8 сентября 2015
Валаам. Вас здесь не молилось

История о том, как РПЦ воплотила в жизнь
сюжет фильма «Левиафан»
Июнь 2015 года,
поселок Валаам, Сортавальское городское поселение, Карелия
«Суд постановил лишить права собственности и выписать вышеперечисленных граждан из занимаемого помещения». Сюжет звягинцевского «Левиафана» в реальности, только без декораций Териберки. Причем жизнь опередила сценарий.

Жители Валаама могли бы снять продолжение фильма «Левиафан». Двадцать с лишним лет назад государство передало монастырю недвижимость острова на Ладожском озере с обременением в виде местных жителей, расселенных
в теперь уже церковном имуществе. И вот монастырские компании — строго по закону и согласно решениям судов — избавляются от обременения. Илья Васюнин съездил на Валаам и поговорил с теми, кого монастырь и местные чиновники лишили дома.
От Москвы до Валаама добираться почти двое суток. Сперва нужно доехать до Петербурга. Оттуда — до Ладожского озера, электричкой или автобусом. По воде на остров можно попасть либо из Сортавалы, либо из Приозерска. Из Сортавалы проще — «метеоры» ходят чаще, но даже если не повезло, всегда можно договориться с владельцем небольшого катера, который пойдет на остров, если наберет пять или шесть попутчиков.
Илья Васюнин
журналист
ГЕРОИ
Ирина Смирнова
жительница Валаама, экскурсовод
Филипп Мускевич
бездомный, продавец сувениров
Людмила Мускевич
жена Филиппа, продавец сувениров
Олег Яровой
житель Валаама, историк
Леонид Медведев
юрист Валаамского монастыря
Наталья Иванова
судья Сортавальского суда
Вера Скобелева
директор ООО СЭНТ
Кирилл Смышников
сотрудник природного парка «Валаамский архипелаг»
С иском в суд обратилось ООО СЭНТ (или Служба эксплуатации недвижимости и территорий) — управляющая компания, которая распоряжается бывшим муниципальным, а теперь монастырским недвижимым имуществом и учреждена самим Валаамским Ставропигиальным мужским монастырем.
На Валааме — новый виток в противостоянии местных жителей с монастырем. Сортавальский городской суд выписал с острова трех жителей. Оставшиеся замерли, ожидая решения своей судьбы.

Некоторые из тех, кто сегодня живет на Валааме, приехали сюда после войны. Тысячи солдат, вернувшихся с фронта полными инвалидами, были сосланы в отдаленные монастыри — чтобы не портили своим видом праздник Победы. Их еще прозвали «самоварами» — за отсутствие конечностей. Официально это называлось «отправить на обеспечение». В 1950-м на Валаам привезли несколько сотен таких ненужных ветеранов. Набрали и обслуживающий персонал Дома инвалидов — ухаживать за теми, кого сослали доживать. К середине восьмидесятых инвалидов не осталось — последних живых вернули на материк, а остров целиком отдали музею-заповеднику; те немногие, кто приехал на Валаам следить за безрукими
и безногими героями войны, вышли на пенсию.

Именно в восьмидесятых на Валааме и появилось большинство нынешних жителей: молодые научные сотрудники устраивались экскурсоводами и селились в двух многоквартирных зданиях — монастырской гостинице и работном доме, а также в помещениях скитов, оставленных монахами в 1940 году. Тогда по южному краю острова проходила знаменитая линия Маннергейма, а сам Валаам с 1918-го был территорией Финляндии. Когда в разгар финской войны советские войска начали бомбежку монастыря, монахи покинули Валаам и основали новую обитель в финском местечке Хейнявеси, где хранятся все главные реликвии старого Валаама. Подчиняется Ново-Валаамский монастырь Константинопольскому патриархату, что все эти годы немало раздражает РПЦ.

В 1989 году на Валаам начали приезжать монахи Московского патриархата, чтобы возрождать монастырскую жизнь и строить единственный «настоящий» Валаам. Уже спустя три года, в 1992 году музей-заповедник закрыли, а все имущество передали РПЦ. Церкви отошла и Зимняя гостиница — часть монастырского архитектурного ансамбля. Именно там жили и живут люди, поселившиеся на острове еще в советские годы. Главным образом бывшие работники музея-заповедника. В середине двухтысячных местные жители пытались оспорить передачу гостиницы монастырю, но Верховный суд им отказал.
«Поскольку здание гостиницы является жилым домом, то оно не относится к имуществу религиозного назначения...»

