РАССЛЕДОВАНИЕ
Дело Немцова. Чего добилось и чего не добилось следствие
Роман Попков проанализировал ход расследования убийства Бориса Немцова и оценил шансы найти и осудить организаторов и заказчиков преступления
Следствие по делу об убийстве Бориса Немцова длится более семи месяцев. Однако с момента ареста в начале марта предполагаемого киллера и его сообщников никакими существенными успехами следственная бригада похвастаться не может.

Все четче вырисовывается мрачная перспектива: перед судом предстанет лишь банда непосредственных исполнителей, в качестве мотива совершения убийства назовут месть за несуществующие «антиисламские высказывания» Немцова, а организатор преступления уйдет от ответственности. Таким образом, ситуация может быть даже худшей, чем с делом об убийстве Анны Политковской. В «деле Политковской» организаторы все же были официально установлены и понесли ответственность. Но в деле Немцова организаторами являются, скорее всего, не коррумпированные московские милиционеры и не криминальные авторитеты , а высокопоставленные офицеры чеченских силовых структур, имеющие могущественных родственников.

Наиболее вероятный заказчик убийства Немцова и вовсе неподсуден в Российской Федерации.
Чего удалось добиться следственной группе:

  • задержать предполагаемых исполнителей преступления
  • провести ряд важных экспертиз
Исполнители
Заур Дадаев во время рассмотрения ходатайства об аресте в Басманном суде, 8 марта 2015 года. Фото: Михаил Почуев / ТАСС
Заур Дадаев

По версии следствия, именно Дадаев стрелял в Немцова на Большом Москворецком мосту.

Дадаев — бывший лейтенант Внутренних войск, служил в полку «Север», базирующемся в Грозном. Имеет государственные награды: Орден Мужества, медали «За отвагу» и «За заслуги перед Чеченской республикой». Уже после ареста Дадаева Рамзан Кадыров охарактеризовал его как «мужественного, храброго воина», который «защищал интересы нашего государства на высшем уровне».

На момент убийства Немцова (27 февраля 2015 года) Дадаев был действующим сотрудником полка «Север». По некоторым данным, Дадаев написал заявление об увольнении в декабре 2014 года и должен был быть уволен 28 февраля. Но 28 февраля приходилось на субботу, поэтому, согласно официальным данным Внутренних войск, приказ об увольнении офицера вступил в силу с 1 марта.

Таким образом, по версии следствия, в Немцова стрелял действующий сотрудник силовых структур, поэтому уголовное дело будет рассматривать коллегия присяжных в военном суде.

Сразу после задержания Дадаев признался в убийстве Немцова, объяснив убийство местью за «антиисламские высказывания» политика. Затем Дадаев отказался от признательных показаний. Посетившим его в СИЗО правозащитникам Дадаев заявил, что дал показания под давлением следствия.
Анзор Губашев во время рассмотрения ходатайства об аресте в Басманном суде, 8 марта 2015 года. Фото: Михаил Почуев / ТАСС
Анзор Губашев

Работал в частном охранном предприятии, является дальним родственником Заура Дадаева.

Согласно показаниям Дадаева, Губашев участвовал в планировании и подготовке покушения на Немцова. Губашев был за рулем автомобиля ZAZ Chance, в который сел на Большом Москворецком мосту Дадаев сразу после убийства Немцова.

Близкие к следствию источники в различных СМИ указывали, что Губашев после ареста дал показания на других фигурантов, заявив, что к преступлению непричастен лишь его младший брат Шадид Губашев.

Позднее Анзор Губашев отказался от признательных показаний.
Шадид Губашев во время повторного рассмотрения ходатайства следствия об аресте в Басманном суде, 6 апреля 2015 года. Фото: Михаил Почуев / ТАСС
Шадид Губашев

Младший брат Анзора Губашева. Работал водителем КАМАЗа.

В своих первоначальных показаниях Шадид Губашев заявил, что непосредственно к убийству отношения не имеет, но ездил в автомобиле ZAZ Chance, использовавшемся предполагаемыми преступниками, и слышал, что другие фигуранты дела ругали Бориса Немцова.

28 сентября «Росбалт» со ссылкой на «источник, близкий к следствию», сообщил, что Шадид Губашев отказался от ранее данных показаний. Но затем адвокат Губашева сообщил, что его клиент от показаний не отказывался.
Тамерлан Эскерханов перед рассмотрением ходатайства следствия о продлении срока ареста в Басманном суде, 24 августа 2015 года. Фото: Станислав Красильников / ТАСС
Тамерлан Эскерханов

Работал охранником в московском ночном клубе. Знакомый Заура Дадаева.

По версии следствия, участвовал в слежке за Борисом Немцовым.

После задержания дал признательные показания, но позднее заявил, что оговорил себя под давлением.

Хамзат Бахаев перед рассмотрением ходатайства следствия о продлении срока ареста в Басманном суде, 24 августа 2015 года. Фото: Станислав Красильников / ТАСС
Хамзат Бахаев

Инженер. Односельчанин Заура Дадаева.

