ПОЛИТИКА

Главные политические итоги-2016
от политтехнологов

Маркелов, Калачев, Минченко и Галлямов
― о трендах уходящего года

Текст: Анна Ревоненко
22 декабря 2016


общество

Главные политические итоги-2016 от политтехнологов

Маркелов, Калачев, Минченко и Галлямов
― о трендах уходящего года

Текст: Анна Ревоненко
22 декабря 2016
2016 год в политике запомнится в первую очередь неожиданной для многих победой Трампа на выборах в США и референдумом по выходу Великобритании из ЕС, но и в России за прошедший год изменилось многое — состоялись выборы в Госдуму и произошли серьезные кадровые перестановки во власти. Сергей Маркелов, Константин Калачев, Евгений Минченко и Аббас Галлямов подводят итоги уходящего года и делятся прогнозами на следующий.
2016 год в политике запомнится в первую очередь неожиданной для многих победой Трампа на выборах в США и референдумом по выходу Великобритании из ЕС, но и в России за прошедший год изменилось многое — состоялись выборы в Госдуму и произошли серьезные кадровые перестановки во власти. Сергей Маркелов, Константин Калачев, Евгений Минченко и Аббас Галлямов подводят итоги уходящего года и делятся прогнозами на следующий.
1
Люди, которые с интернетом на «ты», становятся старше и постепенно переходят в главную электоральную категорию — пенсионеры. Как это отразилось на политтехнологиях в этом году?
Политтехнологического интернета в России не существует, даже в Москве. Пока у нас идет разогрев темы. Это не значит, что у нас нет сайтов, социальных сетей ― они есть, но с точки зрения влияния на результат это незначительно. В 2017 году мы ожидаем большей активности в интернете. По моей инсайдерской информации, спрос на это увеличивается.

Члены Общественной палаты будто с ума сошли: они готовы платить миллионы рублей, только придумай им какую-нибудь фигню, чтобы они присутствовали в сетях.


Сегодня если чиновник либо политик публично появляется в интернете, можно утверждать с вероятность 90%, что это начальство заставило. Например, собрали в Общественную палату ребятишек и сказали им: «Чего сидим? Вперед, делайте что-нибудь, Общественную палату никто не видит и не знает как институт». И они пошли кто в лес кто по дрова: кто-то начал нанимать специалистов, кто-то начал сам на коленке что-то придумывать. Думаю, сначала мы придумаем русский вариант политического интернета, а потом начнем использовать мировые тренды в этой области. На уже готовые велосипеды мы с трудом садимся. Пока изобретаем свой.

Сергей Маркелов
политтехнолог, политический советник, генеральный директор коммуникационного агентства «Маркелов Групп»
Каналы коммуникации с избирателями могут быть разными, но главное ― донесение доминанты кампании. Конечно, роль интернет-технологий возрастает, но в основном у нас их используют как инструмент контрпропаганды: не для создания собственной репутации, а для разрушения репутации конкурентов. Еще один важный аспект использования интернет-технологий ― организация сторонников с помощью соцсетей, привлечение волонтеров, мобилизация актива. Сейчас много стали говорить про интернет-технологии из-за последних выборов президента США, но я думаю, все эти рассказы про микротаргетирование, про big data слабо соотносятся с российскими реалиями. В ходе избирательной кампании в этом году разные партии пытались активно использовать интернет: и Яблоко, и ПАРНАС, особенно активно ― партия Роста. Но что мы видим на выходе? Партия Роста получила около 1% голосов. Парнас, например, активно использовал Youtube, ну и что? Результат ― 0,7 %. Проблема в том, что абсолютизация одного инструмента, одного канала коммуникации при неумении им пользоваться сыграла ключевую роль в провале партий. К тому же россияне используют интернет не для поиска политического контента или общественно-политических новостей, а большей частью как средство развлечения. Достаточно посмотреть на основные запросы в Яндексе, и все будет понятно.


