Биткоины и Кремль: первая российская книга о блокчейне
18 Ноября 2017, 14:00

Биткоины и Кремль: первая российская книга о блокчейне

Первая оригинальная книга российских экспертов о технологии блокчейн. Ее авторы — Артем Генкин, признанный специалист в области теории денег и регулирования передовых технологий, и Алексей Михеев, успешный практик в сфере инвестиционного бизнеса. Они стремятся понять, как и почему эта инновация всего за несколько лет овладела умами миллионов, вызвала настоящий криптовалютный бум на рынке и привлекла многомиллиардные инвестиции в новую индустрию. В книге дается анализ применения блокчейна в финансовой индустрии, госсекторе и других отраслях. Рассматриваются ведущие мировые и российские блокчейнстартапы. Изучается практика ICO. Отдельные главы посвящены вопросам государственного регулирования и перспективам блокчейн-технологий.

Открытая Россия с разрешения издательства «Альпина Паблишер» публикует отрывок из книги Артема Генкина и Алексея Михеева «Блокчейн. Как это работает, и что ждет нас завтра».

Первый тур: на грани легитимности

В России, по меткому заключению О. Демидова, курс государственной политики в сфере криптовалют складывается из позиций ряда федеральных ведомств — ЦБ, Минфина, Росфинмониторинга, Минэкономразвития и Генпрокуратуры, — среди которых нет единства. При этом огромное влияние на политику оказывает банковский сектор во главе со Сбербанком и инициативы Госдумы и Совета Федерации, из-за чего позиции регуляторов порой резко меняются за короткое время. Поэтому коридор возможностей для лоббирования интересов биткоин-индустрии и бизнеса в России шире, чем кажется, несмотря на практически полное отсутствие единой точки зрения у непосредственно заинтересованных сторон. Эксперты объясняют ситуацию «слабым развитием этой индустрии в стране».

27 января 2014 года ЦБ РФ опубликовал документ «Об использовании при совершении сделок „виртуальных валют“, в частности Биткойн». В документе подчеркивалось, что для «виртуальных валют» характерно отсутствие обеспечения и юридически обязанных по ним субъектов, операции имеют спекулятивный характер и несут высокий риск потери стоимости. Регулятор предостерегал «граждан и юридических лиц, прежде всего кредитные организации и некредитные финансовые организации, от использования „виртуальных валют“ для их обмена на товары (работы, услуги) или на денежные средства в рублях и в иностранной валюте». Отмечалось что в связи с анонимным характером выпуска виртуальных валют, неограниченным кругом субъектов и последующим неконтролируемым характером их использования ЦБ будет рассматривать сделки с биткоином как потенциальную вовлеченность участников в осуществление сомнительных операций в соответствии с законодательством о ПОД/ ФТ.

А согласно Федеральному закону № 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» (статья 27), на территории России запрещается выпуск денежных суррогатов.

Денежные суррогаты, к которым относятся в том числе и биткоины, запрещены, — с таким уточнением выступила пресс-служба Генпрокуратуры России. «Отличительной особенностью биткоина как виртуального средства для взаиморасчетов и накопления является отсутствие обеспеченности реальной стоимостью. Цена на него определяется исключительно спекулятивными действиями, что влечет за собой высокий риск потери стоимости и, как следствие, нарушение прав держащих его граждан и организаций».

Росфинмониторинг в информационном письме «Об использовании криптовалют» в феврале 2014 года указал, что анонимность платежей обусловила активное использование криптовалют в торговле наркотиками, оружием, поддельными документами и иной преступной деятельности. Вместе с возможностью бесконтрольного трансграничного перевода денежных средств и их последующего обналичивания это предопределяет высокий риск вовлечения криптовалют в схемы, направленные на отмывание денег и финансирование терроризма.

В июле 2014 года в рамках Международного банковского конгресса первый зампред Банка России Георгий Лунтовский высказался о том, что за этим рынком наблюдают, вопрос изучается, возможно, в будущем появится законодательное регулирование. А ЦБ тем временем учредил Рабочую группу по анализу передовых технологий и инноваций на финансовом рынке. Среди приоритетов оказались изучение распределенных технологий (например, блокчейна), а также новых разработок в мобильной, платежной и других сферах.

