Американский желудь на острове российских императоров
19 Ноября 2017, 15:00

Американский желудь на острове российских императоров

Историк Иван Курилла написал первую в своем роде занимательную историю русско-американских отношений

Иван Курилла — доктор исторических наук, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге, известный российский американист. Историю отношений между Россией и США обычно пишут как историю противостояний, конфликтов и дипломатических интриг. Курилла представляет взгляд во многом противоположный: она повествует о переплетении человеческих судеб, об истории людей и идей, которые сформировали обе страны, а также в значительной степени изменили картину мировой истории.

Открытая Россия с разрешения издательства «Новое литературное обозрение» публикует отрывок из книги Ивана Куриллы «Заклятые друзья. История мнений, фантазий, контактов, взаимо(не)понимания России и США».

Как-то весной 1838 года перед американским посланником в Санкт-Петербурге Джорджем М. Далласом появился парень лет девятнадцати, «чистый образец вида янки; с рукавами слишком короткими для его костлявых рук, брюками, заканчивавшимися на полпути от колен, и руками, перебирающими мелочь в карманах», и заявил, что хочет встретиться с русским императором, потому что привез тому желудь с дуба, растущего у могилы Джорджа Вашингтона в Маунт-Верноне. Император, по мнению молодого человека, «должен был много слышать о нашем генерале Вашингтоне, и... он должен обожать наши порядки». «Я считаю, — продолжал американец, — ему должно очень понравиться послушать о наших железных дорогах и о наших бесплатных школах, и о том, какие большие волны преодолевают наши пароходы. И когда он услышит, как хорошо у нас идут дела, может статься, это заставит его самого сделать что-нибудь».

Несмотря на возражения Далласа, молодой человек, которого звали Джордж Самнер, обратился к Нессельроде и вскоре получил аудиенцию у царя. Из его рассказа следует, что Николай принял подарок с радостью, сказав, «что нет другого персонажа ни в древней, ни в современной истории, перед которым бы он преклонялся так, как перед нашим Вашингтоном». Более того, император пригласил молодого человека приходить еще!

Выслушав с неподдельным вниманием подробный рассказ молодого человека об Америке, император велел организовать Самнеру тур по музеям и театрам Санкт-Петербурга. Когда же через несколько дней он пришел попрощаться с гостеприимным русским царем, тот спросил американца, все ли он увидел в России, что хотел. Самнер ответил, что мечтал увидеть Москву, но у него уже не осталось денег на эту поездку. Тогда Николай предоставил юноше проводников и четверку лошадей для путешествия вглубь России. Самнер пересек европейскую часть России с севера на юг, посетив не только Новгород и Москву, но также Одессу и Крым, прокатился на яхте адмирала Лазарева, сравнил Севастополь с Гибралтаром, побывал в Черкесии, а потом отправился в Константинополь путешествовать дальше.

Об этой поездке осталось множество свидетельств, хотя и не передающих подробного содержания бесед Самнера с Николаем.

Вполне анекдотический сюжет из серии «Янки при дворе...» предлагает нам, однако, интересную пищу для размышлений.

Прежде всего, история реальная.

Дуб был в самом деле посажен Николаем Павловичем на Царицыном острове — в самой потаенной части резиденции, предназначенной для семейного отдыха.

Петергофский дуб на Царицыном острове. Фото: a-121.ru

Петергофский дуб на Царицыном острове. Фото: a-121.ru

Автор первого описания Петергофа А. Ф. Гейрот рассказывал об этом дереве: «При входе на Царицын остров нельзя не заметить красивый молодой дуб с надписью на бронзовой дощечке: „Вложенный желудь снят с дуба, осеняющего могилу незабвенного Вашингтона, и поднесен в знак величайшего уважения Его Величеству Императору Всероссийскому. Американцы“». Далее он отмечает, что это «та же надпись, которая была на пакете с дубовым желудем, поднесенным американцами государю императору... дубовый желудь этот посажен был императором Николаем I в 1842 году. Со смертью императора вокруг разросшегося из желудя дуба устанавливается ежегодно летом золоченая корзина с незабудками».

Интересна и личность царского гостя. Джордж Самнер (1817–1863), брат известного в будущем сенатора Чарльза Самнера, родился в Бостоне, учился в университетах Гейдельберга и Берлина и путешествовал по Европе, Азии и Африке, посвятив себя изучению традиций и учреждений разных стран и особенно сравнительной юриспруденции, международного права, экономических предметов и филантропических организаций. Как раз во время своего первого путешествия Джордж познакомился с Николаем I.

