«Таскали по всему двору и отрабатывали силовые приемы». Как в Воронеже житель защищает свой дом от сноса
 Илья Толстой. Фото: bloknot-voronezh.ru
1 Декабря 2017, 09:00

«Таскали по всему двору и отрабатывали силовые приемы». Как в Воронеже житель защищает свой дом от сноса

Житель Воронежа Илья Толстой обратился к члену Совета Федерации Сергею Лукину с просьбой разобраться с «беспределом» вокруг расселения многоквартирного дома в Воронеже. Толстой на протяжении двух лет конфликтует со строительной компанией «Ремстрой», которая собирается снести его дом, а на его месте построить новый жилой комплекс. Сама фирма аффилирована с «Домостроительным комбинатом», принадлежащим семье Лукина. Толстой говорит, что жителям навязали «кабальные условия» по переселению и просит, чтобы его семью расселили по государственной программе. В 2016 году дом был признан аварийным, однако Толстой с этим решением не согласен и утверждает, что он находится в нормальном состоянии. Кроме того, по его словам, в домах, куда семью собирались переселить, были выявлены недостатки.

Застройщик пообещал, что исправит их, однако этого так и не произошло. За два года у Толстого произошло несколько конфликтов с представителями компании. В сентябре дом уже пытались снести, однако тогда на его защиту встала полиция. Но уже в октябре застройщик на основании постановления местной управы собрался снести стоящий рядом с домом сарай. Толстой вместе с семьей помешал произвести работы. Тогда сотрудники полиции, которых администрация района направила для обеспечения порядка, повалили Толстого и его семью на землю и доставили в отдел полиции.

Как рассказал Толстой Открытой России, в постановлении, которое ему показали, говорилось не о сносе сарая, а о находящихся на территории двора временных сооружениях.

Фото: bloknot-voronezh.ru

Фото: bloknot-voronezh.ru

«Сарай по всем документам был капитальным сооружением, поэтому мы не давали его демонтировать и требовали постановления на его снос. Полиция просила, чтобы мы прекратили мешать рабочим и проследовали за ними в отдел для составления протокола. Я позвонил в СК по Воронежской области с жалобами на полицию. Там мне сказали, что якобы направили к нам машину для выяснения дела. Мы их ожидали, но стоило нам выйти из машины, как нас начали валить на землю, мою мать таскали по всему двору и отрабатывали на ней силовые приемы».

Также, по словам Толстого, пострадала его сестра, у которой изъяли камеру. «Погнавшись за ней, полицейские выбили подъездную дверь. Сестру заставили проследовать в машину, угрожая, что в случае неповиновения с ней поступят так же, как и с матерью».

Толстого с семьей доставили в отдел, им вменили статью 19.3 КоАП РФ. В своем обращении к Лукину Толстой сказал: «Один из полицейских позже пояснил, что таким образом исполнялась наша воля». На следующий день прошел суд. «К моему делу подключились журналисты из местного ГТРК. Они ходили вокруг отдела, потом приехали в суд. Я подозреваю, что это подействовало на решение суда. Нас не арестовали на 15 суток, как нам грозили изначально, а выписали штраф».

Сейчас Толстой пытается привлечь сотрудников полиции к ответственности. Однако рассмотрение его жалоб в СК затягивается. «Жалоба на действия сотрудников полиции, поданная после задержания в ГУ МВД по Воронежской области, спущена до уровня городского начальника участковых, который до настоящего времени даже не попытался с нами связаться. По побоям матери была проведена экспертиза, однако ее результатов до сих пор нет».

Полицейский, участвовавший в задержании, позже рассказал свою версию произошедшего инцидента.

По его словам, Толстой и его мать оказывали сопротивление при задержании, кроме того, как он утверждает, семья кричала на весь двор и устроила «целое шоу».

«Илью посадили, он особо не сопротивлялся. С Черкасовой дело пошло намного хуже. Стали сажать в машину, а она не хочет, ногами уперлась, мы даже заднюю дверь не могли закрыть. Пришлось ноги вязать, даже после этого мы не могли ее посадить. Там было семь человек, и мы не могли с ней справится».

По словам полицейского, к сестре Толстого насилия не применялось, так как она не сопротивлялась. В конце он отметил, что полицейские будут требовать посадить Толстого и его семью на 15 суток за неповиновение полиции.

util