КУЛЬТУРА

Нобелевка для Дилана,
главные литературные открытия
и что почитать на праздниках

Книжные итоги года от Открытой России

Текст: Антон Секисов, Эдуард Лукоянов
27 декабря 2016
Культура

Нобелевка для Дилана,
главные литературные открытия
и что почитать на праздниках

Книжные итоги года от Открытой России

Текст: Антон Секисов
27 декабря 2016
Этот книжный год запомнился неожиданными результатами крупных литературных премий, в том числе вручением Нобелевской премии по литературе Бобу Дилану, выходом новых книг живых классиков и резонансными новинками нонфикшна. Писатели, издатели, редакторы, критики и книготорговцы — о том, чем запомнится уходящий книжный год лично им и что почитать на новогодних каникулах.
Этот книжный год запомнился неожиданными результатами крупных литературных премий, в том числе вручением Нобелевской премии по литературе Бобу Дилану, выходом новых книг живых классиков и резонансными новинками нонфикшна. Писатели, издатели, редакторы, критики и книготорговцы — о том, чем запомнится уходящий книжный год лично им и что почитать на новогодних каникулах.
1
О результатах больших литературных премий (Русский Букер, «Большая книга» и другие)
Я не слежу за результатами премий, и мне решительно все равно, кого там наградят, если среди лауреатов нет моих знакомых или близких мне людей. Прекрасно, что дали Букера Александру Снегиреву. Это действительно НОВЫЙ писатель , начиная еще с «Нефтяной Венеры». Тавро подлинного писателя имеется на всех его текстах. И Алешковскому, который действительно СТАРЫЙ писатель, не отягощенный премиями в то время, когда их получала всяческая шелупонь, а он от одной до другой вещи работал все лучше и лучше. Справедливость восторжествовала, и мы видим небо в алмазах, как предсказывал Чехов. Еще Гузель Яхина замечательная писательница. А об остальных триумфаторах я молчу, как партизанка Зоя и революционер Камо.

Евгений Попов
писатель
Читал далеко не всех финалистов и лауреатов, но рад, что текст «Зимняя дорога» Леонида Юзефовича оценен по достоинству. Это, конечно, не массовая литература, и я не думаю, что выбор жюри премий заставит прочесть эту книгу миллионы. Но текст действительно хорош, а то, что Леонид получил грант на перевод, значит, что с этим качественным чтением познакомится и западный читатель.

Удивил уровень дискуссии, случившейся по поводу вручения Русского Букера «Крепости» Петра Алешковского. Агрессия, разлитая в обществе, не должна накрывать литературу. Аргументация, уровень и стилистика многих (не всех, конечно) критиков задела.

Рекомендую обратить внимание на одного из финалистов Эльдара Саттарова с книгой «Транзит Сайгон-Алматы». Ее я прочесть не успел, но предыдущая работа «Теряя наши улицы» очень честная и выразительная.


Павел Подкосов
генеральный директор «Альпина нон-фикшн»
Награждение «Зимней дороги» Леонида Юзефовича, уже получившей «Нацбест», еще и премией «Большая книга» — решение справедливое, но ничего не прибавляющее (кроме денег) к высокой писательской репутации Юзефовича. «Авиатор» Водолазкина — очевидная неудача, особенно на фоне его же «Лавра». Улицкая, получившая третью премию, равна самой себе: ну Улицкая как Улицкая. Жаль, что «Автохтоны» Марии Галиной отмечены только вторым местом в читательском голосовании «Большой книги».

Как уже неоднократно отмечалось, зияющее отсутствие романа Сергея Кузнецова «Калейдоскоп: расходные материалы» более значимо, чем те или иные лауреаты Русского Букера и «Большой книги».

Очень хорошо, что формат премии «Ясная Поляна» (номинация «Современная классика») позволяет награждать таких писателей, как Владимир Маканин, за выдающиеся произведения прошлых лет (в данном случае — повесть «Где сходилось небо с холмами»). К сожалению, только «Ясная Поляна» это и делает.

