Как в крымских школах украинский и крымскотатарский языки делают языками-изгоями
 Фото: Петр Сивков / ТАСС
5 Декабря 2017, 09:00

Как в крымских школах украинский и крымскотатарский языки делают языками-изгоями

30 ноября 2017 года Генеральная прокуратура отправила в администрацию президента России отчет о том, как в субъектах обеспечивают право на добровольное изучение языков народов РФ — как родного, так и государственных языков республик.

В июле этого года Путин на заседании Совета по межнациональным отношениям заявил: «Заставлять человека учить язык, который для него родным не является, так же недопустимо, как и снижать уровень и время преподавания русского».

Посыл президента понятен: если проживающий в Татарстане русский школьник не хочет учить татарский язык — он не должен его учить. Аналогично — для других республик материковой России, где национальные языки скорее являются «обязательными», нежели «добровольными» дисциплинами.

Для Крыма, где государственных языков сразу три — русский, украинский и крымскотатарский, — актуальней был бы другой посыл: если украинцы и крымские татары хотят учиться на родных языках — они должны на них учиться. Потому что формально имеющие статус государственных, на деле украинский и крымскотатарский языки стали в Крыму «нелюбимыми пасынками».

Изгнание украинского

Украинский язык в Крыму большой популярностью не пользовался никогда. К марту 2014 года на полуострове работали всего 8 украинских школ и 829 классов с украинским языком обучения. Из 209 986 крымских школьников украинский учили лишь 13 688.

С приходом России и без того незавидное положение украинского языка ухудшилось. Из восьми украинских школ осталась только одна. Из 829 украинских классов — 28. Образование на украинском сегодня получает только 371 школьник.

Власти Крыма такое снижение интереса к украинскому языку объясняют в резкой манере. Вот слова главы Государственного комитета по делам национальностей Заура Смирнова: «Мы все прекрасно понимаем, что никакого притеснения украинского языка нет. Мы все знаем, почему снизился интерес к нему — потому что раньше он насаждался».

Однако у самих украинцев Крыма на этот счет другое мнение. В 2014 году Валентина Самар была председателем родительского комитета Украинской гимназии Симферополя. На ее глазах школу, где преподавание велось на украинском языке, принудительно русифицировали.

— Все началось еще до «референдума», — вспоминает она. — В гимназию пришли бойцы «самообороны» Крыма, которыми командовал нынешний «глава республики» Сергей Аксенов. Они потребовали, чтобы школа спустила украинский флаг, чтобы было убрано все украинское. Сказали, что гимназия будет перестраиваться на российские рельсы.

Ученики, вспоминает Самар, восприняли происходящее негативно: «Старшеклассники ходили по школе и пели гимн Украины».

— Родители начали собирать заявления о том, чтобы оставить в гимназии украинский язык. Потом появилось предложение сделать школу билингвальной: с русским и украинским языками. Но к концу учебного года нам дали понять, что украинский, если и будет, может претендовать лишь на второстепенную роль. Что статус основного в гимназии он потеряет. Многие после этого приняли решение о переезде на материковую часть Украины.

44 ученика украинской гимназии вместе с родителями покинули Крым еще до окончания учебного года. В апреле 2014-го полномочия сложила директор школы Наталья Руденко, прямо заявившая, что делает это под давлением новых властей.

Сейчас бывшая украинская гимназия переименована в академическую гимназию Симферополя. В ней 5 украинских классов, в которых учится 85 детей. Набора в 1 класс для желающих обучаться на украинском нет. Новый директор гимназии Валентина Лаврик объясняет это отсутствием желающих.

— В 2015 году было подано всего одно заявление на обучение ребенка на украинском языке. Разумеется, ради одного ученика мы не имеем права открывать класс, поэтому его родителям пришлось искать другую школу, — говорит она.

Завуч одной из симферопольских школ на условиях анонимности рассказал Открытой России, что прямого указания не обучать детей на украинском от чиновников нет. Но педагоги сами проявляют инициативу.

— Нужно понимать, что в России государственный язык один: это русский. Как будут входить в российскую реальность дети, которые учились на украинском? Мы понимаем стремление родителей прививать детям любовь к их родному языку, но это же можно делать в семье. Поэтому мы, конечно, убеждаем родителей отдавать детей в русские классы. Нужно же думать на перспективу — живем теперь в другой стране.

Учебник на крымско-татарском языке. Фото: Руслан Шамуков / ТАСС

Учебник на крымско-татарском языке. Фото: Руслан Шамуков / ТАСС

«Отговаривают учиться на крымскотатарском»

Крымские татары — третий по численности народ Крыма. К марту 2014 года на полуострове функционировало 14 школ и 384 класса с крымскотатарским языком обучения. В них учился 5551 школьник. После прихода России число школ осталось прежним, а вот число классов уменьшилось до 348.

Проблемы у крымскотатарского языка в Крыму те же, что и у украинского.

— Мы называем это принуждением к отказу от обучения на родном языке, — объясняет преподаватель Эмине Авамилева. — Схема такая: родителям, которые хотят отдать ребенка в класс с крымскотатарским языком обучения, руководство школы объясняет, что для формирования класса не хватает преподавателей, да и сам крымскотатарский язык, хоть и является государственным в Крыму, на территории России не столь востребован. После подобных разговоров большая часть родителей соглашается отдать детей в русскоязычные классы. Оставшимся говорят, что их слишком мало, чтобы сформировать крымско-татарский класс.

Эту практику Открытой России подтвердили сразу несколько человек из разных школ Крыма. Они рассказали и о других приемах, к которым прибегают, чтобы не формировать классы с крымскотатарским языком.

— В прошлом году в школе села Родниково (Симферопольский район Крыма — прим. Открытой России) завуч Наталья Петрайтис объясняла родителям будущих первоклашек, что им не стоит подавать заявления на обучение детей в крымскотатарском классе, потому что русский язык — слишком сложный предмет. Она так и говорила: «Одно дело, когда дети изучают русский язык 6 часов в неделю, и другое — когда из этих 6 часов 2 „забирают“, чтобы учить крымскотатарский».

После того, как родители все же решили, что крымскотатарский класс им нужен и принесли соответствующие заявления, их попросили подождать.

— Руководство школы пояснило, что сначала оно должно сформировать класс, а потом родители могут нести заявления, — рассказал собеседник Открытой России в Родниковской школе. — Но, на самом деле, класс нельзя сформировать без заявлений родителей. Поэтому дело до сих не сдвинулось с мертвой точки.

Обмануть или уговорить обучаться в русскоязычных классах, правда, удается не всех.

— В Советском районе Крыма, в селе Ильичево родители первоклашек буквально завалили министерство образования и прокуратуру жалобами на отказ открывать крымскотатарский класс, — рассказал Открытой России один из крымскотатарских активистов. — Прокуратура в итоге встала на сторону родительского совета, и со второго полугодия класс с обучением на национальном языке обещают открыть.

Проблема языкового неравенства в Крыму была поднята в сентябре этого года в докладе Управления верховного комиссара ООН по правам человека. «Введение образовательных стандартов Российской Федерации ограничило право этнических украинцев и крымских татар на образование на родном языке. Хотя в 1-9 классах средней школы, согласно законодательству Российской Федерации, обеспечивается преподавание на языках меньшинств, в старших классах средней школы (10-11 классы) все предметы должны преподаваться на русском языке». В Управлении верховного комиссара заявили, что образование на украинском языке в Крыму практически исчезло, а образование на крымскотатарском сохраняется только «благодаря высокому самосознанию» крымскотатарского народа.

util