Фото: Егор Алеев / ТАСС

Фото: Егор Алеев / ТАСС

Второй тур: санкции сильнее, чем за убийство

В сентябре 2014 года замглавы Минфина Алексей Моисеев сообщил о подготовке и согласовании законопроекта о запрете использования виртуальных денег в России, планировавшегося к принятию в Госдуме весной 2015 года.

В октябре 2014 года Минфин опубликовал законопроект, который вносил изменения в КоАП, в закон «О центральном банке» и закон «Об информации» и предусматривал административную ответственность за все операции с денежными суррогатами: их выпуск (майнинг), приобретение и продажу, а также распространение информации об использовании денежных суррогатов в качестве платежного средства или их обмена на фиатные валюты. После этого многие компании, рассчитывавшие в будущем начать принимать биткоины при расчетах с клиентами, отказались от своих планов. Так, например, поступил крупнейший интернет-ретейлер страны «Юлмарт».

13 января 2015 года семь сайтов, связанных с тематикой биткоина, были заблокированы Роскомнадзором по решению Невьянского городского суда. Из этих сайтов btcsec.com и bitcoinconf.ru предприняли попытку в судебном порядке добиться отмены судебного решения. Ситуация осложнялась также пропущенными сроками подачи апелляций. Но в итоге рассмотрения дела судебная коллегия постановила отменить решение Невьянского городского суда.

Минфиновский законопроект предусматривал сначала административное наказание, а после очередных правок (примерно с ноября 2014 года) — и уголовное преследование, а также тюремное заключение виновных сроком до четырех лет — но, как подчеркивал в интервью замминистра финансов Алексей Моисеев, лишь за конвертацию денежных суррогатов в рубли. Моисеев отмечал, что законопроект не предполагает наказания за майнинг криптовалют или конвертацию одной криптовалюты в другую.

Однако в марте 2016 года Минфин предложил второй законопроект, по которому за выпуск, покупку и сбыт денежных суррогатов нарушителям грозил штраф до 500 000 рублей или тюремный срок до четырех лет. Для участников организованной группы — штраф от 500 000 до 1 млн рублей или лишение свободы на срок до шести лет. Для топ-менеджеров финансовых организаций и профессиональных участников рынка ценных бумаг штраф мог составить от 1 до 2,5 млн рублей, а максимальное наказание — семь лет тюремного заключения. Комментаторы обращали внимание, что, согласно ст. 105 Уголовного кодекса РФ, наказание за умышленное убийство начинается с шести лет лишения свободы, то есть киллер может получить на год меньше.

Разработчики законопроекта обосновывали свои предложения тем, что «возможность анонимности и неподконтрольность национальным органам власти привлекают к денежным суррогатам теневой экономический оборот. Благодаря анонимности владельцев кошельков, так называемые денежные суррогаты получили популярность при покупке нелегальных товаров, легализации (отмывании) доходов, добытых преступным путем. Использование денежных суррогатов в качестве средства платежа и накопления может привести к нарушению прав вовлеченных в их оборот добросовестных лиц, поскольку держатели денежных суррогатов ввиду их анонимности и виртуальности лишены возможности за-щиты своих интересов в судебном и (или) административном порядке».

Эксперты комментировали это так: «Касаемо биткоина и криптовалют, [если] ранее формулировки в российском законодательстве были более абстрактными и под них можно было подвести любые частные деньги и даже бонусные баллы торговых сетей и авиакомпаний, то сейчас его направленность только и исключительно против криптовалют становится очевидной».

К лету 2016 года Минфин и Минэкономразвития одобрили оба законопроекта о криптовалютах.

Третий тур: лед тронулся?

Некоторое потепление официальной позиции по отношению к криптовалютам и криптотехнологиям обозначилось с лета 2015 года. «Они ничем не обеспечены, эти деньги, вот в чем все дело, это самая главная проблема. Они ни к чему реально не привязаны и ничем не обеспечены. Но в целом, как единица расчета, как они там называются, „коины“, ими можно пользоваться, они все шире и шире распространяются. Как какой-то эквивалент в каких-то сегментах расчета, наверное, возможно», — заявил президент России Владимир Путин на молодежном форуме «Территория смыслов на Клязьме» в июле 2015 года.

Позднее пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков разъяснил: «Речь шла не конкретно о биткоинах. Речь шла о неких формах условных расчетов. Это не следует принимать как конкретно поддержку биткоинов».