Андрей Василевский
главный редактор «Нового мира»
Премиальный процесс-2016 не принес больших сенсаций или скандалов. Вообще, его резонанс на сей раз был, мне кажется, невысок. Каждое отдельно взятое награждение может быть понято и не вызывает решительного неприятия. Но в сумме мы видим что-то странное. Писатели-лауреаты уходят от актуальных тем, от современности в историю и куда угодно.

Уже и антиутопия/сатира, которая была в моде лет десять назад, отодвинута на периферию. А вменяемую прозу о современных горожанах, о среднем классе, об интеллигенции (ау!), о молодежи, о семье, о вере, о власти — днем с огнем.

Ближе всего к этой тематике «Крепость» Петра Алешковского, отмеченная «Русским Букером», но и там герой, скорее, выпадает из современности, рвет с нею связи.

У нас ненормальное, по-моему, засилье ретроспективно-исторической прозы. То ли предмет слишком странен и страшен, то ли жюри слишком осторожны, но факт литературной эмиграции из сегодняшнего дня значительных прозаиков — налицо.

Уронив будущее, общество кинулось в прошлость, писатель не исключение. Он хочет писать о прошлом, а современность брать только в самых общих (часто довольно банальных) выраженьях, к примеру, сентиментальничать. Писатель прикован к прошлому, как каторжник к галере.

Но и количество уроков, извлекаемых из прошлого, не поражает, не говоря уж об их эффективности. Обильно представленные экскурсы в историю ХХ (и не только) века озадачивают некоторой… факультативностью. По ним видно, что животрепещущий, актуальный интерес к прошлому сменился решением довольно безопасных и не всегда интересных задач.

Так получилось, что максимум бонусов собрала книга Леонида Юзефовича «Зимняя дорога». Текст поучителен специфической редукцией исторической тематики (при явном благородстве намерений автора). Писатель переводит Гражданскую войну в план исключительно личной этики. Выходит, что Гражданская война нам все равно что Троянская. Гектор, Ахилл. Абстрактные доблести обреченных героев. (Нечто в том же духе написал уже Сергей Самсонов-Горшковозов и про Вторую мировую — «Соколиный рубеж», — получив за это премию «Дебют»-2015.) Это выход из истории, как она назначена в западной традиции, куда-то в сторону архаической эпики или внеисторического буддизма.

Евгений Ермолин
критик
К счастью, две премии получил Юзефович. Все большие премии достались авторам из одной редакции одного издательства — по сути, данная редакция должна доплачивать всем экспертам и участникам, так как это смотр их книг. «Ясная поляна» большой премией не была, но теперь, видимо, станет, и именно по этим причинам.

Современную русскую литературу читают все меньше и меньше, новые имена не появляются, развития почти нет. Такие книги, как «Зимняя дорога», крайне редки.


Борис Куприянов
соучредитель магазина «Фаланстер»
2
О Нобелевской премии по литературе Бобу Дилану
Никак. Равно как и к самой премии, надутой, как в моей юности хулиганы надували презерватив, прежде чем его с треском проткнуть. Боб Дилан хорошо поет, но Алик Мирзаян делает это лучше

Евгений Попов
писатель
Нобелевская премия, похоже, уже не вручается за литературу, скорее, за какие-то окололитературные истории (хотя стихи Дилана хороши). В этом смысле Боб Дилан — нормальный выбор.

Павел Подкосов
генеральный директор «Альпина нон-фикшн»
Поскольку в разные годы Нобелевская премия по литературе присуждалась и философу Анри Бергсону за философские работы, и Уинстону Черчиллю за историю Второй мировой войны, то расширение границ «литературы» в несколько иную сторону является для Нобелевки нормальным. (А вот еще памятное присуждение премии «ПОЭТ» Юлию Киму — все равно стратегическая ошибка. Дело не в разнице между Диланом и Кимом, а в разнице между форматами премий).

Андрей Василевский
главный редактор «Нового мира»
Нобелевское жюри уже второй год подряд расширяет пространство литературы. И это правильно угаданное направление восприятия актуальной словесности.

