«Дурак» по-рязански. На окраине города рушится жилой девятиэтажный дом
 Михайловское шоссе дом дом № 250 корпус 7. Источник: 2gis.ru
24 Ноября 2017, 14:39

«Дурак» по-рязански. На окраине города рушится жилой девятиэтажный дом

Собственница одной из квартир на Михайловском шоссе в Рязани (дом № 250 корпус 7) на Михайловском шоссе Лидия Ермоленко мечтает пообщаться с режиссером Юрием Быковым и узнать, не об их ли доме снят фильм «Дурак». Секции их 9-этажки уже «отъехали» друг от друга на 10 сантиметров, а межведомственная комиссия по признанию жилья аварийным считает, что с домом все в порядке.

Движение стен и пола

Пенсионерка Лидия Ермоленко въехала в квартиру улучшенной планировки на седьмом этаже нового 9-этажного дома в 2007 году, хотя купила ее двумя годами раньше. Застройщик ООО ПСК «Планета» во главе с директором Василием Протопоповым неоднократно переносил сроки сдачи дома, не мог подключить коммуникации. Все же въехав в новую квартиру, пенсионерка заметила небольшую щель в углу между комнатой и санузлом, однако не обратила на нее внимания. Собственница закупила материалы для ремонта, уже собиралась клеить обои, как вдруг заметила, что щель стала шире. Лидия Александровна переехала в Рязань из Ленинградской области, ни родных, ни знакомых здесь не имела, не имела и альтернативного жилья. Поэтому заказала независимую экспертизу, с результатами которой отправилась в суд. Советский районный суд встал на сторону истицы и обязал застройщика устранить «недоделки» и компенсировать пенсионерке расходы на экспертизу и моральный ущерб. Вместо исполнения предписания суда Протопопов объявил свое ООО банкротом, а Ермоленко осталась без денег и с увеличивающейся щелью в углу комнаты. А также с нераспечатанными рулонами обоев, которые, как она поняла, клеить просто бессмысленно.

Лидия Ермоленко. Фото: 7×7-journal.ru

Лидия Ермоленко. Фото: 7×7-journal.ru

«Я купилась на рекламу этой новостройки потому, что она не в центре города, вдали от крупных автомагистралей. Я инвалид II группы, мне нужно жить на свежем воздухе. А в этом доме мой балкон выходит прямо на природу... Только теперь я на него не выхожу: боюсь обрушения», — рассказала Открытой России пенсионерка.

Балконную дверь Лидия Александровна давно прикрутила шурупами, потому что дверная рама сильно перекосилась. Такими же шурупами прикреплены к рамам створки окон. За 10 лет комната «отползла» от ванной и кухни на 10 сантиметров, ровно на столько же опустилась вниз относительно остальной площади квартиры. Об этом свидетельствует образовавшийся порожек и дыра между стенами шириной в половину ладони. Дыру в полу пенсионерка «заделала» деревянным бруском и закрыла ламинатом, щели в стенах и потолке заполнила поролоном и ветошью. Стену под подоконником, на которую крепится радиатор отопления, женщина постоянно замазывает цементом, но он, по мере дальнейшего крена дома, трескается и крошится. С потолка отваливаются пласты штукатурки. По противоположной стене, граничащей с соседней квартирой, тоже пошла трещина, которая расширяется на глазах. При желании можно пожелать доброго утра и спокойной ночи соседям.

Фото: 7×7-journal.ru

Фото: 7×7-journal.ru

Точно в таком же состоянии находится 8 квартир, расположенных по этому стояку, и помещение магазина на первом этаже дома.

Девять лет хождений по кругу

Причину, по которой разваливается ее квартира, Лидия Александровна узнала почти сразу же после вселения: деформационный шов, который должен проходить между секциями дома, проходит прямо в квартирах этого стояка. Секции дома тоже «не подружились» между собой, так как построены на разных плитах, плиты уложены в болотистую почву.

«До Протопопова на этом месте собирался строить дом другой застройщик, но вбил несколько свай — они начали „уплывать“. Он понял, что строить на этом месте нельзя: старожилы еще помнят, что на этом месте было болотце. А другой застройщик решил, что сможет возвести дом, и „накрыл“ сваи плитами. На этих плитах и начал заливать фундамент, — со знанием дела объяснила Ермоленко. — К тому же мы живем во „вкладке“: справа и слева от нас — полноценные дома. А наши квартиры просто встроили между ними. Многие сравнивают наше жилье с карточным домиком, но это неправильно. Карточный домик упадет — никакого вреда не будет, а когда рухнет наш, жертв окажется много».