Константин Калачев
политический консультант, руководитель «Политической экспертной группы»
Если смотреть на российские выборы, то выделяются три основных технологии: элитные договоренности, полевая кампания «от двери к двери» и традиционные средства массовой информации. Если интернет-технологии сейчас в России и имеют какой-то вес, то незначительный. Если говорить о других странах, то там интернет-технологии сыграли определенную роль, как в референдуме по выходу Великобритании из ЕС, так и в кампании Дональда Трампа в США, но даже тут не стоит переоценивать их значение.


Евгений Минченко
президент коммуникационного холдинга «Минченко консалтинг»
Роль интернета в политических кампаниях безусловно растет, но далеко не так быстро, как об этом принято говорить. Самое главное в интернет-коммуникациях — это возможность сформировать и доставить до каждого отдельного избирателя индивидуальный месседж. Это называется микротаргетинг. В Америке он уже стал привычной технологией, однако и там его роль пока остается вторичной по отношению к классическим способам агитации. Тем более это касается России, где микротаргетинг еще только-только начинает развиваться. Без него же вся работа в интернете сводится к простому дублированию агитматериалов на своих страницах в соцсетях, размещению там фотографий, сделанных во время общения с населением, и организации одобрительных комментариев своих «сторонников».



Аббас Галлямов
политолог
2
В чем причина высоких результатов Единой России на выборах в этом году?
Единая Россия могла бы пройти всю ситуацию и без Путина. Но сегодня система работает в режиме турбулентности, неопределенности, и люди, которые в ней фигурируют, не очень уверены в результатах. Главное правило чиновника ― лучше перебдеть, чем недобдеть, поэтому им нужен был главный код страны: «путин». Это кодовое слово, пароль. Вдобавок к этому сработал эффект напряжения: президента подвести нельзя. Не мифическое федеральное руководство Единой России, а именно президента. Губернаторы это очень четко чувствуют. Для них участие Путина было неким маркером того, насколько стоит вкладываться в эту кампанию. В совокупности получается, что успех Единой России — это на 60% результат участия Путина и на 40% ― мобилизационная кампания системы, личная ответственность губернаторов перед президентом и хорошая работа низовых партийных организаций.

Сергей Маркелов
политтехнолог, политический советник, генеральный директор коммуникационного агентства «Маркелов Групп»
Секрет успеха Единой России прост: основная ценность для большинства россиян ― это стабильность. Тот факт, что партия воспринимается как инструмент президента, только добавляет ей очков.

Большинство в той или иной степени действительно поддерживает Путина по разным мотивам: одни ― потому что альтернативы нет, другие искренне обожают, третьи считают, что он меньшее зло, четвертые боятся, что без Путина здесь начнется резня.


Поэтому политическая система страны живет под зонтиком рейтинга президента. Думаю, что у самой Единой России есть высокие показатели в рейтингах. Это связано с тем, что ее долгое время позиционировали как «партию реальных дел». На фокус-группах люди рассказывают, почему поддерживают ее, и мотиваций не так много: потому что Единая Россия много делает, потому что она делает хоть что-то, потому что остальные еще хуже, то есть Единая Россия ― меньшее из зол, и чаще всего ― потому что это партия президента. Для Единой России связка с Путиным стратегически важна, поэтому его заявления в адрес партии играют серьезную роль.

Константин Калачев
политический консультант, руководитель «Политической экспертной группы»
Здесь было несколько факторов. Первый ― поддержка партии со стороны Путина на последнем этапе кампании, это серьезно добавило партии голосов. Второе ― преимущество Единой России в полевой структуре и третье ― бездарная кампания оппозиционных партий. Я считаю, что было три партии, которые могли за счет своей грамотной активности серьезно повлиять на исход этих выборов: это коммунисты, Яблоко и Партия Роста, но никто из них этой возможностью не воспользовался.



Евгений Минченко
президент коммуникационного холдинга «Минченко консалтинг»
Фактор Путина – решающий. Его рейтинг действительно высок, посткрымская консолидация пока работает. Слабость оппозиции и неудачные месседжи, с которыми она вышла, тоже внесли свой вклад в успех Единой России. Важной причиной стало и то, что многие потенциально сильные конкуренты единороссов в одномандатных округах поверили в честность предстоящих праймериз партии власти и заявились на них. Там они проиграли административному ресурсу и выбыли из борьбы еще до старта официальной кампании. Оппозиционные партии из-за этого недосчитались многих сильных бойцов, которые вполне могли раскачать протестные настроения в ходе основных выборов.


