Badge blog-user
Блог
Blog author
Оксана Паскаль

Ни себе ни людям?

2 Августа 2015, 13:54

Ни себе ни людям?

Статистика Постов 145
Перейти в профиль
Подняв недавно тему эмиграции, я совершенно предсказуемо столкнулась не только с заинтересованной и положительной реакцией, но и с довольно серьезной агрессией и неприятием такого явления как эмиграция вообще, а эмиграция из России — в особенности. Последнее я ожидала. Хотя мне повезло — это были лишь отблески тех костров социальной инквизиции, которые отполыхали на эту тему пару недель назад на всех возможных общественных площадках, будь то блогосфера, соцсети, пресса или телевидение. Тех самых, на которых «сжигали» эмигрантов. Фитиль зажгла Мария Гайдар, принявшая приглашение Михаила Саакашвили присоединиться к нему в Одессе в качестве вице-губернатора. Так и просится сюда небольшая стилистическая загогулина: «Ох, и пошла же писать губерния!»

Мне даже пришла в голову одна идея по этому поводу. Зачем проводить соцопросы, выкидывая на ветер деньги и время? Чтобы определить процент тех, кого я бы сегодня назвала «неопатриотами» за, мягко говоря, избирательный и однобокий подход в любви к отечеству, и тех, кого принято объединять словом «пятая колонна», надо просто сообщить об отъезде любой мало-мальски медийной персоны и знай себе сидеть да подсчитывать. Правда в случае с Гайдар фокус был немного сбит — на нее по каким-то неведомым лично мне причинам ополчились и те, и другие. Зато после того, как в недавнем интервью известная журналистка Мария Слоним объявила, что собирается вновь уехать из России и вернуться на свою вторую родину, в Англию, разверзлись такие хляби, что водораздел стал заметен невооруженным глазом, как по маслу, разделив друг с другом пресловутые 86 и 14.

Не стану множить голоса в пользу упомянутых или не упомянутых, но не менее известных наших «экспортных» гастарбайтеров или просто эмигрантов — все худшее и лучшее уже было сказано, ни добавить ни отнять.

Что меня очень заинтересовало во всем этом бурлении, так это феномен непримиримой, яростной ненависти наших сограждан к отъезжающим. Я не беру сейчас такие экстремальные случаи, как переезд для продолжения карьеры из нынешней России в нынешнюю Украину. Здесь все пусть неприятно, но хотя бы понятно. Но то, что происходит с россиянами, когда они узнают, что люди уезжают просто так, просто в другую жизнь, просто из этого мира в другой, это выходит за рамки моего понимания.

Откуда это у русского человека? (Сразу оговорюсь, что перед лицом всего мира все мы русские, и да будет так). Так откуда такая резкая неприязнь и агрессия к своим уезжающим согражданам? Ни в одной стране мира люди так не реагируют на эмигрирующих в другие места соотечественников. Максимум — это сожаление о потере друга или соседа у себя под боком или о том, что, например, дети будут далеко от родителей. Мой инструктор по вождению, коренной англичанин предпенсионного возраста, распродал все свое имущество и бизнес и уехал коротать век с женой во Францию, потому что там теплее, и вкуснее, и дешевле. Так более теплых прощаний и слов я не слышала от англичан, во всем остальном сдержанных в выражении своих эмоций, наверное никогда.

Чтобы записать в предатели, чтобы облить грязью, чтобы наслать все тридцать три несчастья до седьмого колена на головы уезжающих — это в том мире, который лежит за пределами Российской Федерации, является чем-то из области фантастики. У нас же это прямо черта характера, национальный спорт под названием «прокляни эмигранта».

«Русский человек не может жить на чужбине. У него душа устроена таким образом, что родина его не отпускает. Не может он без родины. Она всегда с ним, в его сердце. Будет век маяться, и все равно вернется. Только вот простит ли она его? Примет ли обратно?» — такие вот поэтические стоны раздаются в ответ на новость об очередном отъезде.

Что поражает больше всего — от совершенно незнакомых людей. Ладно, ты соседа проклятиями кроешь — тут худо-бедно понять можно: домино по выходным, рыбалка, новости перетереть. Но какое дело, скажем, Марьванне из села Мухиносчастье до отъезда столичной журналистки, я никак не могу понять.

