ФОТОИСТОРИЯ

Война близко


Фотопроект Павла Волкова
19 августа 2016 года
Фотограф Павел Волков ищет признаки милитаризации российского общества, снимая центр Москвы на телефонную камеру
«За художественную силу и правду в изображении человека, а также наиболее существенных сторон современной жизни», — звучала официальная формулировка Нобелевского комитета при вручении премии французскому романисту Мартину дю Гару в 1937 году. Но мало кто из современников сомневался в реальной ее конъюнктурности. Европа готовилась к большой войне, обкатывая боевую технику на полях сражений гражданской войны в Испании, строила оборонительные линии, сочиняла песни со словами «Если завтра война». Понимал это и дю Гар. «Не по тщеславию, а от всего сердца, охваченного беспокойством, мне хочется, чтобы в это исключительно ответственное время мои книги о "Лете 1914 года" широко читались и обсуждались, напоминая всем патетический урок прошлого — старикам, которые успели его позабыть, молодежи, которая его не знает или им пренебрегает», — говорил в своей нобелевской лекции писатель.

С 2014 года сравнение европейской политики 2010-х и 1930-х годов стало общим местом. Перекраиваются границы, растет популярность правых партий и размеры военных бюджетов. Современная боевая техника обкатывается на полях Украины и в Сирии. Жители Европы впервые за несколько десятилетий не могут чувствовать себя в безопасности ни в одном из уголков континента. Для российских опросов общественного мнения стали нормой вопрос: «А если завтра война?»

Фотограф Павел Волков не написал, как дю Гар, роман о прошлом, но по-своему предупреждает современников, что война не так далеко, как кажется. Он снял на камеру своего телефона в центре Москвы признаки милитаризации российского общества после лета 2014 года. «Я выбрал простой маршрут и простой способ подачи материала, чтобы максимально приблизить этот поиск к любому из нас: каждый человек мог пройти таким же маршрутом, увидеть и сфотографировать те же вещи. Они плотно внедрились в пейзаж, городской быт и наши жизни. Я не старался попасть в закрытые места, пользуясь удостоверением журналиста. Я не использовал хитрые фотографические приемы, а снимал на iPhone в квадратном формате, приближая снимки к популярному формату инстаграма», — объясняет фотограф.
Маршрут Павла Волкова: «Я выбрал небольшой участок, некий срез Москвы — отрезок около 10 км в границах Садового кольца, с севера на юг».

Кусок муляжа гранаты

«Мой проект посвящен незаметно происходящему в нашем обществе внедрению военных артефактов в ежедневный быт. Я хотел показать, что милитаризация и отголоски военщины окружают нас в повседневной жизни, что их можно найти, просто гуляя по улице или зайдя в магазин».
Изображение снайперской винтовки Драгунова на игровом автомате

«Чтобы пройти этот маршрут мне понадобилось неполных пять дней. Я шел по улицам, заходил во дворы и магазины, но искал не покемонов, как сейчас модно, а отголоски той самой милитаризации — присутствия армии в мирном гражданском обществе».
Детские игрушки

«Я умышленно исключил из проекта объекты, отсылающие к истории. Меня интересовало не увековечивание военной памяти».
Футболка в одном из магазинов.

В июле 2014 года, согласно опросу «Левады-центра», 51% россиян заявили, что опасаются начала мировой войны.
Женщина в камуфлированной одежде

В марте 2014 года «Левада-центр» проводил опрос о страхах россиян перед санкциями из-за политики руководства страны на украинском направлении. Выяснилось, что за считанные недели количество респондентов, которые боялись санкций, сократилось на 10−15%.
Коньяк «Командирский»

2014 год прошел под пропагандистской «массированной бомбардировкой». Противопоставить ей было нечего — в России отсутствуют традиционные и современные общественные институты, создающие устойчивые представления россиян о себе и о мире.
Флакон духов в виде гранаты

Один из результатов пропагандистской кампании 2014 года — поток российских добровольцев, отправившихся воевать в Донецкую и Луганскую области Украины. Данных об их числе не существует. Некоторые из них сами стали героями пропаганды — например, Игорь Стрелков и Арсений Павлов, более известный как «Моторола».
Детские рисунки на заборе игровой площадки

Во второй половине 2015 года, когда пропаганда на «украинском направлении» постепенно сошла на нет, началась новая война — в Сирии. Россияне ее поддержали. По данным апрельского опроса «Левада-центра», проведенному после вывода основных российских сил из Сирии, участие в этой войне поддержали 68% опрошенных.
Брелок «Граната»

Российское участие в войне в Сирии совпало с ростом потока мигрантов и террористической угрозы в европейских странах. Некоторые публицисты называли это переносом в Европу ближневосточной войны.
Нашивки-цифры

Теракты в Париже в ноябре 2015 года казались точкой невозврата: теперь-то европейские лидеры должны были объединиться в борьбе с ИГИЛ. Но этого не случилось. Отдельные бомбовые удары проблем не решали, а теракты в европейских городах продолжились.
Сувениры в виде патронов

Европейские политики, не способные к решительным действиям, сильно напоминали своих коллег восьмидесятилетней давности, которые раз за разом шли на уступки Гитлеру. Очевидная аналогия считается в России подтверждением правильности выбранного курса в Сирии.
Дверные ручки в виде автомата Калашникова

Милитаризация общества — следствие участия России и россиян в вооруженных конфликтах в последние два года. Расхожий штамп «атмосфера ненависти» характеризует напряжение, возникшее из-за военного разделения на «своих» и «врагов».
Манекены в одежде в стиле милитари

Милитаризация социума не только отражается на эмоциональной сфере, но и институционализируется. В мае 2016 года появиться детско-юношеская организация «Юнармия», которую курирует Министерство обороны и лично Сергей Шойгу.
Металлические сувенирные лейтенантские погоны

«Юнармия» должна стать всероссийской организацией: ее ячейки откроются во многих школах, начиная с этого учебного года. Министр обороны Сергей Шойгу обещает научить юнармейцев пользоваться оружием и военной техникой.
Сувенирные пули в виде ручек

Милитаризация породила и другое сопутствующее явление — новое поколение ветеранов войны. Участники боевых действий в Донбассе не имеют официального статуса в России. С их возвращение аналитики связывали возможную радикализацию внутренней политики.
USB-накопитель в виде пули

В июле 2016 года участники сирийской кампании были официально признаны участниками боевых действий. Такой статус в России имеют около 25 тысяч человек.
Брелок в виде гранаты

Помимо ветеранов боевых действий в Сирии президент Путин наградил музыкантов Мариинского театра Санкт-Петербурга, которые в начале марта отыграли концерт в Пальмире.
Кепка камуфляжной расцветки

Одежда, имитирующая военную форму, продается не только в военторгах.
Нашивка ВС РФ

Владимир Путин, отрицая российское военное присутствие в Крыму, говорил, что экипировку можно купить в любом военноторге. Фраза «купили в военторге» стала символом доступности не только формы, но и оружия для российских добровольцев в Донбассе.
Чехлы для iPhone

Модный милитари-тренд не обошел стороной и аксессуары для мобильных телефонов.
Автомобиль на московской улице

Не только одежды и аксессуары, но и автомобили становятся способом выразить лояльность внешнеполитическому курсу страны.
Водка «Вежливая белая сила»

Со времен крымских событий в официальной пропаганде закрепился эвфемизм про «вежливых людей».
Made on
Tilda