Сергей Магнитский: «Прошу дать разрешение на свидание с Медведевым Дмитрием Анатольевичем»
 Сергей Магнитский. Фото: Фонд «Hermitage Capital» / ТАСС
16 Ноября 2017, 12:00

Сергей Магнитский: «Прошу дать разрешение на свидание с Медведевым Дмитрием Анатольевичем»

За два месяца до гибели в СИЗО Магнитский хотел встретиться с президентом России

16 ноября 2009 года, восемь лет назад в СИЗО «Матросская тишина» погиб юрист Сергей Магнитский.

О чем он писал в своих тетрадях, которые матери выдали из тюрьмы.

Последний раз Татьяна Руденко видела своего племянника Сергея Магнитского в Тверском суде 12 ноября 2009 года на продлении меры пресечения. Аудитор Фонда Hermitage Capital уже почти год сидел за решеткой по обвинению в неуплате налогов.

Через пять дней после судебного заседания, на котором судья Елена Сташина продлила Сергею арест, его мать Наталья Николаевна Магнитская пришла в СИЗО «Бутырка», чтобы передать очередную передачу. Там ей сказали, что Сергея в тюрьме нет. Его вывезли в больницу «Матросской тишины». В окошечке бюро передач «Матросской тишины» ей объявили: «Ваш сын умер».

Сергею Магнитскому был 37 лет.

За восемь лет, которые прошли с того дня, имя Сергея Магнитского стало почти нарицательным. Для кого-то его гибель в следственном изоляторе — это история безжалостной судебной и тюремной системы, в которой человеческая жизнь ничего не стоит. Родственники Сергея Магнитского уверены: его убили в СИЗО, не оказав необходимую медицинскую помощь — намеренно, или по вопиющей халатности.

Коллеги Магнитского по Фонду Hermitage Capital считают, что Сергей был убит умышленно: он разоблачил преступников в погонах — сотрудников МВД, которые сначала отобрали компании у главы Hermitage Capital Уильяма Браудера, а потом под видом налоговых возвратов вывели из российского бюджета 230 млн. долларов.

Серые тетради

«Закон Магнитского» или «Список Магнитского» (список из 60 российских судей, прокуроров, следователей, чиновников, причастных к уголовному преследованию Магнитского и другим нарушениям прав человека. — Открытая Россия) в 2012 году был принят в США, в 2016 году — в Эстонии и в мае 2017 года — в Канаде.

В ответ на американский «закон Магнитского» в декабре 2012 года Россия приняла так называемый «закон подлецов». Согласно закону, в России было запрещено иностранное усыновление детей-сирот.

Для самых близких людей Сергея — мамы и тети — главная память о нем — его записи в шести толстых тетрадях, которые он исписал за почти годовое пребывание в московских тюрьмах.

Арестовали его 24 ноября 2008 года. И уже через три недели в первой тетради появляются записи: Магнитский готовится к выступлению на судебных заседаниях по избранию меры пресечения.

Его жалобы на условия содержания в СИЗО, опубликованные вскоре после его смерти, стали пронзительным свидетельством тюремного беспредела. Магнитский день за днем фиксировал все происходившее с ним в СИЗО в своих тетрадях, а копии жалоб и заявлений передавал адвокатам.

Письмо Сергея Магнитского

Письмо Сергея Магнитского

Татьяна Руденко достает из шкафа бережно сохраненные тетради. «Сережины», — говорит она.

Шесть серых тетрадок, исписанных аккуратным почерком — это важное свидетельство выживания.

Вот, например, текст заявления, которое Магнитский готовил к одному из заседаний Тверского суда, где он надеялся убедить судью, что продление его содержание под стражей является незаконным:

«Конституцией РФ допускается ограничение прав человека, в том числе права на личную неприкосновенность, только в той мере, в которой это необходимо для защиты прав и интересов других лиц. По моему мнению, содержание меня в следственном изоляторе, — ограничение, связанное с ним, моих прав, степень физических и нравственных страданий, причиняемых мне и членам моей семьи в связи с арестом явно несоразмерны необходимости достижения указанных целей.