Из кассационной жалобы жителей Валаама
А. С. Щербакова и Н. Н. Благой в Верховный суд Российской Федерации о признании противоречащими федеральному законодательству Закона Республики Карелия «О передаче в собственность Валаамскому Спасо-Преображенскому монастырю здания Зимней гостиницы».

3 сентября 2008 года
«Так как здание гостиницы монастырской (белой) относится к объектам исключительно федеральной собственности, оно не могло быть передано религиозной организации в собственность, а поскольку здание гостиницы является жилым домом, то оно не относится к имуществу религиозного назначения.

Оспариваемые законы нарушают право заявителей на проживание в указанном жилом доме, являющемся памятником истории и культуры федерального значения и находящемся в федеральной собственности со всеми правами, предоставленными им Жилищным Кодексом РФ как нанимателям жилых помещений по договору социального найма».
Монастырские власти давно предлагали людям переселиться на «большую землю» — там им даже собирались выделить жилье, правда, работы не обещали. Местные существуют за счет туристов, за пределами острова им просто нечем зарабатывать на жизнь. И вот теперь — судебный прецедент по принудительному выселению.
Зимняя гостиница, один из двух многоквартирных домов на Валааме.
Семь лет назад по иску монастыря уже выписали с острова семью Филиппа Мускевича. Но тогда речь шла об одной семье и небольшом здании бывшего скита (сейчас там проживают сотрудники экскурсионной службы). А теперь — уже о многоквартирном доме. Решается судьба нескольких десятков семей.
«По достоверным, но официально не подтвержденным данным...»

Из искового заявления ООО «Служба эксплуатации недвижимости и территории», доверительно управляющей имуществом Спасо-Преображенского Валаамского монастыря об утрате права пользования помещением по договору социального найма к И. А. Смирновой, О. А. Яровому, Я. Ю. Юрна, А. Е. Меркушевой.

Март 2015 года

«Согласно имеющейся информации, в здании Зимней гостиницы зарегистрированы по месту жительства лица: а) постоянно проживающие, б) проживающие только летом — дачники, в) не проживающие вовсе. Последние две категории по достоверным, но официально не подтвержденным данным, работают и имеют жилье на материке на праве собственности или по найму.

Постоянно проживающие и не имеющие другого жилья будут переселены согласно законодательству в другие жилые помещения по мере поступления средств для приобретения жилья.

Дачники и не проживающие вовсе подлежат снятию с регистрации по месту жительства в судебном порядке, по причине того, что постоянно проживают и работают на материке и в нарушение законодательства не снялись с регистрации на Валааме».

Права занимать жилую площадь должны были лишиться историк Олег Яровой, его бывшая супруга, экскурсовод Ирина Смирнова, а также дочь Смирновой Яна и внучка Алиса Меркушева. Ирина Смирнова узнала, что является «дачником», по версии юридической службы монастыря, в марте нынешнего года. На острове она живет с восьмидесятых, только тогда она была государственным экскурсоводом, а сейчас — частный.
Ирина Смирнова ждет отправки «метеора», чтобы попасть на суд в Сортавалу.
Из всей большой семьи только Ирина смогла доказать, что имеет право на прописку на Валааме. Когда судебное решение вступит в силу, остальные прописанные с ней родственники останутся без регистрации.
Ирина Смирнова пришла в суд с квитанциями об оплате квартиры, контрактами, заключенными с паломнической службой, где много лет работала экскурсоводом, и справкой о том, что дочь не живет на острове лишь потому, что учится в университете. То есть постаралась доказать, что постоянно живет на Валааме. Её бывший муж Олег Яровой занимается исследованиями в Петрозаводске, дочь Яна заболела и на суд не приехала.

