«Своих усопших держат в сарае»: почему на Таймыре не могут хоронить мертвых
 Фото: Владимир Смирнов / ТАСС
7 Декабря 2017, 18:41

«Своих усопших держат в сарае»: почему на Таймыре не могут хоронить мертвых

Жители таймырского полуострова обратились к Владимиру Путину с необычной жалобой: они не могут хоронить своих усопших потому что некому удостоверить факт смерти. Об этом сообщает издание «Сибирь.Реалии» со ссылкой на члена инициативной группы Стеллу Кох.

Никого не осталось

Таймырский Долгано-Ненецкий округ упразднили более 10 лет назад, и полуостров вошел в состав Красноярского края. После этого, по рассказам жителей, из населенных пунктов вывезли государственные структуры: больницы, школы, родильные дома.

«Мы остались безо всего. Без денег — налоги нефтяников уходят в край, а там их по своему усмотрению делят между районами. Без госструктур и госуслуг, без нормальных специалистов и без нормальной медицинской помощи. Раньше у Таймыра был свой губернатор, свои представители в Госдуме и в Совфеде, и они, плохо или хорошо, решали все вопросы с Москвой напрямую. А сейчас мы никто — мы потерялись», — рассказывает Геннадий Щукин, член Ассоциации коренных малочисленных народов Таймыра.

Теперь жителям таймырских деревень приходится за каждой госуслугой ехать в Норильск. В случае смерти человека, оформить соответствующее заявление тоже можно только там.

Кох рассказывает, что иногда патологоанатом приезжает в административный центр Таймыра — город Дудинку, однако никогда не появляется в поселках и деревнях полуострова — там попросту нет необходимых помещений.

«На пассажирские рейсы тела не берут»

По словам Стеллы Кох, жителям региона очень трудно доехать до Дудинки из-за отсутствия наземного транспорта. Единственный способ транспортировки покойных — по воздуху, но авиасообщение также работает с большими перебоями.

«На пассажирские рейсы, которые очень редко выполняются вертолетами Ми-8, тела усопших не берут, поскольку нет грузового отсека», — сообщила активистка. Также она рассказала, что стоимость авиаперелета составляет около 15 тысяч рублей.

«И у людей нет ни денег, ни, иной раз, технической возможности увезти покойных сначала в другой город, а потом обратно, к месту захоронения», —— рассказала Кох.

Так как у жителей полуострова нет финансовой возможности похоронить умерших в соответствии со всеми правилами, им приходится хранить их в своих подсобных помещениях, где тела становятся добычей грызунов.

«Это и моральная травма для родственников, и угроза распространения опасных инфекций. Ведь неизвестно, от чего умер человек. А что происходит летом, страшно представить», — говорит она.

«Государства там нет»

Из-за отсутствия врачей многие вынуждены хоронить своих покойных без необходимых документов. А значит, родственники усопшего не могут рассчитывать ни на социальные гарантии, ни на полагающиеся пособия.

«Там совершенно не работает ничего, и государства там нет», — рассказал Открытой России издатель журнала «Археология русской смерти» Сергей Мохов, — если вы куда-то за Урал уезжаете, куча мест, где государство отсутствует, этим уже никого не удивить. Иногда люди просто живут автономно от государства, которое не дает им ничего.

По мнению эксперта, вся Россия функционирует по такому «полуразваленному принципу»: справки врачей выдаются без какой-либо системы. Единственное отличие Таймыра в том, что там пример более яркий: «от нищеты и от отсутствия бюджетных денег врачи просто перестали даже физически находиться в регионе».

Мохов видит два пути разрешения ситуации: либо жители региона забывают эту историю и смиряются с отсутствием социальных выплат, либо обращение к президенту «выстрелит».

«История очень простая: как и для всей России: ничего не работает и единственная возможность чтобы хоть как-то заработало — громко-громко закричать, авось на тебя обратят внимание».

«В Центральной России тоже самое»

Руководитель компании «Ритуал-Сервис» Илья Болтунов рассказал Открытой России, что данное происшествие — отнюдь не редкость даже в Центральных регионах страны:

«У нас за пределы московской области выехать и тоже патологоанатомических центров нет, что тут уже о Таймыре говорить».

По словам эксперта, стоимость перевозки до ближайшего центра по Центральной России составляет 25 рублей за километр. С учетом того, что иногда от поселка до ближайшего патологоанатомического отделения приходится ехать по несколько десятков, а то и сотен километров, цены за только за перевозку могут достигать 5 000 рублей.

Болтунов рассказал, что некоторые жители регионов научились обходиться без услуг патологоанатомического центра: по словам эксперта, если больной долго наблюдался у одного терапевта, а врач «предполагал» ухудшение состояния больного, то он вправе сам выписать заключение.

«Но это только в случае ненасильственной смерти. Если происходит какая-нибудь поножовщина, то, разумеется, надо отправлять на судебно-медицинскую экспертизу», — добавляет Болтунов.

Война за автономию

Отчаявшись получить ответ от муниципальных депутатов, жители Таймыра обратились в к федеральным властям:

«Руководителям Красноярского края, похоже, по-прежнему, не до нас, и в этой связи огромная просьба к федеральным структурам, к главе государства — предоставить возможность гражданам России — жителям Таймыра право самим эффективно и оперативно управлять территорией, вернуть все федеральные государственные структуры и услуги, которые предоставлялись населению до объединения с Красноярским краем, вернуть Таймыру статус Таймырский (Долгано-Ненецкий) автономный округ», — приводит текст обращения портал «Сибирь.Реалии».

Жители полуострова несколько раз обращались в территориальную избирательную комиссию, пытаясь инициировать с инициативой референдума о признании Таймырского муниципального района автономной областью, но каждый раз получали отказ.

В последний раз они сообщили, что власти отказывали на них давление и требовали отозвать требование:

«28 июля на заседании Общественного совета глава Таймырского Долгано-Ненецкого муниципального района Сергей Ткаченко лично требовал от меня и от Геннадия Щукина отзыва пакета документов по проведению местного референдума. Кроме того, он требовал не проводить опрос населения по вопросу проведения местного референдума, полагая, что тем самым мы будем будоражить народ и Таймыр в целом. В наш адрес на общественном совете прозвучали и оскорбления: нам было сказано, что мы этим занимаемся от безделья», — рассказала тогда порталу «Деловой Квартал» Стелла Кох.

После присоединения к Красноярскому краю Таймыр быстро пришел в упадок, из-за чего жители начали требовать возврата автономии уже через два года после реформы.


Пасха в октябре: репортаж с выставки «Некрополь-2017»

Сергей Простаков и Андрей Золотов узнали, что похоронный бизнес вынужден выбирать между новыми технологиями и выживанием в экономический кризис. Читать дальше...

Постсоветские похороны как феномен: первая большая российская книга об истории ритуальных услуг

Сергей Мохов является культуртрегером в полном смысле этого слова. Еще в начале 2010-х годов он создал сайт «Археология русской смерти», который за несколько лет вырос до полноценного гуманитарного журнала о death studies (англ. — исследования смерти). В этом же году Мохов выпустил свою первую книгу «Рождение и смерть похоронной индустрии: от средневековых погостов до цифрового бессмертия». Читать дальше...

util