1) Условия содержания в следственном изоляторе являются более строгими , чем условия содержания в учреждении, отбывание наказания в котором мне может быть назначено, если я буду признан виновным в совершении вменяемого мне преступления. Получается, что я, невиновный человек, уже сейчас подвергаюсь наказанию, причем более строгому, чем то, которое мне может быть назначено судом.

2) с учетом характера вменяемого мне преступления для осуществления эффективной защиты мне необходим доступ к текстам множества нормативных актов, судебных решений по аналогичным делам. Выйти из камеры и пойти в библиотеку СИЗО я не могу. За почти два месяца содержания в изоляторе я видел библиотекаря всего один раз и узнал о том, что это был библиотекарь только после того как она ушла. Моя жена пыталась передать мне через администрацию СИЗО текст Конституции, но ей было отказано, поскольку это не предусмотрено правилами содержания под стражей. В таких условиях, когда даже теквт основного закона оказывается мне недоступен, я оказываюсь фактически лишенным права осуществлять свою защиту лично, несмотря на то, что это право гарантировано мне ст.16 УПК РФ.

Текст подготовки к выступлению на судебных заседаниях

Текст подготовки к выступлению на судебных заседаниях

Текст подготовки к выступлению на судебных заседаниях

Текст подготовки к выступлению на судебных заседаниях

Текст подготовки к выступлению на судебных заседаниях

Текст подготовки к выступлению на судебных заседаниях

Текст подготовки к выступлению на судебных заседаниях

Текст подготовки к выступлению на судебных заседаниях

«Вы здесь должны страдать»

3) Несмотря на декларируемое ст.9 УПК РФ право на уважение чести и достоинства личности, условиями содержания в СИЗО это право обеспечивается мне не в полной мере. Горячее питание по существу предоставляется заключенным только один раз в день — в обед. На завтрак часто дают кашу с личинками насекомых, на ужин — тухлая вареная селедка, один запах которой вызывает такую тошноту, что заключенные отказываются пропускать в камеру чашки с этой едой. Иногда бывает и так, что еды не хватает или ее просто забывают принести — так, в прошлую субботу обеда наша камера не дождалась.

Камеры переполнены, в помещении рассчитанном на 8 человек, может содержаться 14 . Кроватей на всех не хватает, приходится спать по очереди.

В одной камере со мной содержатся обвиняемые, уже осужденные за совершение таких насильственных преступлений, как грабежи, убийства, нанесение тяжких телесных повреждений.

Гигиена условий содержания также оставляет желать лучшего. Принимать пищу приходится в том же помещении, где находится туалет. В переполненной камере дым стоит коромыслом, при этом в постоянно открытое окно задувает пронизывающий ледяной ветер. Баня один раз в неделю, по понедельникам, что означает, что, поскольку я сегодня нахожусь в СИЗО, до следующей недели я в баню не попаду. Содержание в СИЗО сопровождается регулярными унизительными обысками.

Письмо Сергея Магнитского

Письмо Сергея Магнитского

Письмо Сергея Магнитского

Письмо Сергея Магнитского

Письмо Сергея Магнитского

Письмо Сергея Магнитского

Письмо Сергея Магнитского

Письмо Сергея Магнитского

Некоторые из надзирателей в ответ на жалобы отвечают: «Вы здесь должны страдать».

А ведь страданиям подвергаюсь не только я, но и остающиеся на воле члены моей семьи: разлученная с мужем жена, дети, остающиеся без отца в период, когда мое присутствие в семье им, в особенности, старшему, необходимо.

Все это указывает на несоразмерность ограничения моего права на личную неприкосновенность, вызванного содержанием меня под стражей, необходимостью обеспечения интересов следствия и предотвращения вредных последствий, указанных в ст.97 УПК РФ.

На основании изложенных доводов, а также с учетом применения положений ст. 99 УПК РФ, с учетом недостаточной обоснованности обвинения и недоказанностью невозможности применения других, более мягких мер пресечения, прошу суд отказать в удовлетворении ходатайства. следствия о продлении срока моего содержания под стражей«.

Цыплята и АУЕ

А вот страница, исписанная азербайджанскими буквами. Сокамерник учит Магнитского азербайджанскому. И они вместе читают и толкуют Библию

На азербайджанском написан детский стишок и его перевод: «Цып-цып, цыплята, мои хорошие красивые цыплята».

