ПРОЦЕСС

«Микрофонное дело»
Леонида Волкова.
Краткая хроника




19 мая 2016
На кратком десятом заседании по «микрофонному делу», фигуранта которого — сотрудника Фонда борьбы с коррупцией Леонида Волкова — обвиняют в воспрепятствовании профессиональной деятельности бывшего журналиста LifeNews (статья 144 УК) и которое слушается в Центральном районном суде Новосибирска, судья отказала защите Волкова в нескольких заявленных ходатайствах, после чего объявила о своем отпуске и о перерыве в процессе до 30 июня. На этом заседании должны были допросить двух следователей, которым потерпевший Поступинский во время предварительного следствия неоднократно давал ответ о том, что Волков его держал только за микрофон. Оба они не явились в суд.

Мы составили краткий обзор предыдущих девяти заседаний (подробную трансляцию можно почитать на сайте «Медиазона»), показывающий, что Леонид Волков не совершал того преступления, которое ему инкриминируют.

1
Первое заседание
3 декабря 2015 года. Чтение обвинительного заключения, допрос Ольги Кирсановой, представлявшей потерпевшего
Потерпевшего Александра Поступинского на заседании не было; его интересы представляла Ольга Кирсанова, замглавреда новосибирского LifeNews. Она не cмогла ни объяснить того факта, что после экспертизы «поврежденный Волковым» микрофон был признан исправным, ни утверждать, что видела повреждения на теле самого Поступинского.

Волков заявил, что не признает себя виновным. «Дело носит политический характер и направлено на то, чтобы не дать мне возможности участвовать в выборах в Госдуму в будущем году», — заключил обвиняемый.

2
Второе заседание
13 января 2016 года. Допрос потерпевшего
В этот раз потерпевший Поступинский пришел на заседание.

По словам журналиста LifeNews, в июле 2015 года он приехал к штабу «РПР-Парнас» на пресс-конференцию, пройти на которую ему не удалось. «После этого я и оператор отошли от входа в здание и расположились на лавочках, где стали ждать выхода Навального из здания. Примерно через час Навальный вышел из штаба на улицу, где он начал вести диалог с людьми. Там были представители движения НОД и неравнодушные граждане, несколько журналистов», — рассказал он. По словам Поступинского, после выхода Навального на улицу оператор включил камеру, затем к ним приблизился Волков и схватил микрофон, который держал Поступинский. В ходе перепалки Волков якобы вцепился в руку потерпевшего, попытавшись, по словам Поступинского, ее выкрутить и сорвать с микрофона ветрозащиту. Затем, отвечая на вопросы, экс-сотрудник LifeNews сказал, что сначала он не придал значения кровоподтеку на своей руке и что решил написать заявление лишь тогда, когда вспомнил об инциденте, — то есть 8 сентября.

(Заявление о насилии было подано в тот же день, когда экспертиза выявила полную исправность микрофона.)

3
Третье заседание
14 января 2016 года. Допрос свидетелей обвинения Игоря Кошелева, Алены Пятенок и Василия Веселова
Оператор LifeNews Игорь Кошелев рассказал, что после событий возле штаба «РПР-Парнас» Поступинский ему на здоровье не жаловался, а момент потасовки Волкова с Поступинским он упустил, потому что все его внимание было направлено на Алексея Навального, в которого активисты НОД бросали яйца.

После этого в зал суда пригласили главного редактора новосибирского LifeNews Алену Пятенок: она заявила, что видела у Поступинского синяк или гематому в «2-4 сантиметра».

Когда ее попросили обозначить место, на котором было повреждение, она указала на внутреннюю сторону предплечья. Но, даже посмотрев видео, на котором показан момент перепалки Поступинского и Волкова, утверждать, какой рукой и за какую руку Волков взял Поступинского, она не смогла.

Третьим свидетелем стал активист движения НОД Василий Веселов, который на протяжении всего заседания был в зале.

По его словам, во время инцидента он находился примерно в трех метрах от Волкова и Поступинского и видел, как Волков одной рукой держал микрофон за нижнюю часть, а вторую руку «приложил то ли к руке, то ли к запястью, то ли к микрофону — не помню». Также он сказал, что, «возможно, были удары». Волков попросил Веселова рассказать его о пикете НОДа, который происходил во время пресс-конференции Навального:

— Вы кричали: «Позор предателям родины»?

— Я лично не помню, кричал или нет. Кто-то кричал.

4
Четвертое заседание
9 февраля 2016 года. Допрос свидетелей обвинения Юлии Крепак и Игоря Маврина, исследование материалов дела
Свидетель Юлия Крепак, по роду деятельности — консультант-мерчендайзер, присутствовала на сходке НОДа во время пресс-конференции Навального.

На вопрос прокурора о действиях Поступинского во время потасовки она отвечает, что он пытался высвободить микрофон из руки Волкова.

