ОДНАЖДЫ
День без памяти и скорби
Сергей Простаков объясняет, почему 23 февраля в Чечне не вспоминают о депортации чеченского народа



23 февраля 2016 года
В воскресенье 21 февраля в Киеве выбрали певицу, которая поедет на «Евровидение» от Украины. Артистка крымско-татарского происхождения Джамала представит на конкурсе песню «1944», отсылающую к депортации крымских татар. Песня недвусмысленно связана с событиями весны 2014 года, когда Крым был аннексирован Россией, а многие крымские татары вновь потеряли родину, бежав в «большую Украину».

В России тема сталинской депортации народов в конце Второй Мировой войны если не замалчивается полностью, то точно не является столь же артикулированным вопросом в повестке дня, как это происходит в Украине с исторической памятью крымских татар.
Для Киева подчеркивание вины Москвы перед крымскими татарами — важный инструмент демонстрации исторических корней современных имперских устремлений соседа.
В России решение об установке в Москве первого официального памятника жертвам «Большого террора» было принято только в прошлом году. Что касается увековечивания памяти чеченцев — жертв такой же, как у татар, массовой депортации в 1944 году, — то этот вопрос с начала 1990-х годов был отдан на откуп местным властям. Драматическая история постсоветской Чечни только усугубляла невозможность спокойной оценки тех событий и оформления общей мемориальной политики.
Кадр из фильма о депортации чеченцев и ингушей «Приказано забыть» Руслана Коканаева

Большая депортация

Историки до сих пор спорят об истинных причинах массовых депортаций народов в СССР в конце Второй Мировой войны. Чаще всего причиной называется участие их представителей в коллаборационистской деятельности. Руководство Третьего Рейха уже летом 1941 года начала проводить работу по созданию «Восточных легионов», которые формировались из казаков, татар, башкир, народов Кавказа и Средней Азии.

Но почему именно народы Северного Кавказа и крымские татары стали жертвами массовой депортации? Пропорционально их участие на стороне Германии в войне мало отличилось от остальных народов, к которым Берлин проявил лояльность в войне с СССР. Возможно, причина в том, что Крым и Северный Кавказ попали частично или полностью под немецкую оккупацию.

В первой половине 1944 года по распоряжению Сталина НКВД начинает проводить организованное насильственное переселение народов в регионы Средней Азии. Депортация происходила очень быстро и по-сталински «эффективно». Сказывался опыт, полученный НКВД в предшествующие десятилетия: выселение русских крестьян-кулаков во время коллективизации, депортация прибалтов, поляков и немцев в начале 1940-х годов.

По данным историка Энн Эпплбаум, были депортированы 390 тысяч чеченцев, 180 тысяч крымских татар, по 90 тысяч ингушей и калмыков, 70 тысяч карачаевцев, 40 тысяч балкарцев и 8 тысяч представителей других народов. Историк подчеркивает, что депортация чеченцев и ингушей была наиболее жестокой. Для ее быстрого проведения были стянуты полученные по лендлизу американские грузовики «Студебекер», а в Среднюю Азию людей отправляли в запертых вагонах.
В отличие от рядовых зеков депортируемым чеченцам и ингушам не давали в пути не только еды, но и питья. В поездах погибло 78 тысяч человек.
Первый секретарь ЦК КПСС Никита Сергеевич Хрущев выступает на ХХ съезде Коммунистической партии Советского Союза, 1956 год. Фото Василия Егорова / Фотохроника ТАСС
После смерти Сталина судьба депортированных народов отличалась. Чеченцы и ингуши уже после XX съезда ЦК КПСС начинают сниматься со спецпоселений и возвращаться на Кавказ. Крымские татары получат реальное право жить в Крыму только в 1989 году. В отличие от русского населения полуострова у них не было причин не приветствовать распад СССР, снявший последние ограничения для переезда на историческую родину.
День возрождения чеченской нации

Историческая память — это мощнейший инструмент политического воздействия на политику. Французский историк Эрнест Ренан еще в конце XIX века подчеркивал, что не столько память об общих достижениях, сколько память об общих трагедиях и поражениях сплачивает нацию. Использование памяти о массовой депортации в начале 1990-х годов позволяла многим политикам зарабатывать дополнительные очки. Это было особенно важно в период «парада суверенитетов», когда регионы выторговывали у Москвы максимум полномочий.

Но далеко не все региональные элиты, даже имея основания, шли на подобный шаг. «В Калмыкии тема депортации никогда не была политической, — рассказывает этнополитолог, профессор НИУ ВШЭ Эмиль Паин. — Когда я приезжал туда, мне доводилось слышать много душераздирающих историй от депортированных калмыков и их родственников. Там устраивались памятные торжества, организовывались музеи, ставили памятники, но никто из представителей местной элиты не делал эту тему предметом для торгов с Москвой».