Истец занял двусмысленную позицию. С одной стороны, в исковом требовании монастырская компания заявила, что Зимняя гостиница — нежилое помещение, и люди её занимают незаконно. Однако «очистить помещение» семья Смирновой должна все-таки по Жилищному кодексу. В иске указывалась и конкретная 83-я статья, в которой речь идет о том, что, если человек не проживает по месту регистрации в неприватизированной квартире (а живет где-то еще), то договор социального найма с ним можно расторгнуть.
около 1000
человек жили на Валааме
до возвращения монастыря
в 1989 году
около 200
человек остались жить на острове
к 2015 году
3
человека принудительно лишились регистрации на Валааме в этом году
После закрытия музея-заповедника государство начало уходить с острова. Сначала ликвидировали местное самоуправление. Валаам из поселка превратился в район города Сортавала — ближайшего населенного пункта, до которого сорок километров по Ладожскому озеру. Затем монастырские компании усилили хозяйственную деятельность.

Всем транспортом стала распоряжаться «дочка» монастыря — компания «Валаам-сервис», которой теперь принадлежат все «метеоры». Суда на водных подушках ходят до Сортавалы или Приозерска. Магазины, которые когда-то принадлежали местным жителям, теперь тоже в собственности у монастыря.

«Последние годы наша жизнь проходит в судах с монастырем и карельским правительством, которое сдает им наши дома, попирая наши конституционные права граждан Российской Федерации. На данный момент все 300 жителей острова, имея государственную прописку в домах, не имеющих отношения к культовым зданиям, оказались по сговору монастырской власти с карельским правительством в фонде религиозной организации монастыря. Мы стали бесправными жителями в монастыре. Это первый этап их скрытой и бесчеловечной политики выживания жителей острова.

Здоровому духу противен обман. Так нельзя. Они хотят разрушить наш мир. Насадить свою «тревожную идеологию» и конфессиональную узость. Запугать грехами. Внушить свою богоизбранность. Ограничить самосознание. Поссорить с миром и людьми других культур.

Мы до прихода монахов жили в современной, свободно развивающейся и большой России с надеждой на справедливость, труд, защищенность и здравый смысл. С верой в самоопределение и будущее наших детей на этой земле.

А теперь оказались в атмосфере страха, профанации человеческих ценностей, обмана, царизма с князьками, захватывающими власть, бизнес и собственность на выпрошенные для «духовного возрождения» деньги у нашего же государства, сограждан и крупного бизнеса. Дискредитируя таким поведением духовное развитие и религию в целом».
«Мы стали бесправными жителями в монастыре...»

Из обращения жителя Валаама Дмитрия Синицы

10 апреля 2006 года
Из десятков судебных решений лишь немногие — в пользу местных жителей. С 2003-го по 2008-й Филиппу Мускевичу удавалось отбиваться от требований по выселению. Но потом специальным судебным определением его лишили жилья. Верховный суд пошел было навстречу обитателям острова и отменил решение об отмене местного самоуправления: на Валааме должны были пройти муниципальные выборы. Но вскоре суд собственное решение пересмотрел, и Валаам так и не стал муниципалитетом — несмотря на закон о местном самоуправлении, принятый в 2005 году. После обращения Дмитрия Синицы, перепечатанного несколькими СМИ, монастырь подал иск о защите деловой репутации — но победил в суде только частично.
Из доклада Московской Хельсинкской группы
«О ситуации с обеспечением прав жителей поселка Валаам»
«Пристрастность и односторонность решений органов власти, открытое потворствование нарушению прав жителей усугублялись также и бездействием в разрешении конфликтных ситуаций. Такие конфликты возникали с 1993 года, но обращения жителей по их поводу фактически оставались без результатов.

В создавшейся ситуации монастырское хозяйство выступает как монополист во всех аспектах жизнедеятельности: поселкового снабжения, занятости, доступа к природным ресурсам острова и так далее...»

Зато скитов на Валааме все больше. Стройка идет полным ходом. Как говорят местные, сейчас скитов уже больше, чем монахов. Видимо, кельи возводят впрок.

В деньгах проблем нет — Валаам популярен у жертвователей и меценатов. Именно за их счет восстанавливают старый монастырь и возводят новые здания. Среди главных спонсоров Валаама — фонд Елены и Геннадия Тимченко. По иронии судьбы, бизнесмен из «ближнего круга» Путина — гражданин Финляндии. Именно на его деньги реконструировали Спасо-Преображенский собор и скит Всех Святых. Нашлись деньги даже на валаамский хор. И лишь о том, чтобы обеспечить жильем изгнанных с острова местных, ни этот, ни другие влиятельные спонсоры не подумали.
Made on
Tilda