8 January 2015, 17:19

Борис Акунин: «Лозунг, который всех объединит, понятно какой: „Долой Путина“»

Борис Акунин. Фото: Effigie / Leemage / AFP

Писатель Борис Акунин рассказал Открытой России о целях «белоленточного» движения, своем отношении к Навальному и Ходорковскому и дал совет будущим сменщикам Владимира Путина и его команды.

— Несколько раз в своих блогах вы писали, что вы — контрреволюционер, что смысл всего «белоленточного» движения в том, чтобы оказывать давление на авторитарный режим. Возможно ли каким-то образом оказывать влияние на этот режим? Приведите хотя бы пару примеров, когда белоленточники такое давление оказали.

— Да всё «белоленточное движение» было давлением на режим — с целью повернуть Россию к нормальному развитию, причем повернуть без крови и жертв, а легко и даже весело.

У нас ведь ужасно тяжелокровная, натужная страна. Так сложилось исторически. Здесь все делается со звериной серьезностью: власть давит, насупив брови, с сопением и пыхтением; народ, насупив брови, кряхтит и терпит. Такими же всегда были и борцы за свободу: суровые героические люди, готовые к суме и тюрьме (да-да, я знаю, что среди диссидентов встречались и другие, но общее впечатление именно такое).

И вдруг, на исходе 2011 года на улицы вышли сто тысяч человек, которые хотели изменить карму страны без героизма и надрыва, с шутками и смехом.

Мне странно читать сетования нынешних интернетных революционеров о том, что тогда, три года назад, кто-то там прошляпил или предательски украл революцию. Наверное, эти люди не ходили с нами по площадям и бульварам, иначе не писали бы такой чуши. Какая революция? Какие баррикады? То движение в своей массе было травоядным, и белая ленточка как нельзя лучше символизировала общий мирный настрой многолюдных акций.

На первом митинге 10 декабря еще даже не звучало антипутинских лозунгов. Этот умник сам вызвал огонь на себя, наговорив глупостей про «бандерлогов» и «маленькую денежку». И уже на следующем митинге, 24 декабря, в «нацлидера» полетели заслуженные тухлые яйца. Он, бедный, так и не понял, что белая ленточка была для него спасательным тросом, который мог вытянуть его из трясины в почетную отставку. Увы, спасательная шлюпка потонула. Полагаю, в 2015 году даже аполитичным людям станет очевидна простая истина: Путин мог считаться отличником при дорогой нефти, а при дешевой нефти он — двоечник.

Да бог с ним, с Путиным. Хуже, что теперь повернуть тяжелокровную страну лицом к солнцу без надрыва и натуги уже не получится. И все в России будет по-русски — тяжело и муторно. Как всегда.

Активисты на одобренной властями акции протеста после выборов в Госдуму, Болотная площадь в Москве, 10 декабря 2011 года.

Фото: AFP / East News

 Давайте представим, что Путин по какой-то причине ушел от власти: умер, его убили или он вдруг отрекся от престола. Что нужно немедленно делать тем, кто придет к власти? И конечно, предыдущий вопрос: кто в таком случае может прийти к власти?

— При каждом из названных вариантов будет свой путь движения. Это огромная разница — сам ушел, его ушли, или произошла революция. В первом случае, вероятно, переход к нормализации осуществится более или менее гладко.

Дворцовый переворот станет вероятен, когда экономика совсем развалится и в правящей группировке начнутся панические настроения. Страна к тому времени будет уже в таком тяжелом состоянии, что без революции все равно, наверное, не обойдется — даже при временной власти каких-нибудь постпутинских силовиков. А если революция... Ой, давайте не будем сейчас про такую перспективу. И без того тошно. Лучше я расскажу, что, по-моему, необходимо будет сделать новой власти при относительно спокойном переходе к демократической системе существования.

Во-первых, провести нормальные выборы. Во-вторых, новая власть должна показать пример абсолютной бескорыстности и честности. Нужно коренным образом менять отношение населения к государству, а для этого люди, находящиеся у власти, обязаны вести себя сверхдостойно. Рыба гниет с головы, но точно так же происходит и процесс выздоровления: сверху вниз.

В-третьих, очистить общество от скомпрометированных слуг прежнего режима. Я противник тотальной люстрации, но те, кто злоупотреблял властью, неправедно судил, пропагандировал ксенофобию и разжигал войну, воровал государственные средства, должны понести персональную ответственность. Нужны открытые судебные процессы — честные, без охоты на ведьм, по принципу «лучше оправдать виновного, чем осудить невинного». Если на эти судебные разбирательства уйдут годы, нестрашно. Главная функция таких процессов — даже не покарать виновных, а привить обществу правильные представления о добре и зле.

В-четвертых, нужна осмысленная и эффективная программа поощрения частной инициативы, всемерное государственное содействие развитию мелкого и крупного бизнеса. В-пятых, нужно менять систему образования, прежде всего высшего и профессионального...

Ладно. Остановлюсь, а то читатели меня и так уже десять раз обозвали прекраснодушным идиотом.

 Сейчас у нас есть два оппозиционных политика, которые теоретически могли бы претендовать на власть: Навальный и Ходорковский. Что вы о них думаете?

 Я думаю, что оба — парни бравые, оба хороши, как поется в песне про рябину кудрявую. Нет, правда, они оба мне по-человечески очень нравятся. Мужественные, твердые, победительные. Но я не был бы представителем своего яйцеголового сословия, если к каждому из них у меня не было бы претензий — и по политической программе, и по тактике.

Михаил Борисович, по-моему, весь минувший год теряет время и набранные очки. Алексей Анатольевич (опять-таки по-моему) никак не вырастет из борца с шубохранилищами в большого политика, у которого есть свой проект развития страны. Собственно, им обоим не хватает ясной и красивой программы. А эмоционально я сейчас, конечно, больше прикипел к Навальному. Потому что он в опасности, под ударом, и совершенно замечательно этот удар держит — бесстрашно и без пафоса. Молодец.

Активисты на одобренной властями акции протеста после выборов в Госдуму, Болотная площадь в Москве, 10 декабря 2011 года.

Фото: Дмитрий Чистопрудов / RIDUS / AFP

 Какие лозунги могли бы привлечь людей выйти на улицы?

— В будущем выходить на улицы, по-моему, имеет смысл только, чтобы с улиц уже не уходить. Вплоть до смены режима. А до такого настроения пока еще далеко. Для этого должен резко понизиться уровень жизни, должны начаться нешуточные бытовые трудности — то есть должен сформироваться серьезный социальный протест. Именно поэтому очень хотелось бы, чтобы режим сменился раньше, чем в обществе возникнет взрывоопасная обстановка. Только ведь Путин сам никуда не уйдет, будет держаться за власть до последнего. И лозунг, который всех объединит, будет понятно какой: «Долой Путина».