Вспоминаю отечественных гурманов: «Алексиевич не прозаик, это мы прозаики!», «Ким не поэт, это мы поэты!». Но Дилан — настоящий! (Как и Алексиевич). «Gotta Serve Somebody». Вместе с ним получила актуальную легитимацию словесность без берегов, литература не в формате, а литература как живой поток свободы и любви, то, что возродили после Освенцима и Колымы Берроуз с Керуаком и их компашка, то, что пелось и игралось, чем жилось. Вообще-то и еще один кандидат на премию, Харуки Мураками, к этому немного причастен, но все же далеко не так, не в главную цель.

Поэзия возвращает себе пространство живого голоса, устного чтения. Письменная фиксация становится сугубым факультативом, для отдельно взятых фриков. А главное, премия Дилана — это урок и опыт того, что литература живет сначала не в книгах и не в журналах, а как способ говорить с человечеством о главном. Вот этот секрет в русской литературе последних десятилетий подутрачен. Кто из современных русских писателей отважится без спекуляций говорить с человечеством и нацией?.. Увы, слишком часто голос литединицы у нас тоньше писка. Осторожный, слабоамбициозный пошел в России литератор.

Евгений Ермолин
критик
Хорошо отношусь.

Борис Куприянов
соучредитель магазина «Фаланстер»
3
О запомнившихся в этом году книгах
Эдуард Русаков. «Майский сон о счастье» — великолепная беллетристика, не замеченная тусовочными идиотами. Тираж 100 экземпляров. Красноярск. Выдвинута на премию имени Фазиля Искандера.
Борис Мессерер. «Промельк Беллы» — высококачественное изображение великого поэта и ее времени.
Игорь Богацкий. «Полный камуфлет» — поучились бы у непрофессионального литератора, как писать нонфикшн.

Роман Сенчин. «Зона затопления» — вещь, которую я ценю выше «Прощания с Матерой», потому что здесь жуть и правда, а там — «искусство» и миф, как у Маркеса.
Даниэль Орлов. «Чеснок» — роман о том, как сдулась эпоха.
Денис Осокин. «Небесные жены луговых мари» — русско-советский « Декамерон».

Другие имена тоже могу вставить в этот список, но только за большие деньги (шутка).

Евгений Попов
писатель
«Покорность» Мишеля Уэльбека, которая в комплекте с «Исламским государством» Майкла Вайса и Хасана Хасана заставляют серьезно подумать о будущем этого мира. О нашей стране и сложных играх кремлевских башен отлично написал Михаил Зыгарь — «Вся кремлевская рать». В этом году дочитал те вещи Ника Хорнби, что не успел в прошлом. Очень качественный и, пожалуй, самый британский на сегодня писатель. Из совсем свежих романов хороши «Безгрешность» Франзена, «Номер 11» Джонатана Коу, а из детских — понравился проект «Следователь Карасик» Екатерины Кронгауз.

Вполне естественно, что я читаю много книг своего издательства. В этом году особенно запомнилась «Голубая точка» — книга о космосе как мечте великого астронома Карла Сагана и «Достаточно ли мы умны, чтобы судить об уме животных» Франса де Вааля, после которой любые сомнения в наличии сознания у животных просто не имеют смысла. «SPQR. История Древнего мира» кембриджского профессора Мэри Бирд удовлетворит читателя, соскучившегося по качественным гуманитарным текстам. Кроме того, эта книга способна закрыть пробелы в образовании практически по всей древнеримской истории.

Павел Подкосов
генеральный директор «Альпина нон-фикшн»
Читано много, даже очень много, но вот сейчас сразу вспоминаются:

Сергей Кузнецов. Калейдоскоп: расходные материалы. М., АСТ, Редакция Елены Шубиной, 2016.
Мария Степанова. Три статьи по поводу. — М.: Новое издательство, 2015.
Поэзия. Учебник. М.: ОГИ, 2016.
В связи с выходом в прокат нового фильма Тима Бертона с интересом прочел трилогию Ренсома Риггза — о «доме странных детей».