В сентябре 2015 года платежная система Qiwi заявила о планах по выпуску собственной виртуальной валюты на основе технологии блокчейн.

Однако российский финансовый омбудсмен Павел Медведев осудил идею компании, заявив в радиоэфире: «Это совершенно незаконно, такое техническое хулиганство совершенно неприемлемо. В конституции сказано, у кого в России есть право выпускать деньги, — и это Центральный банк. Единственная валюта в России — рубль».

В том же месяце представители ЦБ поясняли сообществу, что блокчейн — это технология, которая никогда не была запрещена в России, а биткоин — это криптовалюта, четкой позиции по отноше-нию к которой у нашего государства не выработано до сих пор.

17 сентября 2015 года председатель ЦБ РФ Эльвира Набиуллина на Казанском форуме инновационных финансовых технологий Finnopolis заявила, что регулятор продолжит изучение вопроса обра-щения криптовалют и использования криптотехнологий с учетом со-путствующих им рисков. На том же форуме Ольга Скоробогатова, зампред ЦБ, поясняла, что технология блокчейн — это не то же самое, что виртуальные деньги. «Блокчейн — это одна из современных технологий, которая нам как Центральному банку тоже интересна, — заявила тогда она. — И мы создали свою рабочую группу, потому что нам хотелось бы понять, насколько ее можно применить для расчетов или для платежей внутри нашего сообщества. Но то, что сейчас делает Qiwi, — внедряют технологию, которая направлена на новую обработку операций внутри их процессинга, то здесь никаких нарушений, противоречий я не вижу. А вот выпуск денежных суррогатов на территории России действительно запрещен».

Заместитель министра финансов Алексей Моисеев сообщил, что в Правительстве РФ идет обсуждение проекта закона о криптовалютах, но в отсутствие мировых стандартов их обращения и регулирования начинать регулировать эту сферу имеет смысл, только когда будет устойчивая мировая практика. Минфин РФ озвучил мнение, что российские власти должны с осторожностью относиться к появлению в России криптовалют, так как они несут риски с точки зрения отмывания преступных доходов.

Центробанком и Минкомсвязи осенью 2015 года была создана межведомственная рабочая группа для изучения технологии блокчейн.

В декабре 2015 года Институт развития интернета (ИРИ) расширил экономическую часть своей «Программы долгосрочного развития интернета»: в ее новой версии появилась рекомендация по разработке законодательной базы для регулирования механизма блокчейна. Согласно «дорожной карте» ИРИ, создание законодательной базы для этого должно было произойти к январю 2017 года.

В феврале 2016 года при Государственной думе была создана Координационная межведомственная рабочая группа по оценкам рисков оборота криптовалюты во главе с профессором МГИМО Элиной Сидоренко. Основными целями деятельности группы стала оценка криминологических и экономических рисков оборота криптовалюты, формирование общей позиции ведомств относительно перспектив легализации в РФ виртуальной валюты, разработка проекта стратегии по реформированию законодательства в рамках выработанной общей позиции. В деятельности рабочей группы один из авторов книги (А. Генкин) принимал активное участие.

Эту работу позднее поддержал ряд политиков и общественных организаций: так, легализация криптовалют стала частью «Стратегии роста», подготовленной Столыпинским клубом и взятой на вооружение Партией роста Бориса Титова.

Минфин РФ примерно в то же время выразил мнение, что система блокчейна очень важна в развитии корпоративного управления, поскольку позволяет оптимизировать издержки. «Мы видим, что технология blockchain будет востребована, и запрещать ее не планируется», — подчеркнули в пресс-службе Минфина. В ЦБ и Минкомсвязи также заявили о возможном развитии и высоком потенциале блокчейн-наработок на территории России. При этом ранее Минфин подготовил и направил на согласование в профильные ведомства предложения по установлению уголовной ответственности за обмен денежных суррогатов на российский рубль или иную валюту и обратно.

В августе 2016 года Минфин впервые выступил против введения уголовной ответственности за использование биткоинов. «Наверное, с учетом развития технологий лобовой запрет делать будет не очень правильно», — пояснил тогда Алексей Моисеев. А директор департамента финансовых технологий, проектов и организации процессов Банка России Вадим Калухов в декабре 2016 года также предостерег от чрезмерного «закручивания гаек» на рынке криптовалют. По его мнению, излишняя жесткость отпугнет людей от тех площадок, ситуацию на которых финансовые власти России в силах отслеживать. «И я не уверен, что отсутствие мониторинга внутри страны повысит безопасность или стабильность ситуации в России», — сказал Калухов.

