9 Ноября 2016, 15:08

«Это плохие новости для Путина». Экономист Сергей Жаворонков о победе Дональда Трампа

<img alt="Портрет избранного президента США Д.Трампа спроецирован на здание Эмпайр-стейт-билдинг в Нью-Йорке. Фото: Bryan Smith / ТАСС " class="image-with-caption" data-caption="" data-caption-link="" src="https://openrussia.s3.amazonaws.com/media/legacy/notes/redactor/o/45/ab/45ab2ea44906.jpg">
</img>

Старший эксперт Института экономической политики имени Гайдара, член фонда «Либеральная миссия» Сергей Жаворонков рассказал Открытой России о том, почему победа Трампа была ожидаемой и как могут измениться российско-американские отношения после выборов президента США

<img alt="Сергей Жаворонков. Кадр: ОТР" class="image-with-caption" data-caption="" data-caption-link="" src="https://openrussia.s3.amazonaws.com/media/legacy/notes/redactor/o/fe/9b/fe9baa03d473.jpg"/>

<b>— Как получилось, что Хиллари Клинтон, которую поддерживал даже действующий президент, проиграла Дональду Трампу?</b>

— По Клинтон в последние две недели кампании ударил скандал с опубликованными переписками. Важно их содержание: велся подкуп СМИ, CNN согласовывало со штабом Клинтон вопросы Трампу, было иностранное финансирование кампании в виде пожертвований. Все это Клинтон была вынуждена признать, в отличие от неких догадок про возможное финансирование Трампа Россией, что никакого документального подтверждения не получило. Это все плохо на ней сказалось.

Неожиданно мало голосов набрали кандидаты-спойлеры, которые могли отобрать 5%-7%. Это пошло на пользу Трампу.

Я напомню, что все американские президенты после выборов Рейгана 1984 года избирались с очень небольшим перевесом. Они набирали примерно 48%-52% голосов. Никаких 99% нигде нет. Сложилось так, что основные голоса — при том, что есть жестко республиканские, как Техас, и жестко демократические, как Калифорния, штаты — и их распределение достигается путем так называемых battleground — «колеблющихся» штатов. К их числу можно отнести Флориду, Пенсильванию и так далее. Получилось так, что Трамп смог выиграть в этих колеблющихся штатах. И здесь нет ничего удивительного.

<b>— В чем парадокс Трампа? Ведь с самого начала даже его однопартийцы не воспринимали его серьезно, а сейчас это избранный президент США.</b>

— Никакого парадокса нет. Я напомню вам про итоги референдума по выходу Великобритании из ЕС, я напомню итоги выборов в Швейцарии, Норвегии, Голландии, где формировались правительства с участием сил, которые ранее считались неконвенциональными.

Трамп поднял очень важную проблему не только для США, но и для всего западного мира. Это борьба с миграцией из отстающих стран, борьба с преступностью, которая с этим связана, и борьба с политкорректностью.<i></i>

Это людей достало. И то, что Трамп открыто говорил об этих проблемах, — что террористы — мусульмане, что надо ограничить доступ в США выходцам из «диких стран», включая Мексику, что нужно выйти из невыгодных экономических отношений, — это все находило большой отклик. А та форма, в которой он все это делал, людям показалась вполне приемлемой.

Я много раз был в США и могу сделать вывод, что американцы больше похожи на русских, чем, например, жители Западной Европы. Это открытые люди, говорящие прямо, которые верят в то, что добро должно быть с кулаками. Так что в победе Трампа нет ничего удивительного. Эти самые голоса в battleground качнулись так, как качнулись.

У нас, либеральной общественности, которая ориентируется на всякие помойки в качестве источника о событиях в США, победа Трампа может вызвать какое-то недоумение. Но, простите, президента США выбирают там, а не в России.

Высказывания Трампа о том, что он договорится с Путиным, весьма дипломатичны. При этом он выступал против снятия санкций с России. Но этот вопрос для американского избирателя второстепенный.