Аббас Галлямов
политолог
3
Изменится ли политика Администрации президента в течение ближайшего года? Каковы характеристики управленческого стиля Кириенко, и чем они отличаются от стиля Володина?
Сейчас будут параллельно идти два процесса: первый ― это перезагрузка системы, переналадка, перенастройка, система будет структурно переустанавливаться, второй ― реальное управление политической деятельностью. Пока я считаю, что Кириенко и его команда пошли по правильному пути: начали работать с самыми рискованными территориями. Сейчас лично сам Сергей Владиленович занимается проблемными регионами. Он посетил Крым, Севастополь, для нас это святая земля теперь. Потом он поехал в Ярославль, где перманентно несколько лет продолжается конфликт между всей элитой. Его последний визит ― в Калининград, наш эксклав, область, не связанная территориально с Россией, где начался конфликт между новым молодым губернатором и старым. АП сегодня занимается двумя такими трендами: перезагружается сама и одновременно взялась за сложные территории.


Пока Кириенко трудно сравнивать с Володиным. Того мы уже выучили за несколько лет, об управленческих привычках Кириенко пока можем только догадываться. Но он, слава богу, не привел в АП всю свою команду советников, которая крутилась вокруг него много лет. Его пока обставили другими людьми ― Прокопенко, Ярин, это все не команда Кириенко. Можно уже сейчас говорить, что Кириенко человек необычный по своим мыслительным стратегиям. У него достаточно необычный вид спорта ― не как у президента, дзюдо, а айкидо ― там тоже своя философия жизни. Он не функционер, не был долго в политике, скорее он хороший менеджер. По моим ощущениям, пока у него нет задачи, как у того же Володина, жестко себя позиционировать перед губернаторами. Взять и начать рубить шашкой ― это не про него, он спокойно начнет разруливать все процессы, находясь внутри них.

Сергей Маркелов
политтехнолог, политический советник, генеральный директор коммуникационного агентства «Маркелов Групп»
Не думаю, что Кириенко сторонник жестких мер во внутренней политике, он скорее предпочитает аккуратные, осторожные подходы. Это как раз то, чего сейчас требует время. Зачастую избыточность усилий власти оборачивается против нее самой, как в свое время было с нашистами. Кстати, так же и с Единой Россией ― как ни странно, когда партия затихает, ее рейтинг растет, а как только начинает бурную деятельность по производству смыслов ― вызывает непонимание и раздражение. Кириенко будет опираться на повестку развития, будет отсекать все лишнее, оптимизировать внутреннюю политику, будет способствовать развитию гражданского общества, его социально полезной, по мнению власти, части. Я думаю, хуже не будет, об этом говорит готовность Кириенко слушать разные точки зрения, аккумулировать все здравое. На самом деле здравый смысл ― это именно то, чего требует наша политика. Здравого смысла у него достаточно.


Об отличиях стилей Володина и Кириенко пока не берусь судить. Каждое время требует определенного стиля управления. С Володиным связаны такие понятия, как конкурентность, открытость, легитимность, понятия, пущенные в массы. Надо сказать, что Володин успешно выполнил свою функцию, доведя политическую систему до логического конца ― выборов в Думу по смешанной системе и формирования конституционного большинства Единой России.

Более конкретное обсуждение возможно уже после проведения очередного единого дня голосования, а пока это только домыслы и предположения.

Константин Калачев
политический консультант, руководитель «Политической экспертной группы»
Я думаю, что рано еще об этом говорить. Они только начали работать, я не готов их характеризовать. Пока они присматриваются.




Евгений Минченко
президент коммуникационного холдинга «Минченко консалтинг»
Пока можно сказать только то, что Кириенко начал очень осторожно. Революционных изменений не происходит. Заметен крен если не в сторону либерализации в классическом смысле слова, то в сторону смягчения нравов.

Агрессии в публичном пространстве стало чуть меньше. Впрочем, непонятно, насколько это заслуга Кириенко.

