«Министр культуры, аплодирующий гениальному спектаклю Серебренникова — это гротеск»
 Фото: Сергей Бобылев / ТАСС
9 Декабря 2017, 20:17

«Министр культуры, аплодирующий гениальному спектаклю Серебренникова — это гротеск»

Людмила Улицкая — о премьере балета «Нуреев»

9 и 10 декабря в Большом театре состоятся премьерные показы балета «Нуреев», который был отменен в июле этого года. Режиссер спектакля Кирилл Серебренников уже тогда находился под следствием. Теперь он под домашним арестом. Прогон балета состоялся накануне премьеры в Большом театре. На нем побывала писатель Людмила Улицкая. Своими впечатлениями она поделилась с Открытой Россией.

— В пятницу 8 декабря вам удалось попасть на прогон «Нуреева». Какое впечатление? Догадываюсь, что невозможно в одной-двух фразах описать свои ощущения, но все таки?

— Это гениально. У каждого вида искусств есть свой язык, и хотя он изменяется во времени, но обычно имеет четко очерченные границы. Выход за границу привычного и обыденного реализует только гений. Я как зритель испытала восторг отрыва от плотной почвы, пребывания в невиданном прежде пространстве. Конечно, можно говорить о пределах жанра — Кирилл Серебренников вышел за пределы жанра, делает он это не в первый раз, и это именно то, что отличает гениального художника.

— Беспрецедентный случай: режиссер спектакля не вышел на поклоны. Известно почему: режиссер Кирилл Серебренников находится под домашним арестом. Придавало ли отсутствие режиссера драматизм самому спектаклю?

— Это был прогон. Вероятно, помощник режиссера и его ассистенты будут вносить какие-то поправки, но это рабочий момент жизни спектакля. Актеры, надо думать, сильно волновались. Если отсутствие режиссера и чувствовалось, то не по той причине, что какие-то последние недочеты были не устранены. Отсутствие режиссера на прогоне и на премьере — случай беспрецедентный. У меня в голове не укладывается, как мог присутствовать в зале министр культуры и отсутствовать режиссер. Даже не обсуждая известных нам деталей этого невиданного по своему бесстыдству процесса, не понимаю, почему самому министру не пришло в голову, что он обязан был бы в лепешку разбиться, чтобы режиссер был выпущен из-под домашнего ареста вообще, и уж безусловно в день премьеры... И если он не смог этого обеспечить, то как он мог сидеть на этом бархатном стуле... Чем же он тогда руководит в стране? Это все ужасно стыдно, и это самое меньшее, что можно по этому поводу сказать.

— О чем спектакль?

— О свободе этот спектакль. О свободе творческой личности на самовыражение, и о свободе этой творческой личности от диктата государства. Это очень сильный и острый разговор о творчестве, о профессии, об экзальтированной и неуправляемой природе гения.

— Почему его надо было запрещать? Он вредит общественной нравственности?

— О господи! Мне меньше всего хочется разбираться в мыслях «запретителей». Нравственная материя никогда никакое государство не интересовала, только в декларациях. Думаю, запрещают они скорей всего от глупости. Было бы лучше, если бы наше начальство ограничилось футболом, в нем они и понимают побольше, и не брало бы на себя суждения о проблемах тонких, требующей квалификации. Помните эпизод из советской истории, как партийный руководитель Жданов, бренча на пианино, учил Шостаковича как правильно музыку сочинять?

Я всю жизнь к театру приближаюсь, но в этом спектакле много было такого, что мне надо бы еще раз посмотреть, чтобы понять. Он очень сложный, новаторский, на высшем уровне современной культуры...

Владимир Мединский на предпремьерном показе балета «Нуреев» режиссера Кирилла Серебренникова в Большом театре, 8 декабря 2017 года. Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС

Владимир Мединский на предпремьерном показе балета «Нуреев» режиссера Кирилла Серебренникова в Большом театре, 8 декабря 2017 года. Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС

— Те, кому посчастливилось попасть на прогон, написали в соцсетях, что на спектакле был министр культуры Владимир Мединский. Многие считают его одним из инициаторов запрета этого спектакля и более того, одним из возможных заказчиков «дела Серебренникова». Почему зрители не устроили ему в зале обструкцию?

— Устроили овацию, а не обструкцию. Ну, был Мединский в зале. Говорят, ему даже понравилось. Да какое это имеет значение? На премьеры (9 и 10 декабря- Открытая Россия) повалят все высшие чиновники со своими женами и любовницами, партийно-правительственный аппарат, как это раньше называлось. И будут аплодировать. И это тоже не имеет ровно никакого значения перед лицом этого грандиозного художественного и культурного события. Все комментарии к происходящему в зрительном зале можно увидеть на сцене — и обсуждение побега Нуреева на партсобрании в театре, и череду сменяющихся вождей на сцене, и карамельную художественную самодеятельность советских времен.

Мне казалось, что сегодняшняя жизнь дошла до такого абсурда, до такой карикатуры, что никакой гротеск уже невозможен... Однако сидящий в зале министр культуры, аплодирующий гениальному спектаклю Серебренникова, и есть этот гротеск. Кажется, он даже не понял весь черный комизм своего присутствия, театральность этого присутствия .

— И вообще: режиссер под арестом, спектакль без него выходит на сцене, в зале — его гонитель? Что говорит подобная ситуация о нашей стране, о нашей власти, о ситуации в которой мы живем? И следует ли ставить спектакли в отсутствии режиссера? Или лучше объявить этому спектаклю бойкот?

— Есть ряд вопросов, на которые я ответить не могу. Есть ряд вопросов, на которые я отвечать не хочу. Мы современники выдающегося режиссера, а биография таких крупных фигур — в руках Судьбы с большой буквы, а не в руках чиновников или бесстыжих судей. О каком бойкоте вы говорите? Ходить на спектакль будут наши партийные начальники и толстосумы, в руки тех людей, для которых этот спектакль поставлен, билеты скорей всего и не попадут — Большой Театр, к сожалению, не то место, куда может пойти студент, учитель и врач. Дорого очень. Вчера перед входом спекулянты продавали билет по 70 тысяч рублей. Но когда-нибудь увидим спектакль в интернете. Если его не прикроют...

util