— Руку или микрофон?

— Получается, что микрофон. Между ними была возня. Корреспондент говорил: отпусти руку или микрофон, точно не помню, и вырывал руку. Все происходило быстро.

Вторым свидетелем был охранник ЧОП Игорь Маврин — активист НОД, который приехал к месту пресс-конференции Навального, как он утверждает, чтобы «послушать, посмотреть».

Маврин сказал, что слышал, как Поступинский во время перепалки с Волковым кричал: «Отпусти руку, отпусти микрофон!»; утверждал, что Волков держал Поступинского правой рукой за левую руку, добавляя, что эти события были давно, и он может ошибаться.

Еще один свидетель Титов на заседание суда не явился. Началось исследование материалов дела, в процессе которого адвокат Бандура отметил, что, судя по иллюстрациям, штекеры микрофона были неоднократно перепаяны, хотя в LifeNews говорили, что микрофон был новым.

5
Пятое заседание
9 марта 2016 года. Допрос свидетелей обвинения Анатолия Титова, Александра Воропаева, Людмилы Силантьевой,
Романа Чендаровича
У свидетеля Анатолия Титова, старшего участкового, который в составе рабочей группы отдела полиции №1 прибыл на место инцидента, спросили, вырывал ли Волков микрофон у корреспондента LifeNews. Титов ответил, что не помнит, зато вспомнил о ситуации в целом: «Там было очень накаленная обстановка. Представители ПАРНАС пытались успокоить нодовцев, которые вели себя очень агрессивно. Женщина кидалась, были выкрики, по-моему, она даже бросила яйцо, и даже, по-моему, пострадал Навальный. Я пытался отводить эту толпу в сторону, чтобы там не произошла стычка нодовцев. Там был гражданин Виталий Панасюк, который мне показался неадекватным, он бы среди нодвцев. Я стоял и успокаивал их, затем прибыл майор и старший лейтенант, которые приехали ко мне в помощь и стали общаться с представителями ПАРНАС».

Свидетель Александр Воропаев, пенсионер, стоявший в одиночном пикете во время пресс-конференции Алексея Навального, рассказал о конфликте: он вспомнил, что Волков схватил сотрудника LifeNews за руку, близко к микрофону. На вопрос, какой рукой и за какую часть руки, Воропаев ответил, что не помнит, потому что «прошел год». Потом он заявил, что видел, как Волков толкнул Поступинского в плечо, но до конца не уверен, так как с тез пор прошло много времени.

Затем выяснилось, что в августовских показаниях Воропаев говорил, что не видел, как Волков схватил корреспондента за руку, а в сентябрьских говорил, что видел. Воропаев не мог этого объяснить и утверждал, что потасовку он видел ясно. Затем он сказал, что Волков все-таки схватил корреспондента за правую руку. В конце концов Воропаев он остановился на том, что Волков хватал Поступинского и за руку, и за микрофон.

Третий свидетель по делу — пенсионерка, активистка НОД Людмила Силантьева, которая ударила Навального веером и бросала в него яйца. По ее словам, Волков и Поступинский выдергивали друг у друга микрофон, но она не могла вспомнить, держал Волков Поступинского за руку или за микрофон. Она объяснила свою забывчивость тем, что все ее внимание было приковано к Навальному. Потом, заявила Силантьева, она «удивилась, что Поступинский подал заявление, так как ничего страшного не случилось».

Свидетель Роман Чендарович тоже видел, как Волков воспрепятствовал действиям Поступинского, но не видел, в каком положении находилась одна рука политика, в то время как второй он держался за микрофон.

6
Шестое заседание
18 марта 2016 года. Допрос свидетелей защиты Валерия Лавского и Андрея Гладченко
Свидетель Андрей Гладченко, волонтер штаба Демократической коалиции, заявил, что «никакого внятного отличительного знака не было» у людей, которые находились с камерой и микрофоном, что он видел только красный микрофон и не мог опознать в державшем его человеке корреспондента LifeNews. Гладченко пояснил, что в день инцидента штаб закончил свою работу с подписями, поэтому были усилены меры предосторожности: целью было не пускать в штаб посторонних.

7
Седьмое заседание
25 марта 2016 года. Допрос свидетелей защиты Александра Карпова, Руслана Аблякимова, Федора Горожанко, Евгения Замятина, Владлена Лося, Алексея Навального и Пелагии Замятиной
Волков попросил свидетеля Владлена Лося описать его функции в штабе и подтвердить, что сохранность подписей — в зоне ответственности Волкова.

Алексей Навальный в своих показаниях заявил, что преграды для журналистов LifeNews быть не могло, так как Демократическая коалицая была заинтересована в освещении. По мнению Навального, потасовка была организована представителями НОДа и LifeNews. Сам он «не опасался за свою жизнь и здоровье, но были опасения по поводу сохранности подписных листов, потому что их уничтожение привело бы к тому, что Демкоалиция не смогла бы участвовать в выборах».