По версии следствия, участвовал в сборе информации, необходимой для убийства Бориса Немцова.

По данным издания «Коммерсантъ», ссылающегося на близкий к следствию источник, следователи предлагали Бахаеву сделку: переквалификацию обвинения со статьи «Убийство» на статью «Укрывательство преступлений», которая не является тяжкой и предусматривает всего два года лишения свободы. Для этого Бахаев (отказавшийся от данных после ареста признательных показаний) должен был признать, что знал о совершенном преступлении, но не сообщил о нем правоохранительным органам. Бахаев от сделки отказался.
Беслан Шаванов
Беслан Шаванов

Сослуживец Заура Дадаева по полку «Север». По версии следствия, вел наружное наблюдение за Немцовым. Погиб при задержании в Грозном — подорвал себя гранатой.

Экспертизы
Автомобили

Пристальное внимание эксперты уделили салонам машин, в которых передвигались предполагаемые преступники. Крайне редкая и сложная одорологическая экспертиза (определение по запаху) не дала результатов, подтверждающих вину обвиняемых. Но ряд других экспертиз, в том числе генетические экспертизы образцов, изъятых из автомобиля ZAZ и из «Мерседеса», на котором ездили арестованные вместе с возможным организатором преступления Русланом Геремеевым и его водителем Русланом Мухадиновым, подтвердили, что фигуранты дела действительно ездили на этих машинах, а также установили, на каких конкретно местах каждый из них сидел. Кроме того, экспертиза, по данным «Новой газеты», подтвердила и показания одного из обвиняемых о том, куда в машине ZAZ сразу после убийства положили пистолет.

Иллюстрация: Майк Ч
Оружие

Пистолет, из которого стрелял убийца, не найден до сих пор, но в распоряжении следствия есть пули и гильзы.

В Бориса Немцова было выпущено шесть пуль — на месте преступления было обнаружено шесть девятимиллиметровых гильз. Три пули были извлечены из тела жертвы, две пули прошли навылет и упали на тротуар Большого Москворецкого моста. Не удалось найти лишь шестую пулю, прошедшую мимо, — предположительно она упала в Москву-реку.

Вскоре возникла версия, что убийца стрелял с двух рук, из двух пистолетов. В пользу этой версии говорило то, что в теле погибшего была разная глубина раневых каналов, хотя выстрелы были произведены с одного расстояния — это свидетельствовало о разной дульной энергии пуль.

Однако баллистическая экспертиза опровергла версию стрельбы из двух пистолетов. По данным «Коммерсанта», экспертизу проводили специалисты Института криминалистики Центра спецтехники ФСБ РФ. Эксперты установили, что преступники собрали один пистолет из двух. Смертоносный «конструктор» состоял из корпуса газового пистолета ИЖ-79 и ствола боевого пистолета калибра 9 мм. Ствол мог быть как от пистолета Макарова, так и от пистолета Стечкина.

О том, что убийца использовал один пистолет, говорят сохранившиеся на всех пяти обнаруженных пулях следы нарезов ствола с общими групповыми и частотными признаками, а также царапины одинаковой формы на гильзах — эти царапины оставили раковины и заусенцы во внутренней полости патронника пистолета.

Разную дульную энергию пуль (и обусловленную этим разную глубину раневых каналов) можно объяснить тем, что киллер использовал патроны, выпущенные разными заводами в разный период времени. Часть патронов сделана на Юрюзанском механическом заводе в 1986 году, а часть — на Тульском патронном заводе в 1992 году. Патроны разных партий могли храниться в разных условиях, в помещениях с разным уровнем влажности, что прямо отражается на разной энергии пуль при выстреле.
Чего не удалось добиться следственной группе:

Доставить в Москву и допросить предполагаемого организатора и его ближайшего помощника

Предполагаемый организатор
Батальон «Север». Скриншот с сайта РИА Новости
Одной из первых о Руслане Геремееве сообщила в марте «Новая газета». Издание не называло фамилию, было лишь сообщено, что Владимиру Путину доложено о ходе расследования и о том, что вероятного организатора, сослуживца Дадаева по полку «Север», зовут Руслан, по званию он майор, а его родственником является высокопоставленный чеченский силовик.

Руслан Геремеев, замкомандира батальона внутренних войск России «Север», принадлежит к влиятельному клану Геремеевых и является родственником могущественного Адама Делимханова, сенатора от Чечни Сулеймана Геремеева и начальника РОВД Шелковского района Вахи Геремеева.

Находясь на территории Чечни, в укрепленном селении Джалка (там же находится резиденция Адама Делимханова), Руслан Геремеев был вне досягаемости для федеральных силовиков. В конце марта стало известно, что Геремеев улетел из РФ в Объединенные Арабские Эмираты. Источник «Новой газеты» в Чечне рассказал, что Геремееву был сделан новый заграничный паспорт на другое имя, офицеру изменили прическу и цвет волос.

Сообщалось, что по поводу Руслана Геремеева и его водителя Руслана Мухадинова еще весной из Москвы в чеченское УФСБ ушли следственные поручения: доставить обоих на допрос в столицу. Эти поручения в России — стране с огромными полномочиями силовиков — не выполнены до сих пор.