Так же, как и не могу понять мифа, что русские в эмиграции непременно умирают по так называемым обобщенным «березкам». Нет, конечно, если такое глубокое знание эмигрантской души идет от долгого и внимательного чтения великих наших русских эмигрантов, в особенности хрестоматийного в плане страданий по родине Бунина, то респект им всем большой за такое приятное и умильное заблуждение. Почему заблуждение? Во-первых, нельзя сравнивать тоску художника, человека творческой судьбы, чье творчество к тому же связано непосредственно с языком, с обычным разочарованием неудачно сложившейся в эмиграции судьбы среднестатистического обывателя. Во-вторых, нельзя забывать, что вынужденная эмиграция, а речь, когда дело касается великих эмигрантов, в большинстве случаев идет именно о ней, это совершенно другой уровень ощущений и впечатлений. Поэтому страдания по родине людей, уехавших не по своей воле, нельзя брать в качестве эталона чувств, якобы испытываемых всеми покинувшими. Уж я-то это знаю не понаслышке. К тому же, кто запрещает скучать по местам, где родился и вырос, находясь в других географических широтах? Тоскуй себе на здоровье.

Так что же движет нынешним россиянином, когда он заходится в пароксизме злобы и ненависти по отношению к своим соотечественникам, задумай они отъезд? Страх перед неизведанным? Так вроде не они должны бояться. Зависть? Что ж, вполне допускаю такое объяснение. Очень даже может быть, что та же Марьиванна, сидя в своем запущенном доисторическом селе на окраине цивилизации, в котором, если судить по имеющимся в наличии достижениям прогресса, только что десять лет советской власти отметили, элементарно завидует чему-то незнакомому, но неизменно, как ей кажется, лучшему, чем то, что окружает ее. И что в глубине души она все понимает: и то, в какой серости вынуждена жить сама и растить детей, и то, что эта серость беспросветна и навсегда, и то, что никому ни она, ни ее дети не нужны, никто о ней на старости лет не позаботится, и то, что кому-то повезло хотя бы храбрости набраться, чтобы что-либо изменить. А у нее мать-старуха лежачая, свекор со свекровью на ладан дышат, муж жилы рвет между никчемной работой и пьянством. Какая уж тут радость за ближнего.

Зависть же, видимо, чувствуют и более продвинутые слои населения, побывавшие по случаю кое-где, повидавшие кое-что. Просто несколько иного характера. Уж им-то не знать, как там и как здесь. Уж им-то не сравнить.

Кстати, лично мне кажется, что истинных патриотов среди толпы порицающих самое минимальное количество. Почему я и назвала их «неопатриотами» — орут то, что в мозг втемяшили со всех углов, сами не задумываясь над происхождением крика. Пустышки. Вбили себе в голову, что родина — это мать, а мать не бросают. Она же кормила, поила, образование дала. Кстати, загадка для меня, с какого перепугу родина мне мать и почему это она меня кормила и образовывала, а не мои истинные родители. Да и я сама, учась на вечернем, вкалывая как проклятая, чтобы еще и сестру поддержать в учебе же.

И вообще, любой человек в здравом уме понимает, что отъезд в иное место проживания совершенно не означает предательства или же того, что с глаз долой — из сердца вон. И тех же ученых и изобретателей великих, трудящихся сейчас на благо стран, давших им возможность в полной мере раскрыть свой потенциал, нельзя назвать предателями. Ведь они, как и любые творческие люди, ищут там, где их творчеству или знаниям дадут возможность беспрепятственно претворяться в жизнь. А родина это, к сожалению, не всегда умеет делать.

Один мой коллега, журналист и редактор, во время нашей с ним дискуссии на эту тему в качестве еще одного объяснения высказал такой вариант: «Источник этих антиэмигрантских настроений — советская система промывания мозгов. Нам же неустанно вбивали в головы, что наша страна как осажденная крепость. Царство справедливости, окруженное империалистическими врагами. Уехать — значит переметнуться на сторону врага. А родственники и друзья уехавшего рассматриваются как не вполне благонадежные. После краха „империи зла“ эти настроения утратили актуальность, уступив место банальной зависти. Но по мере „поднятия с колен“ это специфическое явление возрождается. Может власти для этого что-то специально сделали. Может быть, и нет, просто оно пребывало в замороженном состоянии где-то в глубинах национального подсознания и вышло из анабиоза, почувствовав изменение атмосферы. Но создан, и притом целенаправленно, этот монстр был в СССР, вечно готовившемся к мировой войне. И его возрождение вообще-то пугает». И я не могу с ним не согласиться. Включая вывод. И впрямь пугает. Своими масштабами и своим лицемерным единодушием.

Так скажите мне на милость, неужто правду говорят? И русский народ на деле вовсе не такой уж добродушный, как принято считать, впрочем, у самих же русских? И что умение радоваться за других — не национальная черта нашего характера? Что на поверку наш народ — злобный, мелочный и завистливый тролль, самое нормальное состояние которого — «ни себе ни людям»? А иначе откуда такая глыба из скомканной ненависти и агрессии? Или тоже Путин виноват?

util