2 Мая 2015, 10:00

Годовщина трагедии в Одессе: «Если бы не патриоты, тут была бы „Одесская народная республика“ со всеми вытекающими последствиями»

Фото: Veli Gurgah / Anadolu Agency / AFP

Год назад, 2 мая 2014 года, в Одессе произошли масштабные столкновения между сторонниками единой Украины и активистами «Антимайдана»

В этот день в городе была запланирована проукраинская демонстрация с участием футбольных фанатов, и «антимайдановцы» планировали ее сорвать. В ходе начавшихся уличных боев обе стороны использовали дубинки, пиротехнику и огнестрельное оружие, появились первые убитые. Одержав победу над «антимайдановцами» в центре города, футбольные фанаты и «Самооборона Майдана» отправились к Дому Профсоюзов, возле которого находился палаточный лагерь «Антимайдана». Лагерь был разгромлен, а Дом Профсоюзов, в котором укрылись сепаратисты, загорелся. Точные причины пожара, унесшего десятки жизней, до сих пор не установлены. По одной версии, здание было охвачено пламенем в результате действий проукраинских активистов, кидавших «коктейли Молотова». По другой версии, пожар был вызван неосторожными действиями самих сепаратистов, которые тоже швыряли «коктейли Молотова» из окон и вообще хранили в Доме профсоюзов значительные запасы зажигательных смесей.

После трагедии 2 мая сепаратистское движение в Одессе пошло на спад. «Антимайдановцы», ранее открыто собиравшие на улицах многочисленные колонны штурмовиков, теперь загнаны в глубокое подполье. Вместе с тем, трагедия в Доме профсоюзов активно используется прокремлевской пропагандой. Версия о том, что к массовой гибели людей привели именно действия проукраинских бойцов, подается российскими СМИ в безапелляционном тоне, не как версия, а как единственно возможная реальность.

Спустя год одесские проукраинские активисты рассказали Открытой России о том, как они оценивают эти драматические события.

Мария Попова, гражданская активистка, Одесса:


Мария Попова

— Что для меня — русскоговорящей и русскодумающей украинки, одесситки в пятом поколении — события 2 мая прошлого года?

Прежде всего — это трагедия. В тот день первого человека убили в квартале от моего дома, к нам в подъезд забегали окровавленные молодые ребята. Ночью, когда я узнала, сколько человек погибло и сколько нуждается в помощи, рванула по больницам, чтобы помочь бинтами, медикаментами, обезболивающими... И мне было все равно, кому они достанутся — антимайдановцам или сторонникам единой Украины. На больничной койке для меня все равны.

Как сказал один одессит: «В тот трагический для нашего города день сепаратизм в Одессе умер навсегда». Звучит жестко, но я с этим согласна. Наш город заплатил за это непомерную цену...

И дело не в том, что мы надеялись на защиту «доблестной одесской милиции» (своими глазами видела, как сторонники «русского мира» повязывали на правоохранителей георгиевские ленты, а те довольно улыбались; 2 мая 2014 года смотрела стримы, как антимайдановцы стреляли из-за милицейских спин в проукраинских футбольных фанов) или МЧСников, которые больше часа не могли добраться до пылающего Дома профсоюзов, где сгорело и задохнулось несколько десятков людей, хотя ехать было аж несколько кварталов!

Дело в том, что после тех ужасающих событий я на своей шкуре прочувствовала, что несет в себе «русский мир» и как мне дорога моя Родина — единая Украина.

Евгения Александрина, гражданская активистка, Одесса:

Евгения Александрина

— 2 мая — день, когда Одесса определила свое будущее.

Если бы 2 мая 2014 года украинские патриоты не отстояли бы Одессу (низкий им поклон за это), я бы сейчас, скорее всего, писала эти строки не из своей квартиры, сидя на диване с кошкой на коленях, а где-нибудь в подвале, без света и еды.

И в Одессе сейчас было бы так же, как в ДНР и ЛНР. С «заблудившимися» псковскими десантниками, кадыровцами, ополченцами с «Буками» и «Градами» (которые, по словам Путина, можно купить в любом военном магазине) и другими ништяками, присущими «русскому миру».

Я скорблю по патриотам, которые пришли на мирный марш перед футболом, а погибли от рук вооруженных бандитов, прикрываемых местной милицией. А антимайдановцы в Доме Профсоюзов погибли из-за собственной глупости и трагической случайности. Некоторые мои друзья принимали непосредственное участие в событиях (со стороны патриотов, естественно), помогали выбраться из горящего Дома Профсоюзов оппонентам, а в итоге паблики «Антимайдана» объявили, что они сжигали людей, выложили на всеобщее обозрение их ФИО, адреса прописки, и объявили охоту на них. Я верю в то, что без третьих сил, которые хотели раскачать ситуацию, не обошлось, но вряд ли мы когда-то узнаем всю правду об этих событиях.

Что касается разделения людей. С начала Майдана мною прослеживались следующие различия во взглядах: за Евросоюз/против Евросоюза, за Майдан/против Майдана, против действия "Беркута«/за «Беркут», против аннексии Крыма/за присоединение Крыма к России, те, кто считали, что Россия вторглась в Украину/те, кто утверждали, что Россия такого не делала. У меня были друзья и знакомые с разными мнениями. Более-менее могли уживаться при любых расхождениях. Но трагедия в Одессе подвела черту. После этого люди разделились на тех, кто писал про «одесскую Хатынь», и тех, кто поддерживал патриотов. Меня из друзей в социальных сетях внезапно удалили даже те люди, кто во время Майдана и последующих событий такого не делал (хотя знали мою проукраинскую позицию). Друзья с противоположными взглядами, которые не удалили, на какое-то время прекратили общение.

После этих событий сепаратисты затаились. 2 мая показало, что нельзя просто так выйти и безнаказанно калечить и убивать патриотов, как было до этого в Харькове и Донецке. То, что потом произошло с Донбассом и Луганском, лишний раз доказало, что Одессе повезло. Если бы не патриоты, была бы сейчас ОНР («Одесская народная республика») со всеми вытекающими последствиями.

util