10 February 2015, 12:57

Поддержите инициативу «СИЗО: день за два»

Фото: Максим Мармур / AFP

Предложение «засчитывать один день содержания в следственном изоляторе за два дня отбывания наказания в виде лишения свободы» появилось на сайте Российской Общественной инициативы (www.roi.ru) 27 мая 2014 года.

Запись получила порядковый номер 77Ф13470 и за три месяца собрала всего 589 голосов «за» и 174 голоса «против».

Для того, чтобы на инициативу обратили внимание на федеральном уровне, необходимо набрать не менее 100 тысяч голосов.

Зачем все это нужно? Читайте.

Большая камера в московском СИЗО. Двадцать человек. На звук открывающейся двери с верхних шконок спускаются заспанные арестанты, поднимаются и те, кто спал внизу, накрывшись с головой одеялом. Выстраиваются в ряд — таков порядок. Правозащитники проверяют условия содержания. Обычные вопросы: «Есть ли какие-то пожелания, просьбы?»

По негласным правилам членов ОНК (общественных наблюдательных комиссий) произносить в тюремной камере слово «жалоба» не стоит. Мы заходим в камеры вместе с сотрудниками изолятора: не в каждой найдутся смельчаки, которые будут жаловаться на условия содержания в присутствии начальства.

Задаем безобидные вопросы: «Когда вам в последний раз приносили кисель? Компот?» И тут камера как будто бы взрывается: «Приносили. Приносили, кажется, вчера или на днях. Не помним. Это не так важно. Вы, если реально хотите нам помочь, то помогите с распространением петиции о зачете срока содержания в СИЗО».

Говорит немолодой лысоватый мужчина с бородой. Представляется: Олег Вадимович Малинин, зампрефекта ЮАО Москвы. Статья 159, часть 4 («мошенничество, совершенное организованной группой либо в крупном размере»).

Сидит Малинин в СИЗО уже полтора года и, судя по вменяемой ему статье, которая предусматривает меру наказания до десяти лет лишения свободы, бывшему московскому чиновнику может грозить серьезный срок.

Через несколько дней уже в другом СИЗО опять заходит разговор о петиции по зачету срока в СИЗО. Опять статья 159, часть 4.

«Мы месяцами сидим здесь в закрытом помещении, а ведь если нас осудят, то приговорят к общему режиму, к колонии, где мы сможем передвигаться по локальным участкам, больше быть на воздухе. А сейчас мы, еще не приговоренные, сидим как бы на особом режиме. Мы очень надеемся, что эта инициатива наберет 100 тысяч голосов, и Госдума примет закон о зачете срока содержания в СИЗО. Вот этого молодого парня приговорили к 10 годам лишения свободы, он просидел в СИЗО год. Значит, два года ему „скостят“. А в тюрьме даже один месяц важен», — в этой камере за всех говорит Сергей Михайлович, пожилой арестант. Опять 159, часть 4 («мошенничество»).

«Болотник» Андрей Барабанов, просидевший в СИЗО больше полутора лет и приговоренный к 3,5 годам колонии, тоже просил обратить внимание на изменение закона — его это касалось напрямую: если бы срок засчитывался таким образом, Барабанову бы осталось отсидеть в колонии всего несколько месяцев.

Петиция

Сайт www.roi.ru не сообщает фамилий тех, кто разместил ту или иную инициативу, поэтому неизвестно, кто выступил с предложением, судьба которого так интересует арестантов московских СИЗО.

Два месяца спустя аналогичная петиция была размещена и на сайте www.mypetition.ru, но там она собрала всего 9 подписей.

Автор этой публикации — жительница Барнаула Оксана Сильнягина — рассказала «Открытой России», почему она решила разместить подобное законодательное предложение: «Я продублировала эту петицию, потому что на www.roi.ru неудобно регистрироваться. Меня эта тема давно интересовала: муж сидит по «народной» 228 статье («незаконное приобретение, хранение, перевозка, изготовление наркотических средств, психотропных веществ») — подброс наркотиков в особо крупном размере. Люди годами находятся под следствием в СИЗО в отвратительных условиях. Если бы были внесены поправки в УК, то следствие бы задумалось и не стало бы их так долго мариновать в тюрьме«.

Чем колония лучше СИЗО?

В том, что такой зачет необходим, не сомневаются эксперты, опрошенные «Открытой Россией».

Вадим Клювгант, адвокат

— Наиболее существенная разница режимов содержания в СИЗО и в колонии общего режима заключается в том, что в СИЗО вообще невозможны длительные свидания, а в колонии общего режима они предоставляются каждые три месяца, наряду с краткосрочными свиданиями, предоставляемыми каждые два месяца. Второе важное отличие — в крайней ограниченности движения и физической активности в СИЗО и практически полном отсутствии возможности находиться на воздухе и видеть небо, краткая прогулка в тесном и крытом тюремном дворике — не в счет.

Андрей Бабушкин, правозащитник, глава комитета «За права человека»

— За длительное время нахождения в СИЗО у заключенного рвутся семейные и дружеские связи, ведь право на краткосрочные свидания и телефонные переговоры можно получить только с разрешения следователя, ведущего уголовное дело, цензура жестче, и письма чаще всего идут дольше. В СИЗО подследственные и уже осужденные лишены права на работу и на учебу — учатся в следственных изоляторах только несовершеннолетние. Книги в следственных изоляторах, в отличие от колоний, можно покупать только через книготорговую сеть, а не через посылки родственников — нередко бывает, что нужных заключенному книг в книготорговой сети нет. Заключенный в камере, как правило, лишен или крайне ограничен в выборе круга лиц, с которыми он хотел бы общаться.