Андрей Василевский
главный редактор «Нового мира»
Переводные Франзен, Янагихара — есть что почитать. Хотя я за всем явно не уследил и не о каждой литературной новинке успел выработать мнение. Но, возможно, не только поэтому для меня без альтернативы лучшая проза момента — это моя лента в фейсбуке.
Моя «флента-2016» не беднее, чем год и два назад. Возможно, даже богаче. В ней немало и профессиональных писателей, известных прозаиков и поэтов, эссеистов, критиков, просто умных людей, эксцентриков и провокаторов. Их голоса не сливаются в хор, не звучат в унисон. Но вместе они создают среду, в которой нескучно, которая дает жизни существенную прибавку смысла.

Это самый несомненный способ жить сегодня. Вы даже не догадываетесь, какие там шедевральные сюжеты, какая в итоге фантастическая, перманентно обновляющаяся полифония!

Нюанс в том, что эту «фленту» знаю только я. Да, вот так устроена актуальная словесность в ее наиболее адекватном реальному читательскому спросу предложении. Читатель-блогер сам формирует свою ленту, сам создает для себя тот литературный ландшафт, в котором живет.


Тенденция очевидна — нонфикшн сегодня часто вырастает из сетевого блога, еще чаще — срастается с ним. Мои фавориты минувшего года в ракурсе нонфикшн — книги «Вот жизнь моя. Фейсбучный роман» Сергея Чупринина, «Справа налево» Александра Иличевского, фейсбучные дневники Андрея Ракина, Елены Кадыровой, Марины Шаповаловой, Максима Кантора, Дмитрия Лучихина, Диляры Тасбулатовой, Максима Горюнова, Андрея Десницкого и других.

Евгений Ермолин
критик
Дэвид Гребер. Утопия правил. О технологиях, глупости и тайном обаянии бюрократии
Иван Ювачев. Собрание дневников в 10 томах
Андрей Бренер. Жития убиенных художников


Борис Куприянов
соучредитель магазина «Фаланстер»
4
Что почитать на новогодних каникулах
Если вы хотите художки — надо читать Алексея Иванова. Не очень понятно, почему «Тобол» прошел мимо всех премий, а мощное «Ненастье» даже и мимо многих рецензентов. Из нонфикшна опять же посоветую три книги своего издательства (просто потому что знаю их и отвечаю за качество): «Конструирование языков. От эсперанто до дотракийского», популярное лингвистическое исследование о придуманных языках Александра Пиперски. На мой взгляд, книжка вполне может претендовать на премию «Просветитель» в гуманитарной части. Для ценителей сложного чтения, где научного больше, чем популярного, рекомендую «Темную материю и динозавров» авторитетного физика-теоретика Лизы Рэндалл. Прочитав и поняв эту книгу, можно спокойно говорить о самом переднем крае современной науки. И, конечно, «Происхождение жизни. От туманности до клетки» Михаила Никитина, вышедшую в новой межиздательской серии Primus.

Павел Подкосов
генеральный директор «Альпина нон-фикшн»
«Гапон» и «Азеф» Валерия Шубинского (обе — серия ЖЗЛ). Опять-таки большой роман Сергея Кузнецова «Калейдоскоп: расходные материалы». Это книги, требующие неспешного внимательного чтения.

Андрей Василевский
главный редактор «Нового мира»
Платонова всего, Наживина «Распутин», Белого «Петербург», Терехова «Немцы», Горького «Жизнь Клима Самгина».

Борис Куприянов
соучредитель магазина «Фаланстер»
5
О главных литературных открытиях года
Не было открытий. Общий уровень сочинительства сильно вырос. Выплесков безумия и гениальности пока не вижу. Может, не различаю по старческой подслеповатости? Вот, пожалуй, Евгения Декина рукописью « Метан» блеснула. Но роман пока не напечатан.