В тетради № 2, начатой летом 2009 года, — четыре столбца разных слов из тюремного жаргона, аккуратно записанные все тем же ученическим почерком. Первое слово — АУЕ (арестантский уклад един. — Открытая Россия). А дальше — выписанные в столбик слова, на первый взгляд никак не связанные между собой: «по сезону, курсовая, хата, буксовать».

Тетрадь Сергея Магнитского. Фото: Открытая Россия

Тетрадь Сергея Магнитского. Фото: Открытая Россия

Или другая линия слов: «спец, голос, запаять, ночки доброй, отмести». По какому принципу Магнитский выписывал эти слова и распределял их в столбцы — непонятно. Чтобы в этом разобраться, нужен эксперт по тюрьме.

В другой тетради нахожу заявление следователю от 10 сентября 2009 года с просьбой разрешить свидание с мамой и женой. Разрешение так и не было получено.

Следующая запись: «Судья ТС (Тверского суда. — Открытая Россия) отложила судебное заседание по жалобе на бездействие Сильченко в выдаче разрешений на свидания и телефонные переговоры из-за неявки следователя и прокурора, которые не были извещены о проведении заседания. Отложили на 12.10.09, так как в другие дни «судья Ухалева будет занята».

«Ходатайство не подавалось»

А вот и совсем неожиданное ходатайство следователю Сильченко О.Ф.

«Прошу дать письменное разрешение на свидание с моим соотечественником Медведевым Дмитрием Анатольевичем. О результатах рассмотрения настоящего ходатайства прошу уведомить моих защитников Харитонова Д.В. и Орешников Е.Л. 7 сентября 2009 года.

И в углу приписка: «Не подавалось».

Спрашиваю у Тани Руденко, почему Сергей решил вызвать на свидание к себе в Бутырку президента Медведева.

Таня улыбается: «Наверное, совсем впал в отчаяние от того, что следователь во всех его ходатайствах отказывал, вот и подумал, дай-ка позову Медведева ».

Самая последняя запись: «А что делать? Браудера нет. Все нагрузили на Магнитского....»

Со дня гибели Сергея в СИЗО прошло восемь лет. Непригодные для жилья камеры в «Бутырке», на которые жаловался Магнитский, уже переоборудованы в нежилые помещения. В некоторых камерах заменили сантехнику. Но ситуация , на которую жаловался Сергей, никуда не делалась: камеры СИЗО переполнены, плохо топят, следователи все также не дают свидания с родными, если обвиняемый отказывается давать нужные следствию показания.

Судьи все также продлевают аресты обвиняемым в ненасильственных преступлениях , не обращая внимание ни на доводы адвокатов, ни на выступления самих обвиняемых.

Но те, кто считает себя невиновными, продолжают бороться с системой. Также, как это делал Сергей Магнитский.

В одном из писем Тане он написал важные слова: «Я весьма далек от отчаяния, чувствую себя вполне уверенно и ничуть не стыжусь того, что попал сюда, потому что я вполне уверен в себе, в том, что всегда поступал честно с клиентами и с государством, а за то, что государство поступает с нами бесчестно пусть стыдятся те люди, которые за это ответственны. А они ведь живут в том самом же государстве и рискуют тем, что рано или поздно их или их родственников буду преследовать теми же самыми несправедливыми способами, которыми пользуются они.

Тут сидит один очень бывший высокопоставленный начальник, который еще недавно продлевал сроки содержания под стражей тем, кто теперь сидит рядом с ним. Теперь готовится стать правозащитником, только, наверное, не скоро ему это удастся. Жаль, что такая хорошая мысль ему раньше в голову не приходила, когда у него было гораздо больше возможностей для того, чтобы реализовать это намерение».


Партнер Hermitage Capital Иван Черкасов: «Их алиби простое и омерзительное»

Пять лет назад в муках ушел из жизни Сергей Магнитский. Точнее, жизнь его была насильно отобрана у него, а смерть его — предвосхитила окутавший Россию сумрак. Читать дальше...

"Они банально перестарались":​ Зоя Светова —​ о гибели Сергея Магнитского​

Почему обыденная, никого в России не удивляющая безнаказанность силовиков страшнее самых мрачных домыслов об убийстве юриста в СИЗО. Читать дальше...

Все самое важное — в нашем Telegram

util