Фото: Jaap Arriens / Zuma / ТАСС

Фото: Jaap Arriens / Zuma / ТАСС

Инициативы премьера

Премьер-министр России Дмитрий Медведев в мае 2016 года на Петербургском международном юридическом форуме сказал: «Сегодня активно развивается так называемая технология blockchain, так называемые смарт-контракты. С их помощью формируются, по сути, автономные от государства, саморегулируемые системы, которые начинают жить по своим неписаным законам. Кстати, для правоведов исключительно интересные задачи. Очень часто здесь вообще заканчиваются пределы права. Сделки по передаче имущества, по удостоверению прав на имущество заключаются и исполняются в автоматическом режиме. Взаимодействие в Сети идет не между людьми, а между электронными устройствами. Такие устройства обмениваются данными, осуществляют действия от имени своего владельца. Распространяется так называемый интернет вещей. Эта ситуация, еще раз повторю, требует от всех нас напряжения творческих сил. Совсем не стандартная задача для правоведов — задача поиска новых эффективных решений, которые могут стать основой для образования, по сути, новой области права».

Премьер-министр РФ призвал к созданию механизмов регулирования в области права для новых технологий, прежде всего связанных со смарт-контрактами и интернетом вещей.

В начале 2017 года на сессии Российского инвестиционного форума в Сочи Дмитрий Медведев заявил, что блокчейн является лучшей технологией для хранения данных, прав и обязательств и в перспективе способен изменить жизни людей. «Очевидно, что многие бизнес-процессы и многие социальные среды будут организованы именно на этих принципах», — добавил премьер-министр.

Сергей Горьков, председатель ВЭБ, поддержал беседу о блокчейне: «Страна не может за все хвататься и должна выбрать приоритеты развития. И основной приоритет для страны — это технология блокчейн. Сейчас по заданию премьер-министра Дмитрия Медведева будет создана группа, развивающая эту технологию как основную для страны».

Премьер-министр поручил Минкомсвязи и Минэкономразвития изучить возможность применения технологии блокчейн в сферах госуправления и управления экономикой страны. Дмитрий Медведев напомнил, что поручение изучить эффективность блокчейна связано с отдельным разделом Комплексного плана действий правительства на период до 2025 года. «Поручение, которое я подписал, касается развития „умной“ экономики. Этой задаче посвящен отдельный раздел комплексного плана действий правительства», — заявил он на совещании с вице-премьерами.

По его словам, блокчейном уже пользуются крупные банки, корпорации и даже некоторые государства127. «Технология особая, напомню, она исключает наличие посредников. Подлинность операций подтверждается самими участниками сети, поскольку нет единого хранилища информации, она вся разбита на блоки, то переписать эту информацию без ведома других лиц или каким-то образом внедриться туда невозможно», — сказал глава кабмина. Он также добавил, что блокчейн может способствовать «избавлению делового оборота от излишней бюрократизации».

Минсвязи и Минэкономразвития должны будут рассмотреть возможность применения технологии блокчейн при подготовке программы «Цифровая экономика», которая войдет в комплексный план действий правительства в 2017–2025 годах. Для работы над планом нужно привлечь экспертный совет при правительстве, научные и общественные организации, бизнес-сообщество.

Помимо создания инфраструктуры для внедрения цифровой экономики, речь идет о формировании устойчивой среды и повышении эффективности труда. Под устойчивой средой понимается обеспечение стабильности макроэкономической динамики и ведения бизнеса (то есть устойчивые системы налоговых и неналоговых платежей, тарифов естественных монополий, принципов контрольно-надзорной деятельности, мер госрегулирования). «Умная» экономика предполагает внедрение электронных технологий во всех сферах экономики.

В феврале 2017 года руководитель Внешэкономбанка Сергей Горьков заявил, что Россия обладает двумя неоспоримыми преимуществами для развития блокчейна: дешевой энергией и квалифицированными ИТ-кадрами.

А ты записался в блокчейн?

