24 March 2016, 12:00

​"Движок" регресса. Как устроена армия ботов Сергея Собянина: взгляд изнутри


Евгения Офицерова примерила роль молодежного парламентария, чтобы понять, кто и зачем распространяет хвалебные посты о мэрии Москвы и играет роль массовки на круглых столах и «патриотических» митингах

В блоге политика и сотрудника Фонда борьбы с коррупцией Леонида Волкова я прочитала трехсерийное расследование (раз, два, три) об организации «Движок» — «армии ботов Сергея Собянина» под прикрытием «молодежного парламентаризма».

Мне стало интересно посмотреть на московских ботов вблизи, и я отправила заявку на участие через сайт «Движка». В анкете нужно было указать место учебы, работы и точный адрес регистрации, а также оставить ссылку на свою страницу хотя бы в одной соцсети — ее обещают внимательно изучить.

Что такое молодежные палаты

Так называемая молодежная палата есть в каждом муниципалитете — всего их в Москве 146. Каждый молодежный парламентарий должен быть зарегистрирован в системе «Движок». Проект московской мэрии «Движок» позиционируется как платформа для общения членов Центра молодежного парламентаризма (ЦМП), — то есть это некое подобие соцсети для городских активистов.

Участница флешмоба «#Япарламентарий»

На сайте ЦМП говорится, что цель молодежного парламентаризма — «дать молодежи возможность активно участвовать в общественно-политической жизни столицы». Судя по сайту, молодые парламентарии ведут действительно активную общественную жизнь: ходят на соревнования по армрестлингу, участвуют во флешмобе «#Япарламентарий», проводят вечеринки в смешных шляпах, изучают работу служебных собак и гуляют по коридорам клиники. А еще выполняют задания, суть которых заключается в том, чтобы хвалить мэрские инициативы на своих страницах в соцсетях, и играют роль массовки на мероприятиях вроде круглых столов или митинга в честь аннексии Крыма.

На момент написания статьи в системе «Движок» были зарегистрированы 2208 человек, которые вместе написали более 30 тысяч постов, сняли почти 200 видеороликов и опубликовали более семи тысяч статей в поддержку мэрии. Самых активных участников «Движка» отбирают в молодежную палату при Мосгордуме.

Как попасть в «Движок»

Обычно, как мне рассказывали, заявки рассматриваются не дольше недели, но моя осталась без ответа: наверное, неведомой комиссии не понравились мои статусы, или мои друзья, или смешные картинки с французскими экзистенциалистами.

Но найти обходной путь было несложно. На сайте «Движка» в рубрике «Команда» есть список парламентариев, и некоторые из них оставляют контакты.

Я пишу куратору молодежной палаты по моему району, и уже через 20 минут меня добавляют в чат соответствующей молодежной палаты — на этот раз содержание моего аккаунта никого не смутило.

Руководитель палаты — 20-летний студент НИУ ВШЭ Никита. В первую очередь он уточняет мой адрес — подлинность прописки очень важна. Затем спрашивает, откуда я узнала о «Движке». Когда я говорю, что от друзей, он спрашивает, из какой они палаты. «Из шестой», — печатаю я, но удаляю, не отправив.

«Давай сразу предупрежу: работа не самая интересная, мягко говоря. По сути это пиар правительства через свои соцсети. Бывает, мы проводим интересные мероприятия, знакомимся, общаемся, но в целом вот такая вот рутина. Некоторым это нравится, некоторые разочаровываются, но мы не обижаемся. Так что ты можешь попробовать», — пишет мне куратор.

В моем районе 14 молодежных парламентариев. По словам куратора, раньше заявок было больше, но в последнее время их немного. Задания тоже стали редкими. Отчасти это произошло само, отчасти — из-за расследования Волкова, считают члены молодежной палаты. По словам Никиты, «все сильно испугались продолжения». Он добавляет, что Волков писал не совсем про «Движок», а про ЦМП, где люди работают официально и получают от этого реальную выгоду, в то время как члены «Движка» — обычные волонтеры и работают только «на свое будущее».

Баллы в «Движке» нужны не для зарабатывания призов, а для рейтинга. Говорят, самые активные участники могут получить стажировку в правительстве Москвы, а других поощрений, заверяет меня куратор, нет.

Никита объясняет, что участник системы должен вести аккаунты в Facebook, Twitter, Instagram и «ВКонтакте». Везде нужно указать, что ты член молодежной палаты, а также свою специальность и направление работы. Имя, фамилия и фотография должны быть настоящими. На странице парламентария не должно быть матерных слов, а также упоминаний алкоголя, табака и наркотиков, призывов к насилию и экстремизму и другой незаконной информации. Председатель палаты следит за активностью блогеров и количеством их подписчиков.