Клинтон пыталась навязать Трампу внешнеполитическую повестку, но он это удачно микшировал риторикой в духе «лучше договариваться, чем воевать». Предложив строить стену на границе с Мексикой, он совершил визит в Мексику, встретился с президентом Мексики.

На мой взгляд, Трамп-президент — это плохая новость для Путина. Беда большинства западных политиков — трусость и дипломатичность. Западный мир строится на логике компромисса, договоренностей, сотрудничества. Там не принято что-то «продавливать», как у нас. И режимы вроде российского это удачно используют, считая это слабостью. Но Путин неслучайно назвал США величайшей страной мира. Так и есть: страна с крупнейшим мировым ВВП с Трампом во главе будет договариваться по своим правилам: либо так, либо никак.

Рональд Рейган психологически очень похож на Трампа. Он тоже был непрофессиональным политиком: он начинал как спортивный комментатор, потом был киноактером. И его тоже критиковали и говорили, что он чуть ли не дурачок. Но это был человек, который понимал, где добро, а где зло. Так и здесь может быть. То, что человек способен к каким-то решительным, резким, необычным для западного мира действиям ― совсем не факт, что хорошо для Путина. Потому что это означает, что человек способен стукнуть кулаком по столу. Чего Обама, например, не делал. Напомню, что Обама устраивал «перезагрузочки», пытался закрыть радио «Свобода», отказывался от поставок оружия Украине. Еще Обама принял совершенно замечательный акт Магнитского, куда какие-то майоры и капитаны попали, а никто из серьезных людей не попал. Он не учел мнение конгресса. Поэтому не стоит считать, что уходящая администрация Обамы-Клинтон была какой-то жутко антипутинской.

Трамп, несмотря на все свои заявления о том, что он готов договариваться, не будет царем. По американским законам он будет вынужден согласовывать с конгрессом и сенатом все свои кадровые назначения — это правило двух ключей. И из-за того, что американские политики в целом настроены против Путина, Трампу не удастся, например, одним движением снять санкции с России. Ему придется считаться с мнением своих однопартийцев, которое для Путина совсем не комплиментарно.

<b>— То есть политика относительно России с президентом Трампом будет более бескомпромиссной?</b>

— Мне кажется, что относительно переговоров, попыток договориться, она, безусловно, станет жестче. Ведь ясно, что с Путиным договариваться не о чем. А если договариваться не о чем, нужно воевать. Не в смысле ядерной войны, а экономически.

<b>—Трамп заявлял о том, что китайские товары нужно обложить налогами в пользу американского производителя. У России с Китаем достаточно близкие отношения, если можно так выразиться. </b>

— Это ерунда. Доля Китая в товарообороте России — это всего 10%, а с Европой, например, 50%. Нельзя утверждать, что Китай тесно связан с Россией. Но он действительно является крупнейшим торговым партером и США, и ЕС. Для них это важно. И когда мы оцениваем торговые отношения двух стран, правильно смотреть на то, кто в профиците. И Китай по торговле с США в серьезном профиците. Китаю это выгоднее, чем США. Торговые пошлины между ними существуют и сейчас, Трамп говорит о том, что стоит их пересмотреть.

Но есть другой тезис Трампа о том, что нужно отказаться от уже подписанного Транстихоокеанского партнерства, куда входит, наряду с каким-то нормальными странами вроде Японии, бедный и отсталый Вьетнам.

<b>—После того, как победа Трампа стала очевидной, американские биржи и курс доллара рухнули. Надолго ли это?</b>

— Я думаю, что ненадолго. Американская экономика — это крупнейшая экономика мира, это 22% мирового ВВП. Она очень устойчива. Бывают какие-то шоки. Например, после теракта 11 сентября тоже индексы падали. Но все выросло и выровнялось. Так и здесь.

<b>— А когда в таком случае американская экономика оправится от этого шока?</b>

— Я думаю, что это займет пару недель — не больше.

util