11 апреля 2017 года состоялось в какой-то степени закономерное событие. Уже не раз упоминавшийся в нашей книге заместитель министра финансов Алексей Моисеев в интервью «Российской газете» заявил: «Планы запретить биткоины в России больше не обсуждаются. Теперь речь идет об их легализации». Моисеев отметил: «Выдавать отдельную лицензию на продажу биткоина мы не планируем. Скорее всего, он будет реализовываться в рамках лицензии на осуществление брокерских услуг, а ее могут иметь в том числе и банки». По мнению замминистра, необходимо ввести регулирование, подобное регулированию любого другого финансового актива: «То есть в первую очередь нужно обеспечить защиту от отмывания капитала, фактически ввести правило „знай своего клиента“. Второе: обеспечить защиту прав потребителей. В этом направлении мы и будем двигаться. Минфин к лету подготовит доклад правительству на эту тему. Будем надеяться, что кабмин нас поддержит».

Завершая формирование у экспертного сообщества впечатления о полной смене декораций, ЦБ РФ в лице начальника управления центра финансовых технологий Максима Григорьева заявил, что говорить о легализации оборота криптовалют в России пока преждевременно. По словам Григорьева, по результатам обсуждения с Минфином и Росфинмониторингом Центробанк собирается к 2018 году определиться с позицией. При этом Григорьев также отметил, что государству необходимо знать каждого участника всех финансовых операций. А признание криптовалюты, по его мнению, приведет к тому, что на операции с ней будут распространяться нормы, принятые для борьбы с нелегальными транзакциями.

Позднее на эту тему высказался и советник президента России Сергей Глазьев. Как он завил 28 июня 2017 года, криптовалюты являются не более чем «предметом спекуляций» и не составят конкуренцию традиционным деньгам. «Криптовалюты — это больше спекулятивная игра, ими невозможно финансировать инвестиции», — сказал он. Однако, по мнению Глазьева, нужно разделять понятия «криптовалюта» и «блокчейн»: широкое применение технологии распределенного реестра повысит прозрачность российского рынка, доверие участников к нему, облегчит работу судов, исключит коррупционные злоупотребления при регистрации имущественных прав.

13 апреля 2017 года состоялся всероссийский научно-практический форум «Блокчейн: диалог бизнеса и власти». В нем приняли участие представители профильных российских ведомств, занимающихся вопросами финансового регулирования. Уполномоченный при президенте РФ по защите прав предпринимателей и председатель Партии роста Борис Титов предложил создать в Крыму «криптодолину», аналогичную Crypto Valley в городе Цуге. Кроме того, Титов предложил перевести голосование на блокчейн, поскольку это резко повысит доверие граждан к избирательной системе. Член думского Комитета по безопасности и противодействию коррупции Андрей Луговой в своем выступлении заявил, что во второй половине 2017 года будут представлены законопроекты, которые, возможно, лягут в основу будущего закона о криптовалютах. Законодатель выразил надежду, что их обсуждение не увязнет в бюрократических процедурах.

Путин и Бутерин

Фурор в криптосообществе произвела новость о том, что во время Петербургского экономического форума президент России Владимир Путин коротко пообщался с одним из создателей криптовалюты и технологии блокчейн, основателем фонда Ethereum Виталиком Бутериным. Как сообщил журналистам пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков, «Бутерин говорил о возможности использования этих технологий [криптовалюты и блокчейна] в РФ, президент поддержал идею налаживания деловых контактов с возможными российскими партнерами». Тогда же на ПМЭФ в ходе панельной сессии вице-премьер правительства Игорь Шувалов рассказал об особом интересе Путина к цифровой экономике: «Могу без прикрас вам сказать, что президент полностью заболел этим, понимая, что значительные темпы роста базируются на цифровой экономике».

Впечатления Виталика Бутерина от встречи с президентом России такие: «Я ему рассказал о блокчейн-технологии, о том, что я делаю. Он несколько раз во время этой конференции говорил, что интересуется цифровой технологией. Я думаю, что это может быть следующим этапом, который может помочь российской экономике. Ему показалось интересным то, что я рассказываю. Он считает, что мне следует продолжать сотрудничество с российскими представителями».

Генкин А.Михеев А. Блокчейн: Как это работает и что ждет нас завтра — М.: Альпина Паблишер, 2018

util