Евгений Попов
писатель
Прямо вот открытий я не заметил, но есть интересные тенденции. Например, возвращение больших романов Джонатана Коу, тенденция к исследованию истории частной жизни и семьи в детской литературе — «Когда дедушка и бабушка были маленькими» Екатерины Мурашовой и Натальи Майоровой, «История старой квартиры» Анны Десницкой и Александры Литвиной.

Павел Подкосов
генеральный директор «Альпина нон-фикшн»
Как ни странно, в этом году открытием для меня стали не дебютные книжки поэтов и прозаиков, а работа всем известного Льва Данилкина над биографией Владимира Ленина. Ему удалось найти какую-то особую и неожиданную интонацию по отношению к этому историческому персонажу (см. большой фрагмент в «Новом мире» — 2016, № 8)

Андрей Василевский
главный редактор «Нового мира»
Дневники Ювачева, «Дом листьев» Марка Данилевского

Борис Куприянов
соучредитель магазина «Фаланстер»
6
Что происходит с государственной политикой в области чтения
Любое государство, даже самое лучшее — враг человека, но без него, увы, нельзя. Тенденции сплошь губительные. Культурой ведают хамы и недоучки, позорящие страну хуже Жданова. Еле-еле спасают ситуацию Агентство по печати, Русский ПЕН-центр, Фонд Филатова, «толстые» журналы, где работают нищие бессребреники. А остальные культурконторы, согласно русской пословице, «двум свиньями щей разлить не могут». Стыдно и глупо. Государство рубит сук, на котором сидит. Не будет чтения, не будет и государства. Россия — странная, но великая литературоцентричная страна. Те, кому это не по нраву, давно уехали.

Евгений Попов
писатель
Структурированной, осознанной, проработанной государственной политики в области чтения я как не видел в прошлые годы, так и не увидел в этом. Есть какие-то шарахания по полюсам. С одной стороны порадовало, что книжный фестиваль на Красной площади, видимо, становится событием постоянным.

С другой, продолжают приниматься законы, осложняющие жизнь, и издателям, и книжным магазинам, и читателям. С каждым годом их все больше и они все удивительнее. Под конец года, правда, прошла информация о том, что в правительстве будет рассматриваться пакет законов действительно поддерживающих книжный рынок — это обнуление НДС для книгоиздателей и магазинов, льготные тарифы на почтовую доставку, приравнивание книготорговцев к субъектам социального предпринимательства. Все это действительно поможет развитию книжной индустрии, снизит цены на книги, привлечет в этот бизнес новых людей и новые идеи. Но пока это разговоры. Посмотрим, что будет с этими благими намерениями в следующем году.

Павел Подкосов
генеральный директор «Альпина нон-фикшн»
Я не замечаю отчетливой активной политики государства в области чтения. Ни хорошего, ни плохого. И это само по себе не айс. Это не просто вполне конкретное свидетельство равнодушия к книжной магии, локальности духовного горизонта у тех, кто схватился за руль. Берем глобальней. В ситуации, когда чтение как культурно значимый акт проблематизируется и маргинализируется, почти демонстративное равнодушие власти к литературе и чтению (по минованию «Года литературы») вписывается в колею того духовного и интеллектуального упадка, того усекновения серьезной проблематики, той обреченности зрелищам и игрищам, которые довольно очевидны в атмосфере момента.

Евгений Ермолин
критик
Главная проблема в области литературы находится не в сфере книгоиздания (там тоже много проблем), а в сфере книгораспространения (книготорговля, библиотеки, подписка на литературную периодику и прочее). К сожалению, там мало радостного происходит.

Год назад я говорил, что не все толстые литературные журналы переживут 2016 год. За год не произошло ничего такого чудесного, чтобы я изменил свою точку зрения.

Что касается детского и подросткового чтения, то тут секрет до смешного прост: должны читать сами родители, и дети должны это видеть. (Это, конечно, не гарантия, но необходимое условие).

Андрей Василевский
главный редактор «Нового мира»
Ничего не происходит.

Борис Куприянов
соучредитель магазина «Фаланстер»
Made on
Tilda