После возвращения в Соединенные Штаты (лишь через пятнадцать лет после отплытия из дома) он стал создавать школы для слабоумных. Самнер читал лекции о филантропии и печатался в «Норт америкэн» и «Демокрэтик ревью», а также во французской и немецкой прессе. Александр Гумбольдт хвалил его за точность исследований, а не кто иной, как Алексис Токвиль, отмечал, что тот изучил европейскую политику лучше, чем любой известный ему европеец.

Из этой истории можно почерпнуть кое-что о русско-американских отношениях той поры. Источником знаний русских 1830-х годов об Америке и американцах были книги европейских путешественников. Все субъективные оценки и нелицеприятные высказывания европейцев о заокеанской республике оказывали существенное влияние на общественное мнение в России. Верно и обратное утверждение: европейские свидетельства оставались в тот период важнейшим источником представлений американского общества о России. Немногочисленные американцы, посещавшие Россию в тот период, получали самый радушный прием в Петергофе и Зимнем дворце. В этом ряду американских гостей Николая I находился и Джордж Самнер.

Император и значительная часть сановников Российской империи действительно искренне восхищались Джорджем Вашингтоном, на могиле которого в Маунт-Верноне был подобран желудь. Ко времени правления Николая I главнокомандующий американских колонистов и первый президент Соединенных Штатов уже вошел в число самых уважаемых в России персонажей мировой истории. Американского дипломата Дж. М. Далласа в том же 1838 году поразило наличие в кабинете бывшего русского посланника в США П. Полетики портретов Вашингтона и Галлатина «как символов нашей республики». В русских учебниках истории к середине XIX века прижился эпитет «бессмертный Вашингтон».

Джордж Вашингтон

Джордж Вашингтон

Именно поэтому молодой американец с хорошими наверняка рекомендациями получил доступ в царскую резиденцию, а подаренный им желудь был посажен в «семейном» уголке императорской резиденции.

Эпизод имел и очевидное символическое значение. С точки зрения американцев, желудь с могилы Джорджа Вашингтона символизировал свободу, перенесенную через океан. Именно поэтому этот яркий жест обсуждали в США и десятилетия спустя.

Когда в 1866 году (через десять лет после смерти Николая I и через три года после смерти Джорджа Самнера) в Петербург прибыла представительная американская делегация во главе с заместителем военно-морского министра Фоксом, во время приема в Петергофе им показали дуб, выросший из желудя, подаренного американцем. Фокс записал в официальном описании своей экспедиции: «Наши офицеры окружили молодое деревце с чувством, близким к религиозному. Каждый уважительно сорвал по листочку с его веток, чтобы привезти домой в доказательство того, каким уважением пользуется в России память великого основателя нашей республики». Этот текст был передан в первой телеграмме, отправленной из России в США по атлантическому кабелю 8 августа 1866 года.

Еще пять лет спустя, в 1871 году, великий князь Алексей (сын Александра II) путешествовал по Америке и посетил среди прочих мест Массачусетское историческое общество. Сопровождавший Алексея (вернее, командовавший эскадрой, в составе которой прибыл великий князь) адмирал Посьет подарил обществу несколько дубовых листьев, привезенных им из Петергофа и сорванных с того самого дуба. Листья вставили в раму, и они еще долго украшали интерьер общества.

История с желудем оставалась популярной в Соединенных Штатах еще очень долго.

С. Волков рассказывал И. Бродскому о поездке престарелого американского поэта Роберта Фроста в СССР в 1962 году: «В те дни Фрост повторял историю о том, что в начале XIX века некий американский моряк отправился в Санкт-Петербург. Этот моряк привез в подарок царю желудь с дуба, который рос рядом с домом Джорджа Вашингтона. И вроде бы даже преуспел в том, чтобы этот американский желудь посадить в русскую землю. Фрост лелеял идею о том, что и он везет подобный символический желудь в Россию, Хрущеву».

Подтекст этого символического подарка был вполне, как представляется, понятен современникам: символ зародыша свободы был подарен русскому царю американцем. Только верховная власть в России могла стать источником свободы. Идеи, появлявшиеся в Америке, воспринимало не русское общество, а государство.

В России, в отличие от США, о подарке не было широко известно, что тоже говорит о многом: «народ-суверен» общался с «сувереном-императором». Однако дуб растет на Царицыном острове и поныне. Его историю мы восстановили совместно с хранителем острова И. О. Пащинской.

Курилла, И. Заклятые друзья. История мнений, фантазий, контактов, взаимо(не)понимания России и США — М.: Новое литературное обозрение, 2018.

util