Президент «Артдокфеста»: «Показом фильма об Олеге Сенцове я защищаю свою репутацию»

 Виталий Манский. Фото: Кристина Кормилицына / Коммерсантъ
23 Ноября 2017, 14:00

Президент «Артдокфеста»: «Показом фильма об Олеге Сенцове я защищаю свою репутацию»

Виталий Манский — о показе документального кино в эпоху реакции, политических заключенных и программе фестиваля

Фестиваль документального кино «Артдокфест» открывается одновременно в Москве, Санкт-Петербурге и Екатеринбурге 6 декабря. Накануне президент фестиваля, кинорежиссер Виталий Манский рассказал Зое Световой, почему фильмом открытия была выбрана картина Аскольда Курова «Процесс» об Олеге Сенцове, и как может измениться судьба украинского кинорежиссера и политзаключенного в связи с этим.

— Ваш фестиваль начнется через две недели, а вокруг него уже зреет скандал: вице-спикер Госдумы Петр Толстой сообщил, что попросил Генпрокуратуру и Министерство культуры проверить «на экстремизм» фильм «Война ради мира» украинского режиссера Евгения Титаренко, который включен во внеконкурсную программу «Артдокфеста».

— Мы этот фильм даже еще не объявили. Внесли его в карточку продажи билетов, и кто-то это раскопал. Это кампания, направленная против фестиваля.

— Поэтому вы так долго хранили в тайне название фильма, который будет открывать «Артдокфест» в этом году?

— Да. Мы выбрали фильм открытия достаточно давно и по сути удивлены, что этот фильм остается фильмом открытия до сих пор. Объясню, о чем идет речь. Накануне премьеры фильма «Процесс» об Олеге Сенцове на «Берлинале», которая стала и мировой премьерой фильма, и большим событием, ведь фестиваль «Берлинале» — один из самых главных фестивалей в мире, мы думали о том, чтобы эту картину показать на открытии нашего фестиваля. Но мы совершенно не предполагали, что с февраля 2017 года по декабрь 2017 года — 10 месяцев столь актуальная картина, столь важная для российской аудитории, не будет ни разу показана на территории Российской Федерации. Я не строил каких-то иллюзий по поводу ее возможного показа на Первом канале, но мне казалось, что все же где-то есть та точка в огромной стране от Калининграда до Владивостока, где люди понимают всю важность и необходимость показа такого фильма и разговора на эту тему.

В стране более 120 кинофестивалей и не все фестивали называются «Лучезарный ангел» и «Волоколамский рубеж». Есть фестивали, которые как-то стараются сохранять лицо и как- то соответствовать духу времени, но вот жизнь показала, что фильм «Процесс» пролежал невостребованным десять месяцев и дождался своей российской премьеры как раз к моменту открытия «Артдокфеста».

— Что обычно происходит, когда фильм с успехом проходит на фестивале такого уровня, как «Берлинале»?

— Делается это следующим образом: когда фильм показывается на таком фестивале, как «Берлинале», и если этот фильм еще и снят российским автором, за ним моментально выстраивается очередь всех фестивалей на территории Российской Федерации. Такова практика: фестивали начинают наперебой приглашать режиссера принять участие в их программе.

— А вы не должны ни с кем согласовывать программу «Артдокфеста»?

— Я по прежнему столь наивный человек, который считает, что в нашей стране мы живем по действующей Конституции. По действующему законодательству, в том числе по гражданскому праву, уголовному праву и прочим правам, мне ни с кем ничего не нужно согласовывать. Понятно, что страна уже давно живет по другим законам, где-то даже записанным, а на самом деле являющимся понятийными правилами жизни, но я отказываюсь жить по этим правилам, поэтому мы и действуем в соответствии с прописанными нормами, и я ни с кем не должен ничего согласовывать. Я — президент фестиваля, и у нас есть программная дирекция, мы принимаем решения и показываем фильм.

Автор фильма — россиянин, фильм снят в том числе в Российской Федерации. Этот фильм производства Эстонии, Польши и Чехии. И по действующему закону для показа фильма на фестивале прокатного удостоверения не требуется. Все остальное — это наше решение. Мы понимаем, что берем на себя определенные риски. Но, в принципе, уже после судов, инициированных Министерством культуры против «Артдокфеста» и прочих обстоятельств, которые нам устраивает жизнь в России, я не думаю, что показом этого фильма мы навлекаем на себя еще что-то такое, чего мы раньше еще не испытывали.

