Винтажная пропаганда. Антон Орех — о смеси ужастиков и «русофобии» в программе Пушкова
4 Декабря 2017, 13:00

Винтажная пропаганда. Антон Орех — о смеси ужастиков и «русофобии» в программе Пушкова

На фоне общей деградации политических передач на федеральном ТВ еще держится со своим «Постскриптумом» Алексей Пушков. В своей часовой передаче он успел разгромить либералов, вспомнил Бориса Березовского и рассказал о неизлечимости польской русофобии.

Вновь потянуло меня не просто там на какую-то пропаганду, а на пропаганду винтажную. А то просмотры «аналитики» последних недель как-то начали приводить меня в уныние. Поиздержались, подизмельчали волшебники слова, промывальщики головной черепушки. Киселев разве что еще как-то держится.

Но уж Алексей-то Пушков подвести не должен! И он не подвел в целом.

Самое главное, ради чего стоит смотреть его «Постскриптум» — это великолепный русский язык. Здесь надо успевать даже не тезисы фиксировать, а именно фразы.

Вот, скажем, американцы забанили «Раша Тудэй». Наш закон об иноагентах они ругают, а свой хвалят. Потому что «в Америке вообще все самое лучшее: они даже бомбят гуманнее, и ракеты у них человечнее». А сам по себе бан «Раша Тудэй» — это, разумеется, ничто иное как «приступ русофобии». Слово «русофобия» вообще у Пушкова и пушковцев в ходу.

Активно звучало оно и когда речь зашла о конфликте Польши с Украиной из-за Бандеры, которого на Украине считают героем, а в Польше — палачом. Авторы удивляются самому этому противостоянию. Им казалось, что «ненависть к России крепит их дружбу крепче бетона». «Поляки были слепыми» в своей поддержке Майдана и переворота в Киеве. «Исцеление началось», когда украинские националисты начали... ну, и далее перечисление их немалых безобразий. И ответных действий Польши.

А потом, словно бы опомнившись, пушковцы делают разворот. Ведь нельзя, чтобы кто-то подумал, что поляки хорошие или действительно на пути исправления. Они после прозрения вновь готовы закрыть глаза на бесчинства бандеровцев в годы войны, потому что их с Порошенко и иже с ним «объединяет ненависть к России», «государственные интересы выше морали».

Через некоторый промежуток времени Пушков взглянул аналитическим прищуром на предвыборную ситуацию в либеральном лагере. Ситуация там, само собой, безрадостная. Но так ли вообще нужен либеральный кандидат российским избирателям? «Ждут ли избиратели либерального Мессию»?

Понятно, что не ждут. Тут даже над почти стерильным Явлинским посмеялись, что он в своей рекламе «дошел до ручки». Но еще любопытнее, что в программе «Постскриптум» дважды прозвучала фамилия Навального. Дважды! Чтобы там про него ни говорили, но сам факт упоминания неупоминаемого «обормота и проходимца» весьма занятен.

Но «эксперты» этого кандидата не особенно обсуждали. Вот то ли дело Явлинский! То ли дело Кудрин, который вообще никуда баллотироваться не собирается. Собчак припомнили... ну, конечно, «Дом-2»! А главное, что все либеральные кандидаты — они же хотят участвовать в наших, российских выборах, но как один «поддерживают Запад и Америку», и их политику и намерены здесь проводить.

Там еще смешной опрос москвичей на улице был. И все как один опрошенные либералов проклинали. Никто, говорят, не поддержал их на улицах столицы. В лучшем случае нейтральные слова говорили.

Был в «Постскриптуме» и такой сюжет, который можно не просто цитировать, а вывешивать целиком стенограмму. В конце программы минут 10, а то и дольше (что при хронометраже меньше часа — весомо) говорили про Бориса Березовского. Петр Авен выпустил книжку про БАБа и его время, и тут уже Пушков развернулся по всем меридианам и параллелям. И самому Борису Абрамовичу вставил и Ельцина не забыл, и про лихие 90-е, когда олигархи «поураганили», и про Гайдара. Мигранян, Куняев — каких только великолепных персонажей не извлеки на экран по случаю воспоминаний о Березовском.

Чубайса, кстати, почему-то не упомянули. Хотя уж Анатолий Борисович был самым что ни на есть символом и жупелом той эпохи покруче даже Березовского. Но Чубайс нынче гибкие планшеты делает за скромные миллионы. Он теперь у кого надо Чубайс.

Но это было не единственное, что мы должны знать про родную страну по итогам недели. Большой сюжет про педофилов и про то, как надо усилить борьбу с ними. Во всех подробностях — как будто сюжет делали ребята с НТВ.

Еще — про миллиарды Захарченко. Для меня по-прежнему загадка, что это за господин, у которого 13 квартир, 14 машиномест, 4 машины и слиток золота? Пушков без нужды не стал бы полковника гнобить. Но ясно же, что деньги у того были не вполне свои. Кто-то что-то там в верхах не поделил. И борьба, в том числе на голубых экранах, вокруг «Али-Бабы» Захарченко будет весьма любопытной.

Был сюжет и про беды обитателей коттеджного поселка, которые вроде бы и добросовестные приобретатели, но земля — ворованная прежними жуликами из администрации. История, каких сотни, наверное, если не тысячи. И Путин про это говорил, и кто только не говорил помимо Путина. Случай и впрямь вопиющий. Но в каждом шкафу у Пушкова начинаешь видеть скелеты. Если случаев сотни, а выбрали только этот — может, в поселке кто из знакомых Пушкова живет, и он решил поддержать товарища? Иного объяснения не выходит. По крайней мере нас уже так приучили, что даже правильные сюжеты делаются пропагандой не просто так, а с каким-то недобрым подвохом.

В целом же передача у Алексея Пушкова, при всей ее привлекательной заскорузлости и ископаемости, какая-то хаотичная. Сюжеты идут в непонятном, случайном порядке. Ужастики перемежаются борьбой с русофобами, и остается только надеяться, что в субботу ранним вечером у основной массы потенциальных потребителей данного продукта просто есть дела поинтереснее.

util