Похоже, что тренд задал сам Путин. В общем, понятно почему. «Охранительный» курс последних лет позволял выигрывать выборы и маргинализовывать критику властей, но явно не способствовал развитию страны.



Аббас Галлямов
политолог
4
Борьба башен: Володин vs Кириенко ― конфликт или сложный тандем?
Никаких отношений у Володина и Кириенко нет, это две независимые планеты, с совершенно разными политическими задачами. Повторю, у Кириенко нет амбиций перенастроить систему. Его амбиции ― это быть полезным и адекватным системе. А Володин ― это перенастройка. Если он и не революционер, то он точно готов перезагружать с утра до вечера любые вещи. Раньше он делал это в АП, теперь мы это видим в Госдуме ― перенастройки регламента, пищание депутатов, они там все плачут, женщины чуть ли не мандаты готовы кидать на стол. Володин работает именно создавая конфликт. Кириенко не готов работать в конфликте. Хотя я не идеализирую его, наверное, он это умеет и может, но пока он спокойно делает свое дело.

Сергей Маркелов
политтехнолог, политический советник, генеральный директор коммуникационного агентства «Маркелов Групп»
Я думаю, что все эти разговоры о якобы существующем конфликте Кириенко и Володина — чистой воды мифология, надуманная история. Во-первых, они давно знакомы, во-вторых, относятся друг к другу с большим уважением.



Евгений Минченко
президент коммуникационного холдинга «Минченко консалтинг»
Что касается конфликта между Кириенко и Володиным, то в принципе он возможен. Сложности во взаимоотношениях между куратором внутриполитического блока и спикерами в России — не редкость. Например, у Суркова были серьезные противоречия с Селезневым, Грызловым, Мироновым. Здесь, однако, надо иметь в виду, что и Кириенко, и Володин – опытные аппаратчики и понимают, что серьезная драка может привести к опале обоих. Поэтому, скорее всего, они будут осторожны. Многое зависит и от того, как выстроят свои отношения их аппараты. Королей, как известно, играют свиты.


Аббас Галлямов
политолог
5
Какова роль Госдумы в грядущем
политическом цикле?
Роль Госдумы будет другой в грядущем цикле, так как этого хочет Володин. Он хочет усилить ее как институт, чтобы она стала дисциплинированным самостоятельным органом. Думаю, что на 100% у него это не получится, но он этот тренд задавать будет. Все ноу-хау володинские ― это, по сути, формирование его новой команды, которая в Думу только зашла. Все нововведения больше тренируют новичков, как бы правильных парламентариев. А старички найдут, как эти требования обойти. Володин, конечно, хочет работоспособной, интересной, дисциплинированной Думы, чтобы её репутация поднялась. Думаю, это не получится в ближайшие пять лет.



Сергей Маркелов
политтехнолог, политический советник, генеральный директор коммуникационного агентства «Маркелов Групп»
Я думаю, что влияние Госдумы растет, это отмечают социологи. Этот орган долгое время существовал в виде приложения к исполнительной власти, за что и подвергался критике. Как только Госдуму ни называли, включая «бешеный принтер». Володин хочет, чтобы она была более респектабельной. И сейчас дума пытается продемонстрировать, что поднимает свой авторитет. Но пока это видно только на вещах несодержательных, например, связанных с организацией труда депутатов.

Об этом можно будет судить тогда, когда Государственная Дума вступит в дискуссию с Правительством РФ по вопросам народной повестки, когда она займет сторону народного большинства.

А пока ее законотворческая деятельность носит неконфликтный характер, не создает каких-то поводов для поляризации мнений в отношении Госдумы. Самое интересное, как она будет себя вести, когда нужно будет принимать какие-то непопулярные решения. Думаю, что роль Госдумы будет расти и залог этому ― усилия Володина.



Константин Калачев
политический консультант, руководитель «Политической экспертной группы»
Роль Госдумы в грядущем цикле несомненно возрастет, она уже начала возрастать за счет одномандатников.





