«Все сыграли консервативно, достаточно терапевтически». Сергей Маркелов — о пресс-конференции Путина
 Во время трансляции большой ежегодной пресс-конференции Владимира Путина. Фото: Петр Ковалев / ТАСС
14 Декабря 2017, 19:10

«Все сыграли консервативно, достаточно терапевтически». Сергей Маркелов — о пресс-конференции Путина

14 декабря прошла 13-я встреча президента с журналистами. Открытая Россия поговорила о пресс-конференции с политологом Сергеем Маркеловым.

—Чем эта пресс-конференция отличается от предыдущих?

— Около 85% — это шаблонные, автоматические, уверенные ответы. Были старые заявления президента, например, о геополитике, обновленные с учетом 2017 года и перспективами 2018-го. Но чего-то принципиально нового не было. Одна свежая тема, хоть она уже и в развитии, — это будущее: демография, защита детей, новые подходы к материнству и его стимуляции.

— Почему он идет самовыдвиженцем?

— Я как эксперт посоветовал бы именно такое решение по одной простой причине: народный кандидат Путин перспективнее «партийного Путина» с поддержкой «Единой России». Здесь очень важно, что это не значит, что «Единая Россия» не будет заниматься сбором подписей, потому что никакой другой структуры для этого нет. Условно говоря, этот ход нужен только для публичной части. Выбрана формула самовыдвиженца и кандидата от народа. С технологической точки зрения ничего от этого не поменялось. Партия все равно будет агитационной сеткой, основным ресурсом, который будет продавливать всю электоральную машину.

— Почему Путину так важны «майские указы»?

— Они в свое время были использованы для пропаганды. На этапе запуска указов это было началом процедуры обнуления проблем с губернаторской вертикалью власти. Указы надо было вбросить, чтобы губернаторы начали рыть землю. Накопилась куча вопросов, которые федеральный центр поручил губернаторам, и таким образом президент и федеральная российская власть управляла региональными процессами. Путину нужно было закрыть гештальт и подвести итоги — заявить, что большая часть принципиальных вопросов на 85-90% решена. Это сигнал народу, и сигнал губернаторам двигать формулу «70/70» на 18 марта.

— Что это за формула?

— 70% за Путина. К губернаторам применили кнут и пряник: посадки чередуются с повышением требований, идет перезагрузка губернаторского корпуса. Президенту нужно было дать сигнал этой компании: «Молодцы, „майские указы“ отработали, я на вас буду опираться, и пока вы делаете президентскую кампанию, все будет хорошо».

— Почему Путин возвращается к риторике оранжевой революции? В частности — Навальный-Саакашвили.

— То, как он ставил события в Украине, — это хорошая формула, опять же, для публичной части: понятные метафоры и ассоциативный ряд. Когда четыре кнопки федеральных каналов хорошо прокачивают украинскую историю и одну из последних — роль и место Саакашвили в реконструкции киевской власти, — конфликт Саакашвили-Порошенко. Безусловно тема с Саакашвили с Навальным — хороший ход, который будет очевиден, понятен: дурости того легко можно будет объединить с дуростями этого. Правильная смысловая сцепка.

— Ксения Собчак задала Путину вопрос, и он отозвался о ней как о неконструктивном кандидате. Ему выгоден такой представитель оппозиции?

— Я бы в ответе на ваш вопрос использовал последнюю фразу его ответа, это ключевая фраза: «Власть ничего не боится». Ксения попробовала продвинуть некое объединение с Навальным, и Алексей тут же отреагировал: «Ксюша молодец, четко задала вопрос». К Собчак как кандидату «против всех» очень нужны голоса Навального, тогда у нее будет хоть какая-то попытка перейти порог 5%.

— Она поэтому и задала этот вопрос?

— Я думаю, да. Все видели и понимают, что они никак не объединяются. После ее выдвижения Навальный зарядил формулу дискредитации, то есть снижения явки. Это же не попадает в ее планы, значит, что не будет потенциальных голосов. А как притянуть в условиях лидерской конструкции политической вертикали Навального по стране? Это партия одного лидера, и без его разрешения внизу никто не пошевелится.

Все сыграли в свое правильно. Ксения сыграла в Навального, процитировав все его умозаключения о ЕСПЧ, и ему это понравилось. Возможно, начнутся новые этапы договоренностей и переговоров, чтобы взять какой-то кусок электората Навального Она очень, чтобы он стал от нее играть, потому что она легитимна, а он-то точно не будет легитимным по крайней мере в рамках кампании 2018 года. А президент дал понять, что оба — клоуны: Алексей непонятно зачем скачет с протестной повесткой и Ксения без всякого конструктива.

— Вы говорите, все сыграли правильно, можете развить эту мысль?

— Три игрока. Ксения задала вопрос, и неважно, что ответил Путин, важно, что она спросила. Она запишет ролик со своим вопросом и еще сто раз будет его гонять. Больше такой возможности у нее не будет. Задача была повторить всю риторику, слова, язык, стилистику Навального прям цитатами. Навальный уже отреагировал. Это не значит, что Алексей бросится объединяться. Не факт, но уже не стопроцентный негатив. Путинская позиция: «Ребята, вы там копошитесь без конструктивной повестки, друг другу м кидаете, а я здесь ни при чем: я как шел так и иду, мы, власть, ничего не боимся. Это вы там делите. Придумаете конструктивную повестку, тогда и приходите в российскую политику».

— Зачем Путину нужны пресс-конференции на 18-году у власти?

— Политика консервативна. Никаких ноу-хау Путину придумывать не надо, потому что они будут никому не интересны, а он сам будет им сопротивляться из-за возраста и опыта. Он любит только свою импровизацию. Креатив вроде СМС не его стилистика. Он имеет право на капризы и на заданные рамки. Хотя формат изменился: убрали СМС с прямыми и дурацкими вопросами. Добавили полоску слева с регионом, никакого потока вопросов не было, потому что поняли, что это неправильное решение: их обсуждали больше, чем пресс-конференцию в прошлом году.

Все сыграли консервативно, достаточно терапевтически. Главное показать широту компетенции президента от геополитики до проблем борьбы с абортами, и он готов все аккуратно, мягко комментировать и понимает, о чем речь.

util