Сергей Пашин, федеральный судья в отставке

— В России до приговора люди могут сидеть годами, а условия в СИЗО — пыточные. Решение о зачете предварительного заключения в срок наказания с коэффициентом давно назрело. Не думаю, что судьи станут в массовом порядке увеличивать сроки наказания в виде лишения свободы, чтобы компенсировать зачет, скорее, немного чаще станут освобождать осужденных в зале суда за фактическим отбытием срока наказания.

Лев Левинсон, эксперт Института прав человека

— Льготный зачет не является чем-то фантастическим. Такие нормы действуют в бывших советских республиках, например, в Армении один день содержания под стражей равен полутора дням лишения свободы. А УК Кыргызской Республики приравнивает один день предварительного заключения к трем дням колонии-поселения, двум дням общего, усиленного и строгого режимов, и только при отбывании наказания в колонии особого режима и в тюрьме один день равен одному дню.


Зависший закон

Больше шести лет в Госдуме лежит законопроект № 73983-5 «О внесении изменений в статью 72 УК РФ Российской Федерации». Проект был внесен по инициативе главы думского комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Павла Крашенинникова. А написан он был по поручению правительства при участии депутата «Справедливой России» Татьяны Москальковой и бывшего главы МВД, депутата от КПРФ Анатолия Куликова.

В законе предлагалось внести поправки в УК в части, касающейся содержания заключенных в колониях общего режима и в колонии-поселении — один день в СИЗО приравнивался к полутора дням в колонии общего режима и к двум дням в колонии-поселении. Строгого и особого режимов предложение не касалось. И даже такой ослабленный законопроект до сих пор не принят!

Почему — очень убедительно объясняет Лев Левинсон: "Дело не в том, что правая рука не знает, что пишет левая. Дело в другом. В 2008 году Европейский суд принял к производству жалобы граждан Ананьева из Смоленска и Баширова из Астрахани на продолжительное содержание под стражей в пыточных условиях СИЗО. К тому времени по жалобам российских заключенных ЕСПЧ принял уже 90 постановлений, в которых признал условия содержания в следственных изоляторах бесчеловечными, унижающими человеческое достоинство, то есть нарушающими статью 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Поскольку положение существенно не исправлялось, было решено при рассмотрении жалоб Ананьева и Баширова, объединенных в одно производство, исследовать ситуацию в целом — какие меры принимаются в РФ как в части сокращения досудебных арестов, так и по улучшению условий в местах предварительного заключения. Российским властям нужно было срочно продемонстрировать Страсбургу активность в этом направлении. Так появился законопроект Крашенинникова. Однако одурачить Европу не удалось, дело закончилось постановлением ЕСПЧ от 10 января 2012 года. Российские власти были признаны виновными перед Ананьевым и Башировым, нетерпимое положение в СИЗО названо постоянной проблемой. Суд потребовал срочных действий по сокращению частоты арестов. Но население СИЗО продолжает расти«.

Во всем виноват Ходорковский

Одна из версий, почему крашенинниковский проект «завис» в Думе, — это дело Михаила Ходорковского.

26 февраля 2010 года думский комитет предложил депутатам рассмотреть злополучный проект, но без объяснения причин в повестку дня его рассмотрение внесено не было.

Михаил Ходорковский и Платон Лебедев, 2005 год. Фото: Михаил Джапаридзе / AP

В то самое время рассмотрение второго дела Ходорковского и Лебедева в Хамовническом суде Москвы было в полном разгаре. Напомню, приговор по этому делу был вынесен 30 декабря 2010-го. И еще напомню: из десяти с лишним лет заключения Ходорковский и Лебедев провели в колонии только три с небольшим года (около трети заключения). А все остальное время они находились в московских и читинских СИЗО. И если бы норма о зачете лет, проведенных в СИЗО, действовала, они могли бы выйти на свободу почти сразу после приговора.

Вадим Клювгант: «По сведениям, поступавшим тогда от некоторых „информированных источников, знакомых с ситуацией“, в местах лишения свободы упорно циркулировали разговоры о том, что эта поправка о „льготном зачете“ заблокирована именно из-за Ходорковского и Лебедева. Возможно, это было сделано для провоцирования негативного отношения к ним со стороны осужденных (чего, однако, не случилось). Возможно, это были какие-то „утечки“ о реальной причине. Так или иначе, никаких альтернативных (не говоря уже о более убедительных) версий хронически печальной судьбы этой поправки о „льготном зачете“ не было тогда и нет до сих пор».

Сейчас Ходорковский и Лебедев на воле. Если они и были сдерживающим фактором для принятия этого необходимого закона, то больше таким фактором не являются. Нужно пробовать все способы — в том числе и голосование на www.roi.ru. Да, там сложно, там нужно регистрироваться, но все-таки давайте попробуем! Голосование на сайте закончится 27 мая 2015 года. За это время в СИЗО попадут десятки тысяч новых арестантов.

Времени мало, надо спешить.

Подборку материалов проекта «Тюремный опыт» читайте здесь.


Как зарегистрироваться на сайте РОИ, чтобы проголосовать за инициативу, объяснял Алексей Навальный.