Какие бывают задания

За неполные две недели появились пара приглашений на необязательные мероприятия и одно задание: парламентариям предложили съездить в парк ВДНХ во время масленичной недели и описать свои впечатления. Впрочем, отправляться туда было не обязательно — достаточно было скопировать пост в свои соцсети.

Спустя несколько дней в чате моей палаты обсуждают новость: скончался один из создателей МГЕР и руководитель Центра молодежного парламентаризма Алексей Демихов. Молодые парламентарии грустно отмечают, что в ближайшее время заданий уж точно не предвидится.

Выход в люди

Через десять с лишним дней меня наконец позвали на мероприятие — митинг «Крымская весна», приуроченный ко второй годовщине аннексии полуострова.

У метро меня встречают несколько скромно одетых молодых людей и две девушки в пуховиках. Вскоре к нам присоединяется мужчина в спортивном костюме «Сочи-2014» и отмечает всех присутствующих в списке. Как выяснилось позже, в «Движке» из них состоят только двое, остальные — дружинники. Предводитель моей группы — накачанный парень с громким голосом Сергей, тоже член палаты по моему району. Сергей кричит: «Так, где управа? Где муниципалитет? Потерялись все?»

Через пять минут он убегает фотографироваться на фоне стены с надписью «Трезвая Россия».

По словам Сергея, обычно парламентарии либо пропускают митинги, либо фотографируются и сразу уходят по своим делам. Позже эти фотографии попадают в пост о мероприятии, которые члены палаты публикуют в соцсетях для отчетности. Меня тоже фотографируют с разных ракурсов, но от совместного селфи почти все вежливо отказываются.

— Я уже пять лет как народный дружинник, — рассказывает Сергей. — А мне сейчас 24 года. Меня и по телеку показывали, и грамоты есть. «Движком» я сейчас почти не занимаюсь — заданий нет. Ты знаешь, что такое диванный эксперт? Это не бот и не тролль. Допустим, депутат написал пост. Ты должен его распространить среди своих друзей, еще лучше — написать о нем отдельно. Также мы рассказываем о мероприятиях внутри района, например, о новой станции метро, маршруте автобуса или только что открывшемся баре.

Мы проходим сквозь рамки. Одна из наших дружинниц Елена не знает, куда деть флаг Народно-освободительного движения (НОД), который ей дали, помимо ее воли, и предлагает его всем подряд. Мимо с криком «Крым наш!» пробегает толпа чеченцев. Сергей вдруг понижает голос:

— Ты только не говори ребятам из палаты, что я иду с другим районом. Просто здесь у меня ребята активные, а с нашими я общаюсь не так много. Если честно, я и на собрания не хожу.

Наша компания ненадолго останавливается у двух седых мужчин в военной форме, поющих частушки про оппозиционеров («Лошадиная улыбка / И глаза глядят не так / У природы есть ошибка / И зовут ее Собчак»). Несколько пожилых женщин хлопают в ладоши и радостно визжат.

— Я через эту систему поднялся до члена палаты, — продолжает мой коллега. — Ты тоже можешь подняться. Смотри, сейчас ты стажерка, потом тебя возьмут в резерв, и ты станешь резервистом. Потом идут члены палаты, а потом, может, и в Мосгордуму попадешь. К тебе будут добавляться люди — ты их всей добавляй и разговаривай с ними. Я вот всегда спрашиваю, из каких они районов, какие у них проблемы и так далее.

На вопрос, в чем фактическая разница между резервистом и членом палаты, Сергей ответить не может. Он оборачивается к остальным участникам группы с вопросом, кто будет писать пост. «У нас блогер есть, но он что-то вообще ни фига не работает», — объясняет он и тут же предлагает мне занять его место. Сергей объясняет, что большинство членов «Движка» стараются писать посты сами, но для других проектов они назначают специального человека, который пишет лучше других.

— Я, например, в «Движке» ничего не делаю. Мне не нравятся задания. Он меня бесит, это какая-то бесполезная хрень — говорит Елена, — но некоторых все равно выгоняют за безделье. Я в системе уже год, и за это время мне не дали вообще никаких бонусов.

Сергей — образцовый активист «Движка». С помощью платформы он пытается построить политическую карьеру — за месяц он поднялся на третье место в рейтинге резерва. Тем не менее за свою работу он не получил ни одного реального бонуса.

— У меня есть приложение «Активный гражданин». Я там набрал тысячу баллов, и теперь мне положен подарок. Пока не забрал. Вроде на термокружку накопил.

Скоро мои спутники теряются в толпе. Через час после официального начала митинга Сергей присылает смс: «Я уже дома».

Заданий мне больше не поступало.