Евгений Минченко
президент коммуникационного холдинга «Минченко консалтинг»
Госдума сейчас явно набирает вес. Из технического, по сути, органа она превращается в полноценный институт с собственной легитимностью. В текущей перспективе это сильно усложнит жизнь исполнительной власти, но в конечном итоге это выгодно и ей тоже: опираться можно только на то, что сопротивляется. Избавившись от статуса «бешеного принтера», Госдума разделит с правительством и президентом ответственность за положение дел в стране. Здесь многое зависит от того, насколько противоречия между правительством и думой, которые будут нарастать независимо от воли первых лиц, будут регулироваться Путиным. Важно, чтобы трения не превратились в войну на уничтожение. Впрочем, кроме Путина здесь есть еще один скрепляющий обруч ― Медведев. Он не только премьер, но и лидер партии, контролирующей думу.



Аббас Галлямов
политолог
6
Оппозиция по итогам года потерпела окончательное поражение, или это временное ослабление? В чем причина такого провального результата и есть ли точки роста?
Ни поражение, ни ослабление. Просто так сложилось в этом году. Мы видим, что оппозиция по-прежнему разделена: есть та часть, которая приспособилась и работает на основную политическую силу, всякие парламентские, такие политические мажоры, и непарламентская часть, которая на всех этих политических действиях закаляется, тренируется, достигает каких-то микропобед. Сказать, что оппозиция совсем провалилась, нельзя. Тут спектр широкий: кто-то вообще себя не проявил, кто-то хорошо закрепился, кто-то интересно поиграл в одномандатных округах. В этом году у всех была возможность участвовать, и все силы, люди, группы, политические бренды как-то этой возможностью распорядились. Кто-то сохранился, укрепился, те же Коммунисты России, например. Прекрасные ребята, тихонечко берут свои процентики, и все нормально. А кто-то и в думки прошел муниципальные, маленькие городские.


Сергей Маркелов
политтехнолог, политический советник, генеральный директор коммуникационного агентства «Маркелов Групп»
Оппозиционные настроения никуда не делись, но предложение оппозиции не соответствует спросу.

Есть запрос на другое качество оппозиции, оппозицию, обсуждающую не прошлое, а будущее, оппозицию не из девяностых, а из настоящего или будущего.

У нас политика очень персонифицированная, люди хотят видеть во главе оппозиции людей с безупречной репутацией, имеющих талант публичного политика. Например, у Касьянова просто нет такого таланта. Его репутация разрушалась долго и успешно, и он восстановить ее так и не попытался. Проблема в том, что на оппозиции стоит клеймо неудачников. Ни Касьянов, ни Явлинский не воспринимаются как люди, способные на что-либо серьезное. Смена поколений, возможно, поможет. Ничего вечного не бывает, рано или поздно запрос на изменения заставит нашу оппозицию как-то переформатироваться. Пока никто из оппозиционных вождей не взял на себя ответственность за провал на выборах в Госдуму: Яблоко говорит, что у них украли результат, что неправда, ПАРНАС вообще не признает ошибок. Хотя все обычно начинается с работы над ошибками.

Константин Калачев
политический консультант, руководитель «Политической экспертной группы»
Коммунисты на этих выборах сделали ставку на свой базовый электорат, не пытаясь расшириться за счет тех избирателей, которые голосовали за них как за основную оппозиционную силу. Яблоко вместо того, чтобы двигать новые лица зачем-то позиционировала себя как партию единоличного лидера Григория Явлинского. ПАРНАС погряз в скандалах и зачем-то свалился в радикальную ксенофобскую риторику, это связано с их новым спикером Мальцевым. Они оттолкнули значительную часть своего потенциального электората. Партия Роста ― невнятное позиционирование, вообще было непонятно, зачем и для кого эта партия.

Точки роста для оппозиции очень простые: первое ― надо работать с избирателями и понимать их нужды, надо разговаривать с ними, а не считать, что политики самые гениальные. Все-таки та идеология, которую оппозиционные партии пытаются предлагать ― она для определенных людей, поэтому нужно понимание того, что представляет собой избиратель. Ну и второе, для того, чтобы это грамотно делать, надо нанимать профессионалов, а не пытаться заниматься самодеятельностью.


