанции. Я подумала, СК уже обязал приставов вернуть ноутбук, и сейчас я его заберу. Ни о каком деле я еще не знала», — говорит журналистка. Она также отмечает, что до конца следствия пользовалась услугами адвокатов по назначению, которые работали «из рук вон плохо»; один из них даже назвал Дарью «ослицей» во время Facebook-трансляции.

К осени дело по части 1 статьи 318 УК («Применение насилия, не опасного для жизни и здоровья, в отношении представителя власти») передали в суд. 16 ноября прошло первое заседание по существу, на котором допросили Семенову; по словам Комаровой и Сидорова, та вновь запуталась в показаниях.

Учитывая небольшое количество материалов, приговор могут вынести уже к концу года. Девушке грозит лишение свободы на срок до пяти лет. Сама она связывает преследование с ее участием в выборах: «Я думаю, что у приставов была задача выбить меня из предвыборной колеи. Это у них получилось. Думаю, что само дело хотели даже потерять, но из-за моих многочисленных жалоб не смогли. Если бы не это дело, я бы на выборах победила админресурс», — утверждает Комарова.

Все самое важное — в нашем Telegram

util