8
Восьмое заседание
13 апреля 2016 года. Допрос свидетеля защиты Евгении Треуховой, оглашение показаний свидетеля Алексея Коршикова, изучение видеозаписей
Свидетель Евгения Треухова пересказала свой разговор с Поcтупинским после потасовки:

— После конференции как вы встретились с корреспондентом LifeNews?

— Он сидел перед входом.

— Что он рассказывал о конфликте?

— Он особо не рассказывал, спрашивал, что происходит внутри.

— С ваших слов я понял, что его не пустили, а вы не спрашивали, почему?

— Не помню.

— Он не рассказывал о том, что ему причинили телесные повреждения?

— Нет, он не жаловался. У него было все нормально.

— А про сломанный микрофон говорил?

— Нет, я этого не помню; может, и говорил.

После допроса Треуховой стали изучать вещдоки, просматривать видеозаписи, на которых видно, что ветрозащита от микрофона была немного испорчена до инцидента. «Обращаю внимание, что на ветрозащите имеется повреждение, возможно, от сигареты, — отметил адвокат Бандура. — Она не новая, есть потертости. Нам вменяют в вину вот этот прорыв на ветрозащите, но она вся такая. Надпись на ней уже потрескалась из-за старости. Первоначально на вменяли в вину проблемы со штифтом, но он очень изношен. Это не тот микрофон EW100G3, что указан в заявлении. Он потертый, это не тот микрофон».

На следующей видеозаписи видно, как с микрофона слетает ветрозащита и Поступинский силой натягивает ее обратно. После этого была продемонстрирована видеозапись, на которой отчетливо слышно, что Поступинский говорит Волкову. Сначала он спрашивает его: «Тебе что, руку сломать?» Затем он говорит: «Отпусти микрофон», из чего следует, что Волков держался за микрофон, а не за руку. На следующих записях также не видно, как Волков держит Поступинского за руку.

9
Девятое заседание
4 мая 2016 года. Допрос свидетеля обвинения Виталия Панасюка и допрос обвиняемого Леонида Волкова
Леонид Волков заявил: в Новосибирске у него сложилось впечатление, что Поступинский хотел оттолкнуть его с дороги. На вопрос о том, зачем он держал микрофон сотрудника LifeNews, Волков ответил: как только он понял, что тот не пытается ворваться в штаб, он его отпустил. «Я изначально правой рукой ухватился за основание микрофона, было понимание, что оппозиционеру не стоит хватать за руку, потому что можно стать фигурантом уголовного дела. Но меня, впрочем, это не спасло», — добавил Волков.

«То, что происходило у нашего офиса, носило все признаки несогласованного публичного массового мероприятия. В свое время в журналистском сообществе была дискуссия, как журналист должен себя обозначать: законодательно в ФЗ 54 прописано, что журналист пользуется отдельными правами, если идентифицирует себя как журналист: имеет пресс-карту на видном месте и так далее. Поступинского, у которого был только микрофон, я воспринимал как одного из участников незаконной хулиганской акции. Он был заодно с хулиганами, которые дрались веерами и кидались яйцами», — говорит Волков.

«Он пытался мне поставить подножку, угрожал сломать руку. Все это никак не было связано с его журналистской деятельностью. Я ему говорил: ''У тебя не микрофон. а говно на палочке''. Но это не было связано с его профессиональной деятельностью».

«Я стоял по правую руку от Навального, — продолжает Волков. — Сразу после инцидента с Силантьевой справа в поле моего зрения появился молодой человек с микрофоном, который, по моей оценке, вместе с этой толпой людей начал приближаться ко входу. Я его схватил за микрофон сначала одной рукой, потом другой. Никакого умысла за эти секунды у меня не возникло. На нас шла толпа — совершенно непонятно, что ожидать дальше. Понятно, что сотрудник полиции нас не защитит. Я его схватил за микрофон, он стал вырывать и руку мне выкручивать. Когда он микрофон дергал и ставил мне подножку, я смог удержаться и не упасть. Это продолжалось 15 секунд. Когда было ясно, что в штаб никто не врывается, я его отпустил. В процессе вырывания микрофона у меня с него соскочила красная ветрозащита, потом он надел ее обратно и пошел что-то делать. Далее я видел, как он берет на него интервью у Силантьевой. Потом на сайте LifeNews был показан материал с куском интервью Cилантьевой. После того, как завели уголовное дело, с сайта LifeNews этот кусок интервью исчез».

Если бы журналисты пришли на пресс-конференцию Навального, то их бы пустили, несмотря на неприязненное отношение к этому каналу, сказал Леонид Волков. Но, по его словам, они пришли именно на акцию НОД.
Made on
Tilda