Евгений Минченко
президент коммуникационного холдинга «Минченко консалтинг»
В стране по-прежнему заметен «эффект сплочения вокруг флага», возникший после крымских событий. Даже недовольные падением уровня жизни россияне пока не готовы протестовать из-за действий властей. Максимум несогласия, который они себе позволяют, — это просто не пойти на выборы. Оппозиции в таких ситуациях всегда нелегко. Как агитировать против президента, у которого рейтинг за 80 процентов? Как его критиковать? Встать в один ряд с Госдепом и «национал-предателями»?

Большинство оппозиционеров сделали ставку на критику действий правительства, бюрократии, губернаторов и так далее и при этом хвалили Путина. Получилось неубедительно.


Все же знают, что главный в стране именно Путин, а остальные — просто его подчиненные. Эта ситуация – не навсегда. Эрозия социальной базы поддержки власти уже идет. Люди пока еще одобряют официальный курс, но эмоциональной связи с ним уже не чувствуют. К тому же им все больше надоедает внешняя политика, поэтому объяснения внутренних трудностей «кознями Обамы» скоро перестанут работать. Особенно с учетом того, что новым президентом Америки оказалась не «плохая» Клинтон, а «хороший» Трамп. Главная надежда оппозиции – это ухудшающееся социальное самочувствие людей. Если экономическая ситуация не исправится, спрос на критику власти и альтернативные программы развития страны в такой ситуации будет расти.

Аббас Галлямов
политолог
7
Оказали ли влияние на российский политический рынок референдум о выходе Великобритании из ЕС и победа Трампа? Будут ли перениматься технологии?
В ходе Брекзита и кампании Трампа на политическом рынке появились новые продукты. Трамп создал рынок big data или рынок психографики, который можно снимать через соцсети определенными инструментами. Пока нельзя сказать, что российская и мировая политика получили этот продукт и все побежали этим пользоваться. По моим оценкам, ни одно изобретение трамповской кампании или Брекзита, даже те, которые мы сейчас публично видим, пока не будут использоваться в ближайшие полгода-год. Дело не просто в технологиях. Все эти технологии исходят из юридических и регламентных возможностей, из того, как зарегулирован рынок, а у нас один из самых жестких рынков после Китая. Возьмите работу с личными базами данных. Кто нам даст big data в России делать? Мы не можем телефонными базами воспользоваться, это секретно, как тогда работать с big data, где можно посмотреть движение на карте всех гаджетов? Поэтому пока смотрим, ищем правду и говорим «да-да, как здорово!».



Сергей Маркелов
политтехнолог, политический советник, генеральный директор коммуникационного агентства «Маркелов Групп»
Ничего там такого супернового не было использовано. И все попытки механического перенесения этих опытов сюда так же бессмысленны, как и бессмысленно переносить сюда опыт выборов в Германии и во Франции. У нас совершенно разные политические системы. Но другой вопрос ― ясность понимания запросов аудитории и четкость месседжа ― это залог успеха политика. Условно говоря, успех Трампа был связан с настроением против истеблишмента, он прекрасно понимал своих избирателей, знал, чего они от него хотят и давал им это. Все остальное, рассказы про микротаргетирование, это все от лукавого. Правильно выбранная доминанта кампании ― ключевое условие успеха. Возьмите слоган Хиллари ― безобразный совершенно, не работающий. Возьмите слоган Трампа ― круто, здорово, замечательно. И успех Трампа, и результаты Брекзита связаны не столько с инструментами ведения кампаний, сколько с той актуальной повесткой, которая сложилась в США и в Великобритании. Проблема нашей оппозиции еще и в том, что она существует вне народной повестки. Трамп смог соответствовать народной повестке, наша оппозиция вообще говорит на разных языках с людьми. Если как-то использовать опыт Трампа или Брекзита, то для начала нужно просто рефлексировать.



Константин Калачев
политический консультант, руководитель «Политической экспертной группы»
Транзит технологий будет, для этого мы изучали эти технологии. Сегодня я думаю, без ложной скромности скажу, что, наверное, самое подробное описание кампании и по Брекзиту, и кампании Трампа сделано нами (Минченко консталтинг. ― Открытая Россия). Появлениях каких-то технологий можно ждать в ближайшие годы у нас России, более того, технологии, которые использовались во время Брекзита, уже использовались в ходе того избирательного цикла, который у нас закончился в сентябре этого года. Например, то, что касается консолидации протестного электората ― в отдельных регионах, в отдельных округах это использовалось.