Отношение Рамзана Кадырова к Руслану Геремееву предельно четкое: «То, что он непричастен, — это все знают. Геремеев — один из самых лучших воинов, который защищал наше государство». При этом Кадыров заявил, что Геремеев может выступить в суде, если к нему будет «справедливое отношение».

Судя по всему, руководство Чечни до сих пор считает, что к Геремееву относятся несправедливо. По данным «Росбалта», осенью сотрудники Следственного комитета наведались по месту официального проживания Руслана Геремеева и Руслана Мухадинова в Шелковском районе Чечни. Дома обоих Русланов, разумеется, застать не удалось, повестки отдали их родителям, которые заверили, что не знают, где находятся разыскиваемые.
Что следственная группа даже не пыталась осуществить:

Допросить по делу об убийстве главу Чечни Рамзана Кадырова и членов его ближайшего окружения — Адама Делимханова и Сулеймана Геремеева

Жанна Немцова, дочь убитого политика, требовала от Следственного комитета допросить Кадырова, однако это так и не было сделано.
«Камеру в Лефортово, где сидят Андрей Турчак и Руслан Геремеев и разговаривают о федерализме, ситуационизме или даже о  Крыме, я себе слабо представляю»

Следствие ведется более семи месяцев. Можно ли сказать, что оно добилось серьезных (по российским меркам) результатов? C одной стороны, предполагаемых исполнителей арестовали уже через несколько дней — а мы помним, сколько месяцев следствие ходило с пустыми руками по делу Политковской. С другой стороны, есть проблема и заказчика, и исполнителя. Как можно оценить работу следствия за эти семь месяцев?

— Можно сказать, что предполагаемое следствие достигло определенных результатов. Но правда очень сложно тут как-то оценивать работу следствия, если мы знаем, что перед ним стоит барьер: трогать Руслана Геремеева и выше нельзя. Хорошо оно работает или плохо — ну какая разница? В данном уголовном деле это не имеет уже значения. Скоро мы будем удивляться, что небо еще позволяют называть голубым, солнце ярким, а убийца из батальона «Север» действительно сидит в СИЗО.

В ходе расследования очень много говорится о фактически открытой войне между «федеральными силовиками» (условно) и Кадыровым. Насколько глубок этот конфликт? Он ситуационистский или имеет под собой глубокий фундамент, и смерть Немцова лишь послужила поводом для перехода давно назревавшей аппаратной войны в острую фазу ?

— Мне кажется, сам по себе конфликт существует, иначе бы мы не видели бесчисленных сливов по делу. С ними было можно очень просто покончить, но нет. Празднует победу тот, кто на свободе. В данном случае, я думаю, очевидно — круг возможных организаторов и исполнителей. Я думаю, любой конфликт в России носит ситуационистский характер, вряд ли у сторон расхождение в том, должна быть Россия президентской республикой или парламентской, или они спорят об уровнях федерализации. Просто доказывают друг другу, кто круче и кто может больше себе позволить. Понятно, что условные федералы пытались немного потеснить своих конкурентов. Думаю, так.

Мы видим, что федеральные силовики терпят чуть ли не ежедневное публичное унижение в длящейся истории с Геремеевым. Они будут идти до конца, будут пытаться «дожать» Геремеева?

— Они терпят, конечно, унижения, но все же не унимаются: сливы-то какие-то продолжаются. Думаю, они могут долго использовать эту карту и попробуют все же дожать. Ну, будут пытаться — вряд ли они рады такому раскладу, как сейчас: они готовят спецоперации, а им в последний момент говорят: отбой. Но они привыкли — не девочки.

Мы тут в России ко многому привыкли — мы видели и Турчака, и безнаказанное истребление клана Ямадаевых, ветераны помнят еще и безнаказанных нашистских погромщиков. Вот кроме самого факта дикого убийства тебя лично что-то удивило в этом деле, в ходе расследования? Или уголовное дело развивается буднично, скучно и никаких особых интриг все же нет?

— На самом деле удивило, что вообще кого-то поймали. Что реально говорят про Руслана Геремеева, что он действительно в какой-то момент бежал из страны. То есть даже полумеры кажутся уже каким-то настоящим событием, чуть ли не сенсационным. Честно говоря, уверен, что дальше никаких особых интриг не будет. Дело спокойно дойдет до суда, там подсудимые будут, с трудом подбирая слова, говорить, как их в самое сердце ранило высказывание Бориса Немцова про Charlie Hebdo, а федеральные медиа им будут в этом помогать. То есть камеру в «Лефортово», где сидят Андрей Турчак и Руслан Геремеев и разговаривают о федерализме, ситуационизме или даже о Крыме, я себе слабо представляю.

Сергей Смирнов
Главный редактор интернет-издания «Медиазона»
Фото: Сергей Карпов / Медиазона
9 октября в Базеле прошел концерт памяти Бориса Немцова.
Смотрите трансляцию
Made on
Tilda