13 Июля 2016, 12:23

Кто такой Михаил Савицкий, проводивший допрос Алексея Пичугина

По информации Открытой России, 13 июля Алексей Пичугин был допрошен следователем ФСБ Михаилом Савицким. Чем известен этот специалист по громким «террористическим» делам, рассказывает Зоя Светова

Как сообщила Открытой России адвокат Алексея Пичугина Ксения Костромина, 13 июля Пичугин был допрошен в статусе свидетеля. Адвокат Костромина дала подписку о неразглашении и отказалась назвать нам имя допросившего его следователя. Она также сообщила, что следователь не сказал, по какому делу допросил Пичугина, а сам Пичугин отказался давать показания, воспользовавшись 51-й статьей Конституции. «Позиция Алексея Владимировича Пичугина на сегодняшний день заключается в следующем: никаких преступлений он не совершил и считает себя жертвой несправедливого судебного разбирательства, что было подтверждено Европейским судом, решение которого Верховный суд России исполнять отказался», — сказала Костромина после допроса. Допрос, по ее словам, длился около часа.

По информации Открытой России, Пичугина допрашивал начальник 3-го отдела Следственного управления ФСБ Михаил Савицкий. Вот что известно о делах, которыми он занимался раньше.

Анализ профессионального опыта Михаила Савицкого показывает, что он специализируется на «террористических» делах, — особенно таких, которым придается важное «государственное» значение. Именно благодаря расследованию подобных дел он построил карьеру.

Начинал Савицкий как следователь по особо важным делам в Следственном управлении ФСБ России. Еще будучи капитаном, расследовал дело о взрывах домов в Москве и в Волгодонске в 1999 году. В 2005-м он уже майор — и расследует дело о покушении на сенатора Владимира Слуцкера. Именно Савицкий 1 апреля 2005 года допрашивал в качестве свидетеля генерал-полковника в отставке, бывшего главу московского ФСБ Анатолия Трофимова, который работал у Слуцкера помощником (спустя девять дней после допроса Трофимов был убит).

В 2007 году Савицкому поручили другое резонансное дело — о покушении на главу Чечни Рамзана Кадырова в Москве 9 мая 2007 года. Обвинение было предъявлено двум студентам, проживавшим в Москве, — Умару Батукаеву и Руслану Мусаеву, — и жителю Чечни Лорсу Хамиеву. Ни Батукаев, ни Мусаев виновными себя не признали. В апреле 2009 года присяжные не нашли вины Батукаева и Мусаева в покушении на Кадырова; Батукаева осудили на 5 лет за хранение оружия, Руслана Мусаева полностью оправдали. И только Лорса Хамиева осудили на 8 лет за покушение. «Дело было полностью сфабриковано, и это подтвердил вердикт присяжных, которые, несмотря на сильное давление, оказываемое на них в суде, оправдали двух из трех подсудимых», — говорит адвокат Батукаева Мурад Мусаев.

Адвокаты, которые специализируются на делах о терроризме, отмечают, что при всей своей внешней корректности Савицкий может быть жестким и циничным. «Он такой типичный чекист-карьерист, — говорит о нем одна из московским адвокатов. — Хвалится своими связями в Чечне, по делам службы, бывал там. Адвокатов по соглашению не любит, как и большинство следователей ФСБ, предпочитая своих ’’карманных’’ адвокатов».

У Савицкого связи не только в Чечне, но и в Южной Осетии. В январе 2012 года Савицкий, уже будучи начальником 3-го отдела Следственного управления ФСБ РФ, вместе с оперативной группой — бойцами «Альфа» и следователями ФСБ — выехал в Цхинвал, чтобы провести обыск у главного тренера сборной России по вольной борьбе Дзамболата Тедеева, который поддерживал на президентских выборах в Южной Осетии альтернативного Эдуарду Кокойты кандидата Аллу Джиоеву. Тогда у Тедеева отобрали заграничный паспорт и привезли его в Лефортово на допрос, который, по словам его адвокатов, длился 5 часов.

В последние два года террористов стали тщательно искать не только на Северном Кавказе, но и в Крыму. И этим занялся полковник Савицкий. Он курировал так называемое крымское дело по обвинению украинского кинорежиссера Олега Сенцова в подготовке терактов на полуострове. Именно он «не замечал» последствий пыток, применявшихся к обвиняемым. За его роль в деле Сенцова Украина включила Савицкого в «список Савченко».

И именно по этому делу в начале июня 2014 года полковник Савицкий хотел взять подписку о неразглашении тайны предварительного следствия у правозащитников, членов ОНК Москвы, когда мы пришли с проверкой в СИЗО «Лефортово». Впервые за восемь лет нашего посещения московских тюрем мы столкнулись с подобной практикой.

Тогда я в первый и пока в последний раз увидела Савицкого. В кабинет заместителя начальника СИЗО «Лефортово» вошел мужчина лет сорока, в сером пиджаке в мелкую полоску, в голубой рубашке, в пестром галстуке. Он представился: «Михаил Савицкий, начальник 3-го следственного отдела Следственного управления ФСБ России. Мы слышали, что вы собираетесь посетить Олега Сенцова. Вы не должны вторгаться в данные предварительного следствия. Ведь вам может случайно стать известно что-то, что мы бы не хотели, чтобы вы кому-то передавали», — вразумлял нас полковник.

Подписку мы давать отказывались, объясняя полковнику: в законе «Об общественном контроле» и так есть статья 20, которая предупреждает нас, чтобы мы не разглашали тайну следствия, — так что никакой лишней подписки нам давать не надо.

Но полковнику Савицкому очень нужно было получить от нас подписку. Он достал из папочки три отпечатанные заявления о неразглашении тайны следствия, положил их на стол и ждал от нас подписи.

В полемику с полковником вступила член ОНК, кинокритик Диляра Тасбулатова. Она лично знала Олега Сенцова, встречалась с ним на кинофестивалях и была уверена, что он никак не мог совершить теракт или даже подготовить его.

«Разве кинорежиссер может быть террористом?» — возмущалась Тасбулатова. Полковник Савицкий уверенно заявил ей: «Конечно, может». И добавил: «Арестованным грозит до 20 лет колонии строгого режима». Тогда, в июне 2014 года мы еще не знали, как был прав полковник Савицкий: Северо-Кавказский окружной военный суд в августе 2015 года приговорил Олега Сенцова именно к 20 годам колонии.


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Алексей Пичугин: «Я написал заявление, чтобы мне разрешили свидание с мамой»

Алексей Пичугин вывезен в Москву из колонии «Черный дельфин»