Евгений Минченко
президент коммуникационного холдинга «Минченко консалтинг»
После Брекзита и Трампа все вновь заговорили о кризисе социологии и классических политтехнологий. Это обычная реакция в ситуациях внезапных побед и неожиданных поражений. То же самое было, например, после выборов мэра Москвы, когда Навальный набрал гораздо больше, чем предсказывалось. В Европе и Америке таких историй тоже достаточно.
В прошлом году никто не смог предсказать неожиданно успешное выступление консерваторов в Англии. В 1980 году сенсацией стал разгром действующего президента Джимми Картера Рональдом Рейганом, а в 1948 году – победа Гарри Трумэна над безусловным лидером гонки Томасом Дьюи.
Выводов по итогам сенсаций этого года сделана масса. Главное, что вынесло сообщество из истории с Трампом, ― это то, что социальные медиа победили традиционные СМИ. Лично я с этим не согласен, роль соцсетей в победе Трампа сильно преувеличена. Поэтому для себя я сделал другие выводы. Первый заключается в том, что не надо переоценивать антирейтинги. Протестно-настроенные избиратели готовы массово проголосовать за кандидата, который им не нравится. Просто назло. Второй ― когда ты прогнозируешь явку, то должен внимательно смотреть на протестные настроения. И в случае с Брекзитом, и в случае с Трампом, и в случае с Навальным явка среди оппозиционно-настроенных избирателей оказалась гораздо выше, чем прогнозировалась, явка же лоялистов оказалась неожиданно низкой. Поэтому с накачкой электабилити (уверенности избирателя, что победит именно твой кандидата) надо быть аккуратнее. Успокоенный, твой избиратель вполне может остаться дома. На самом деле выводов масса и делаться они будут еще долго.



Аббас Галлямов
политолог
8
Хорошо ли вы заработали в этом году?
Обычно клиенту я подаю три сметы: смету идеальную, сколько стоит проект, смету оптимальную и смету «чтобы просто согреться», то есть проект провести по минималке. Я отнесу себя к первой категории. Сезон закрываю с двойным превышением ожиданий. Хотя работает такой миф, что рынок задешевел, проекты стали дешевыми, технологи соглашаются работать за минималку. Такой тренд есть, но этот тренд можно использовать иначе ― бери больше проектов. У меня были в этом году вообще уникальные проекты по Москве. Например, за месяц до конца кампании в Госдуму мне звонили люди и говорили: «а ты можешь нам на месяц расписать план-график кампании?». Я один раз встречался с этими людьми, мне давали номер округа, я кидал туда свою бригаду, бригада нюхала все, составляла полностью четырехнедельную кампанию по ГД, какому-нибудь непарламентскому кандидатику, и все, мы получали за это деньги.


Сергей Маркелов
политтехнолог, политический советник, генеральный директор коммуникационного агентства «Маркелов Групп»
Доходы политтехнологов за последние 15 лет ощутимо упали. Рынок уже не тот, бюджеты уже не те, кандидаты не те, бизнес активно в политике не участвует. Но одно дело в конце 1990-х – начале 2000-х — избирательная кампания «под ключ», другое дело консультирование губернатора в ходе губернаторской кампании сейчас, это же небо и земля. Тогда это ― конкурентная и высокобюджетная кампания. Сейчас ты даешь советы губернатору, как не сделать ошибок, хотя результат выборов уже заранее предрешен. Успешные технологи переквалифицировались, кто-то занялся изучением опыта американских выборов, как Минченко, и несет это знание в массы. А самые умные давно уже ушли в бизнес-пиар. Есть определенные перемены к лучшему, связанные с возвращением одномандатников в Госдуму. Но опять же, сколько победило самовыдвиженцев или представителей не Единой России? И все становится на свои места.

Константин Калачев
политический консультант, руководитель «Политической экспертной группы»
Не жалуюсь.






Евгений Минченко
президент коммуникационного холдинга «Минченко консалтинг»
Фотографии Сергея Карпова
Made on
Tilda