Ситуация на Кавказе была иной. Число депортированных чеченцев было много больше, чем у остальных народов, и как уже было сказано, их депортация происходила с особым пренебрежением к человеческой жизни. Но развитые семейные традиции и почитание предков во много раз усиливали скорбь на индивидуальном и коллективном уровне.
Джохару Дудаеву было немногим больше недели, когда его семью депортировали в Павлодарскую область Казахстана. В начале 1990-х годов он придет к власти в Чечне и возьмет курс на конфронтацию с Москвой, а 23 февраля — день начала депортации — превратится в главную траурную дату самопровозглашенной Ичкерии.
Джохар Дудаев со старейшинами, 1991 год. Фото Геннадия Хамельянина / Фотохроника ТАСС
В день пятидесятилетия этих событий Дудаев объявил, что республика не будет вечно жить в трауре, а 23 февраля войдет в историю как день возрождения чеченской нации. В переговорах с Москвой Дудаев и его сторонники настаивали, что Россия обязана выплатить репарации Чечне за жертвы во время депортации.

В конце 1994 года в Чечне разгорится война. Присутствие российской армии и совпадение Дня защитника Отечества с датой начала депортации вызывали у жителей республики очевидные исторические аналогии. Российские войска были вынуждены усилить оборону взятого за месяц до этого Грозного. Но, как сообщал «Коммерсант», несмотря на взрывоопасную смесь памятных дат, 23 февраля 1995 года прошло в Чечне вполне обычно.

«Разговор об исторической памяти часто мифологизирован, — считает Эмиль Паин. — Даже самая травматичная память постепенно слабеет, если ею специально не манипулировать. В 1990-е годы повсеместно протекал кризис идентичности, заставлявший политиков использовать память о прошлых реальных и мнимых обидах для достижения собственных целей. Эти процессы можно было наблюдать у всех народов бывшего СССР. А у чеченцев и крымских татар они только усиливались из-за масштабности депортации».

День памяти и скорби

Впервые дать официальной статус дню депортации в Чечне решились только в 2010 году. До этого дата отмечалась в Чечне, но все торжества носили неформальный характер. Президент Чечни Рамзан Кадыров подписал указ, который провозгласил 23 февраля Днем памяти и скорби. В названии можно было считать некий вызов федеральным властям: на общегосударственном уровне это название закреплено за 22 июня — датой начала войны с Германий. В указе говорилось: «Сталинскому режиму не удалось сломить дух чеченцев. В их сердцах жила вера в Аллаха, и спустя 13 лет, по милости Всевышнего, справедливость восторжествовала, и наш народ смог вернуться на историческую Родину». В этот же день по всей Чечне были совершенны религиозные обряды поминовения погибших чеченцев.

Но уже на следующий год День памяти и скорби в Чечне переносится на другую дату — 10 мая. Наблюдатели увязали это с личной трагедией главы республики: в 2004 году в этот день был похоронен погибший во время теракта Ахмат Кадыров, отец Рамзана. В своем обращении к жителям республики он объяснял свое решение тем, что именно Ахмат Кадыров положил начало процветанию и спокойствию в сегодняшней Чечне. А новая трактовка Дня памяти и скорби указывала, что он призван стать траурной датой для поминовения всех чеченцев, погибших в войнах или от действий центральных властей.

Эмиль Паин считает, что это решение соответствует логике, в которой существует современная Чечня. «Сегодняшние власти республики демонстрируют сверхлояльность Москве и российской армии.
Траурные торжества и праздник Дня защитника Отечества в современной Чечне, возглавляемой "пехотинцем Путина", просто не могут соседствовать.
Рамзан Кадыров (в центре) на торжественном мероприятии, посвященном Дню защитника Отечества, 2012 год. Фото: Мурад Нухаев / ТАСС
Кадыров хочет, чтобы его видели главным защитником общей российской истории, из которой максимально исключаются спорные моменты, касается ли это Российской империи, Советского Союза или современности. Перенос на 10 мая убивает сразу двух зайцев: способствует разделению траурной даты и праздника, а также работает на формирование культа семьи Кадыровых в Чечне. Это беспрецедентная ситуация для Чечни, не соответствующая местной политической культуре: никогда там не была популярна демонстративная лояльность государству и не доминировала одна семья», — объясняет Паин логику главы республики.

Некоторое время в Чечне шли споры вокруг этого неоднозначного решения Кадырова. Простые чеченцы и представители интеллигенции привыкли оценивать советское прошлое через призму опыта депортации, который считается первопричиной и остальных несчастий, постигших Чечню.

Но в 2014 году эти споры полностью прекратились. 18 февраля, в преддверии очередной годовщины трагических событий, в Национальной библиотеке в Грозном произошла научная конференция «Депортация чеченского народа. Что это было, и можно ли это забыть?» — без согласования с властями. Организатором мероприятия выступил президент международного общественно-политического движения «Ассамблея народов Кавказа» Руслан Кутаев, который раскритиковал руководство Чечни из-за переноса траурной даты на 10 мая. На следующий день участники конференции были доставлены к Кадырову, который их лично отчитал и отпустил по домам.
Кутаев, не явившийся «на ковер» к чеченскому правителю, был задержан 20 февраля по подозрению в хранении героина. В июле 2014 года он был приговорен к четырем годам лишения свободы. Правозащитный центр «Мемориал» признал его политзаключенным.
Сегодня многие чеченцы, которые пытаются поддерживать память о событиях 1944 года, предпочитают 23 февраля ездить в Ингушетию — там траурные мероприятия проходят при поддержке властей.
Made on
Tilda