Фото: 7×7-journal.ru

Фото: 7×7-journal.ru

Пенсионерка сразу же начала бороться за признание квартиры аварийной и предоставление безопасного жилья. В течение девяти лет она вызывает межведомственную комиссию по признанию жилья аварийным, представители комиссии, опасаясь переступать порог квартиры, пишут в заключении, что все в порядке. Ермоленко подает в суд на неправомерные действия комиссии, суд признает (или не признает) правоту истицы, она снова вызывает комиссию на осмотр квартиры. По словам Ермоленко, рязанские власти выбрали беспроигрышную тактику: бесконечный бег по кругу, за который пенсионерка платит из своего кармана. Она уверена, что дом ни за что не признают аварийным.

«Пару раз мне удалось „заманить“ чиновников в свою квартиру: они приехали из любопытства, потому что не верили мне. Увидев пространства между стенами своими глазами, бежали в ужасе, приказав мне помалкивать о том, что они здесь были. И через какое-то время я получала от них заключение о том, что квартира пригодна для проживания, требуется лишь небольшой косметический ремонт», — вспоминает она.

Параллельно с обращениями в межведомственную комиссию Ермоленко приглашала независимых экспертов из Москвы. Разные организации давали одно и то же заключение: строить на этом месте было нельзя, строить настолько неправильно было нельзя, жить в квартирах на стыке секций не просто нельзя, но и опасно. Ни городская администрация, ни суды не желают принимать во внимание заключение московских экспертов, и неизвестно, в какой раз отправляют в квартиру Ермоленко представителей межведомственной комиссии.

Разваливающиеся квартиры беспокоят не одну Ермоленко, но только она одна решила бороться честными методами за безопасное жилье. Соседи по стояку действовали гораздо проще: замазывали щели, закрывали их шкафами, а разницу между уровнями комнат «презентовали» как двухуровневую квартиру. И продавали следующим наивным рязанцам. Почти все квартиры поменяли уже несколько хозяев. Владелица квартиры на восьмом этаже Екатерина Кондратьева стала третьей хозяйкой разваливающегося жилья. Впервые осматривала квартиру, когда прежние хозяева еще не съехали, а щели в стенах были заставлены мебелью. Когда она открыла дверь опустевшей квартиры, по ее словам, чуть не получила инфаркт.

Фото: 7×7-journal.ru

Фото: 7×7-journal.ru

«Квартиру мне продала семья, которая никак не могла выплатить ипотеку, — получается, я им помогла все оплатить. И такое получила взамен. Мы попытались сделать ремонт, но ничего не вышло: обои порвались, натяжной потолок „уполз“ в щель. Я слышала, как специалисты говорили, что надо мной, на чердаке, творится вообще что-то ужасное. Но я не имею ни сил, ни здоровья, чтобы ходить по судам», — рассказала пенсионерка Открытой России.

Переселить и демонтировать

Бывший заместитель Госжилинспекции по Рязанской области Святослав Голубятников доступно поясняет: понятие «капитальный ремонт» и «экспертиза» плохо применимы к этой ситуации, потому что в свое время изучал проектную документацию и с трудом понял, что это такое. По его словам, «такого проекта не должно было существовать в природе, такого дома — тоже. А уж если он появился, приемная комиссия обязана была его не принимать в эксплуатацию. Суть в том, что в этом деформационном шве отсутствует одна стена, а это уже ЧП». Он утверждает, что безо всяких экспертиз пора переселять людей, решать, что делать с этой «встройкой» и заводить не административное дело, а уголовное — по статье «преступная халатность».

С проблемой жильцов пытался разобраться депутат Госдумы от ЛДПР Рязанской области Александр Шерин. Он обнаружил еще одно нарушение: оказалось, что дом построен на коллекторе молочного комбината «Амка» и из-за этого подвал дома затапливало, когда коллектор провалился.

По словам эксперта судебной нормативной экспертизы, главного инженера ООО «ТопГеоМониторинг», кандидата технических наук Василия Иванова, уже сейчас существует угроза обрушения здания. Единственный выход, который видит специалист: демонтаж встроенного корпуса.

В середине октября 2017 года собственники опасных квартир написали коллективную жалобу в Межведомственную комиссию и требуют решить вопрос и спасти их жизни.

util