Хлеб, соль и хор бабушек. Как в Ставрополе приняли семью «секс-беженцев» из Германии
 Семья Мартенс. Фото: Екатерина Филиппович
18 Ноября 2017, 17:00

Хлеб, соль и хор бабушек. Как в Ставрополе приняли семью «секс-беженцев» из Германии

Евгений Мартенс вместе с женой и десятью детьми решил, что больше не может жить в Германии из-за уроков сексуального просвещения, которые, по его словам, обязательны для детей в немецких школах. В Ставрополе их встретили с необыкновенным размахом и заселили в трехэтажный особняк. Тем временем по программе расселения из ветхого и аварийного жилья в Ставропольском крае квартиры ждут 1005 человек.

В Россию от секс-просвета

Содержание «уроков секс-просвещения» в каждой федеральной земле Германии определяют по-своему. И обычно этих уроков, о которых с дрожью в голосе говорят пропагандисты, нет — элементы сексуального просвещения включены в естествознание, биологию и другие дисциплины. Например, детям рассказывают о контрацепции, когда изучают строение тела человека.

Для баптистской семьи и это оказалось неприемлемым. В первый раз Мартенсы попробовали переехать в Россию несколько лет назад. Опыт получился негативным. Они попытались обосноваться на своей исторической родине — в Новосибирской области в деревне Кыштовка. Но там семью не устроил ветхий дом, который выделили местные власти. Пришлось вернуться обратно к бездуховному секс-просвету.

В этот раз к выбору места в России они подошли основательнее. Неожиданно пришло приглашение из Ставрополя от местного правозащитника Владимира Полубояренко. Он предложил семье расположиться в своем пустующем особняке.

«Я не буду брать на себя ответственность и призывать всех переезжать в Россию. Это надо в душе почувствовать», — говорил глава семьи.

В июне 2017 года он осмотрел три этажа дома, где нашел теплые полы и обшитые деревом стены. Тогда же ему предложили в пользование коттедж в Архызе.

— Знаете, мы не обрубили все концы. Мы все еще граждане Германии. Меня в любое время готовы принять там на работу. После возвращения из Сибири пришлось покупать там дом, потому что арендовать квартиру под такую большую семью очень сложно. Многие радовались, что мы вернулись, — говорил Мартенс.

Тем не менее, 17 ноября семья прилетела в Ставрополь.

Багаж семьи Мартенс. Фото: Екатерина Филиппович

Багаж семьи Мартенс. Фото: Екатерина Филиппович

Особняк для беженцев из ЕC

Восемь часов густой туман не давал самолету сесть в городском аэропорту.

«Ставрополь сопротивлялся приезду семьи беженцев от ювенальной юстиции», — писали в фейсбуке ставропольчане.

«С ночи с женой моем полы. Она меня скоро из дома выгонит», — смеялся правозащитник Полубояренко.

С утра он ждал прилета гостей. Вместе с ним в особняке ждали тридцать журналистов, ансамбль «Кабардинка» и внезапно привезенный народный хор геронтологического центра. Как выяснилось позже, бабушки из хора «взяли шефство над детьми беженцев».

Дом для Мартенс оборудовали, казалось, всем Ставропольским краем.

— Это все продукты Ставрополья, — Полубояренко провожал гостей в кладовку, больше похожую на средних размеров гостиную, заваленную едой. — Нам продукты везут и везут. Фермеры везут, машины разгружают. Большинство даже не представлялись, кто они.

Часть мебели для особняка предоставил санаторий «Пятигорский Нарзан». От ректора Ставропольского аграрного университета привезли стол и стулья, губернатор подарил картину ставропольского художника Сергея Паршина. На ней — библейские мотивы.

— И просто граждане приносили посуду, — говорила заместитель председателя правительства Ставропольского края Ирина Кувалдина, открывая кухонные шкафчики.

Наконец, самолет вылетел из Москвы (на восемь часов позже расписания). Семью Мартенс встретили национальным плясками, приветственной чарочкой и кучей видеокамер.

— А что, прилетела какая-то шишка? — недоумевали перепуганные вниманием пассажиры рейса 1209.

— А то, вице-канцлер, — вяло отшучивались замотанные журналисты.

Особняк семьи Мартенс. Фото: Екатерина Филиппович

Особняк семьи Мартенс. Фото: Екатерина Филиппович

«Но в духовном плане Германия бедствует»

У дома многодетную семью встретил хор бабушек в нарядных платьях. «Скорее снимайте куртки и платки, они едут!» — суетился руководитель хора, на улице было три градуса тепла и очень сыро.

— Мы вернулись сюда, и нас так тепло встретили, и мы это очень ценим. Будем стараться вносить свой вклад здесь, в этом городе, — сказал Евгений Мартенс, занеся чемоданы в трехэтажный особняк.

По его словам, осталось определиться, чем семья будет заниматься на Ставрополье. В планах — земледелие и скотоводство. Возможно, им выделят землю под строительство фермы.

На резонный вопрос, всех ли беженцев встречают с настолько широко распахнутыми объятьями, заместитель председателя правительства аккуратно отвечала, что опыт у края в этом деле большой, но по большей части печальный:

— В свое время в Ставропольском крае принимали переселенцев из Украины, и мы также создавали для них сначала временные условия, а потом расселяли их по всей территории края.

— Вы знаете, когда мы принимали граждан Украины, я их тоже встречал и трудоустройством их занимался. Мы делаем все, чтобы люди чувствовали себя как дома и жили комфортно, — сказал министр труда и социальной защиты населения Ставропольского края Иван Ульянченко.

Продовольственные запасы семьи Мартенс. Фото: Екатерина Филиппович

Продовольственные запасы семьи Мартенс. Фото: Екатерина Филиппович

— А вот в Новосибирске вас встречал министр? — спрашивали у Евгения местные журналисты.

— Не было такой встречи, но отчасти в этом была и наша вина, — с трудом подбирал слова глава семьи.

Объясняя причины переезда, Евгений заговорил о духовности.

— Германия многое делает для того, чтобы люди были обеспечены в материалом плане. Но в духовном плане Германия бедствует. И я могу вам напомнить, что в Германии с первого ноября в свидетельство о рождении не обязательно вносить пол ребенка. Это значит, можно выбрать третий пол. И это преподается нашим детям, и с этим я в душе не согласен. И я вижу, что Германия приняла не тот курс. Курс, который ведет к разрушению страны. Поэтому у меня боль на душе за Германию, — пугал Евгений страшными историями о европейской толерантности трепетную ставропольскую публику.

Он попытался вспомнить о двух городах, которые бог покарал за разврат.

— Содом и Гоморра, — напомнили ему журналисты названия библейских городов.

Если все удачно сложится в Ставрополе, Мартенсы хотели бы выбрать двойное гражданство — России и Германии.

Между тем, по программе расселения из ветхого и аварийного жилья в Ставропольском крае квартиры ждут 1005 человек.

Рабство, нищета, голод и кафкианская бюрократия в историях трех семей, бежавших в Россию от войны на Донбассе

Война на Донбассе, начавшаяся три года назад, заставила сотни тысяч украинцев покинуть дома и в спешке бежать в Россию. Спасая жизни, они готовы были оставаться в российских городах практически на любых условиях, но все равно не подозревали, какие испытания им предстоят. Лилия Сафина рассказывает истории трех украинских семей, прошедших через рабство, голод и кафкианскую бюрократию и все-таки вернувшихся или собирающихся вернуться домой. Читать дальше...

util