Аскольд Куров. Фото: Clique.Doc / Facebook

Аскольд Куров. Фото: Clique.Doc / Facebook

— В прошлом году фестиваль открывался фильмом о Петре Павленском, на этот раз — фильмом об Олеге Сенцове. Это уже стало традицией — фильм-открытие — фильм о политическом заключенном?

— Да, в прошлом году мы показали немецкий фильм о Павленском. Я думаю, что Павленский — не столь «токсичная» фигура для российской власти, как Олег Сенцов. А сейчас российская власть и вовсе наслаждается ситуацией, которая произошла с ним во Франции. Все-таки история с Сенцовым — это очень серьезный вопрос, который требует серьезного обсуждения в российском обществе, и мне очень жаль и отчасти стыдно, что либеральная часть общества дистанцируется от этой очень важной проблемы. Но я не хочу сейчас кого-то огульно обвинять. Но и ведь правда, сегодня в России мало кто лишний раз вспоминает о том, что в нашей тюрьме сидит человек, совершенно очевидно незаконно осужденный, незаконно удерживаемый.

— Думаете ли вы, что показ этого фильма на вашем фестивале сможет как-то изменить судьбу Олега Сенцова?

— Я скажу предельно откровенно: мне кажется, что показ этого фильма может изменить мою судьбу, судьбу людей, которые причастны к решению снять и показать этот фильм, судьбу людей, которые приходят на фестиваль. Это для нас важно. Это важно сделать для меня лично, потому что тем самым я как бы, с одной стороны делаю что-то защищающее мою собственную репутацию. А моя репутация — это репутация определенного сообщества людей, и если в нашем обществе это количество людей, сохраняющих репутацию, будет увеличиваться, то это безусловно повлияет и на судьбу Сенцова. Для меня абсолютно очевидно, что при нынешнем политическом режиме судьба Сенцова не может быть изменена, она уже определена и очень четко сформулирована.

Ведь Александр Сокуров неоднократно публично обращался к человеку, который все определяет в этой стране. И человек этот четко и членораздельно заявил о позиции российского государства. Запятую можно поставить только тогда, когда сменится власть.

— Что еще будет показано на фестивале?

— Вся программа уже по сути дела объявлена. Буквально нам осталось объявить пару внеконкурсных фильмов и еще два конкурсных фильма. Уже идет продажа билетов в Москве, в кинотеатре «Октябрь», в Екатеринбурге — в «Ельцин центре», в Петербурге в кинотеатре «Англетер». На некоторые сеансы сегодня уже все билеты выкуплены, как это ни парадоксально звучит. И я считаю, что на любой абсолютно фильм программы «Артдокфест» можно прийти смело и увидеть то отражение нашей жизни, которое абсолютно категорически отсутствует во всех средствах официальных массовой информации вРоссии. Естественно, на телевидении ничего подобного увидеть невозможно. Хочу подчеркнуть: речь не идет исключительно о каких-то оппозиционных или, так сказать, радикальных, либеральных взглядах. Просто другая жизнь, просто другая страна, в которой мы живем в реальной жизни, а не в той, которая фейковым образом сконструирована в телевизоре.

— Какие фильмы стоит посмотреть?

— Прежде всего стоит посмотреть 21 фильм конкурсной программы. Это абсолютное открытие. Это абсолютно российские премьеры, как зарубежных кинематографистов, снимающих о русском мире в широком смысле слова, так и российских авторов. Очень важная картина «Красные души» Джессики Годер. О синдроме рабства, который вшит в сознание русского человека. Эта картина будет показана на главном мировом фестивале в Амстердаме. А второй показ фильма будет у нас в Москве. Интересны радикальные эксперименты и новаторское кино, такое, как премьера фильма «Осел» театрального режиссера Анатолия Васильева. Будет видеоарт, граничащий и в чем-то и заходящий в пространство документального кино Олега Мавромати «Обезьяна, страус и могила», он будет показан в конкурсной программе . Это фильмы, которые реально, к сожалению, кроме как на «Артдокфесте», практически нигде в большой стране предъявлены аудитории быть не могут.

И вот они показываются, и я жду с нетерпением возможности увидеть глаза этого зрителя, которого вижу раз в год на «Артдокфесте».

Олег Сенцов: «На Северный полюс же они меня не вывезут сидеть?»

Украинский кинорежиссер прислал письмо из СИЗО Тюмени. Он считает, что его этапируют в самую северную колонию строгого режима в поселке Харп, которая известна своими суровыми условиями содержания. Читать дальше...

util