Badge blog-user
Блог
Blog author
Зоя Светова

Дело Сергея Минакова, обвиняемого в шпионаже в пользу Украины, прекращено за отсутствием состава преступления

19 Марта 2015, 11:16

Дело Сергея Минакова, обвиняемого в шпионаже в пользу Украины, прекращено за отсутствием состава преступления

Статистика Постов 66
Перейти в профиль

Дело Сергея Минакова, обвиняемого в шпионаже в пользу Украины, прекращено за отсутствием состава преступления.

<anons>Следователь по особо важным делам 1 отдела Следственного управления ФСБ России подполковник юстиции Михаил Владимирович Свинолуп, несомненно, войдет в учебники, по которым будут преподавать юридическую науку в Академии ФСБ России.</anons>

Он опроверг аксиому, которая казалось неопровержимой: «Органы не ошибаются».

Оказывается, очень даже ошибаются; более того, исправляют свои ошибки.

18 марта 2015 года подполковник Свинолуп вручил жителю Феодосии, электромеханику гражданского танкера «Койда» Черноморского флота России Сергею Михайловичу Минакову постановление о прекращении уголовного дела в связи с «отсутствием в деянии состава преступления».

Сергей Минаков с 30 января 2015 года содержался в СИЗО «Лефортово».

Напомним, что похожее постановление подполковник Свинолуп вынес 13 марта 2015 года по делу Светланы Давыдовой, обвиняемой в госизмене.

То есть получается, что, по крайней мере, последние десять дней следователь по особо важным делам ФСБ России усердно проводил «ревизию» уголовных дел, которые находятся в его производстве.

О Светлане Давыдовой мы знаем достаточно, сама она рассказывала о том, как следователь Свинолуп на пару с адвокатом Андреем Стебеневым пугали ее 20-летним сроком, заставляя признаться в том, что она звонила в украинское посольство.

Впрочем, в самом звонке, как позднее выяснил следователь Свинолуп, госизмены не было, потому что сведения, которые Давыдова сообщила украинцам, «не составляли государственную тайну».

О 49-летнем Сергее Минакове известно мало. Он детдомовец, служил в армии, недолгое время воевал в Афганистане, откуда был демобилизован из-за ранения.

Минаков — электромеханик, профессионал своего дела. Работал на рыболовецких судах на Черноморском флоте. Последние годы плавал на гражданских судах, имеет медали, грамоты , поощрения за «верную службу Черноморскому флоту» за 25 лет работы.

30 января 2015 года в 6 утра, когда ничего не подозревающий и не чувствующий за собой никакой вины Минаков шел на работу, его задержали. После обыска на него надели наручники, посадили в самолет и отправили в Москву.

31 января Лефортовский районный суд арестовал Минакова на два месяца — до 28 марта 2015 года. В тот же день пресс-служба Лефортовского суда Москвы сообщила, что моряк Черноморского флота подозревается в совершении преступления по 276 статье УК РФ («шпионаж»).

Уже тогда пытливые журналисты ломали голову, почему этого моряка арестовали именно за шпионаж, а не, например, за госизмену.

«Шпионаж — передача, а равно собирание, похищение или хранение в целях передачи иностранному государству, иностранной организации или их представителям сведений, составляющих государственную тайну, а также передача или собирание по заданию иностранной разведки иных сведений для использования их в ущерб внешней безопасности Российской Федерации, если эти деяния совершены иностранным гражданином или лицом без гражданства, — наказываются лишением свободы на срок от десяти до двадцати лет», — гласит УК РФ.

Судя по всему, у Минакова было два паспорта: когда Крым был украинским, Минаков тоже был украинцем; когда год назад Крым вошел в состав России, Минаков стал россиянином.

Он и сам был за референдум, и других агитировал, потому что искренне считал, что Крым — русская земля.

А вот следователь Свинолуп и те, кто стояли у истоков этого потрясающе абсурдного и в высшей степени возмутительного дела, считали, что свое «деяние» Сергей Минаков совершил в 2008 году, то есть семь лет назад(!), когда еще был гражданином Украины. В пользу кого он «шпионил», остается только догадываться!

Будем надеяться, что теперь весь этот абсурд позади. И честное имя Сергея Минакова будет восстановлено, и самого его восстановят на работе в прежней должности .

Очень надеюсь, что Генпрокуратура не будет опротестовывать это в высшей степени правильное решение подполковника Михаила Свинолупа.

Но меня мучают по крайней мере два вопроса, на которые у меня пока нет ответа.

Вопрос первый: почему следователь Свинолуп решил, что дело по обвинению честного моряка Сергея Минакова — «липовое» буквально в тот момент, когда родственники Минакова заключили договор с адвокатом Иваном Павловым? Напомню: именно при участии Ивана Павлова удалось освободить из-под стражи Светлану Давыдову.

О том, что Павлов со своей командой входят в дело Минакова, Свинолуп узнал в понедельник-вторник, а в среду уже прекратил дело. Это совпадение?

Вопрос второй: сколько уголовных дел находится в производстве следователя по особо важным делам 1 отдела Следственного управления ФСБ России подполковника Михаила Свинолупа?

И не пора ли вышестоящему руководству ФСБ России провести ревизию этих дел?

И может быть, подполковнику стоит сменить профессию?

Третий вопрос, немаловажный: в производстве Следственного управления ФСБ России трудится не только подполковник Свинолуп. Многие другие его коллеги днем и ночью работают с документами и обвиняемыми.

Большинство этих обвиняемых лишены права на защиту: у их родственников нет возможности и денег заключать соглашения с независимыми от следствия адвокатами, а те адвокаты, кого назначает следствие, в лучшем случае молчаливо отстраняются от защиты, ограничиваясь тем, что передают своим подзащитным в СИЗО чай и сигареты.

А в худшем случае — становятся вторыми «следователями» и склоняют своих подзащитных к заключению сделки со следствием, объясняя, что это лучший вариант.

История Сергея Минакова в очередной раз подтверждает нехитрый тезис: за освобождение невиновных людей должны бороться их родственники. Должны бороться, пока у них есть возможность обращаться к адвокатам-профессионалам, пока у них есть возможность обращаться к журналистам.

И еще: только в наших силах сделать так, чтобы не скатиться к 1937 году, когда наши дедушки и бабушки боялись собственной тени.

Ведь тогда уж точно не было ни независимых адвокатов, ни журналистов, к которым можно было прийти, чтобы постараться «достучаться до небес».

util