Badge blog-user
Блог
Blog author
Админ

Историческую ценность представляет собой событие — это и установка памятника, и его разрушение

4 Октября 2014, 09:55

Историческую ценность представляет собой событие — это и установка памятника, и его разрушение

Статистика Постов 65
Перейти в профиль

Давным-давно, в самом начале путинского первого срока, довелось мне очутиться в знаменитом Свято-Троицком Серафимо-Дивеевском монастыре. Было там необыкновенно многолюдно. К вратам обители выстраивались длинные очереди больных и убогих, а также вереницы дорогих иномарок. Паломники со всех концов страны жаждали получить исцеление и прощение в монастыре, основателем и покровителем которого был святой Серафим Саровский. Конечно, настоящим хозяином Дивеевского района была не местная администрация, а монастырь и его харизматичная игуменья. Необыкновенно содержательную экскурсию по монастырю вела осведомленная и эмоциональная послушница. Она рассказала жуткие подробности злодеяний и кощунств, совершенных большевиками в Дивеево после 1917 года. Очень сильно, к примеру, пострадал роскошный Спасо-Преображенский собор, построенный в 1916 году. Там советская власть сначала устроила гараж, а потом тир. Такого надругательства над святынями в XX веке не было ни в одной цивилизованной европейской стране, даже в тех, где священнослужителей преследовала тоталитарная власть (например, в Третьем рейхе). Экскурсия закончилась, мы вышли из главных монастырских ворот и только тогда заметили облезлого гипсового Ильича, который стоял прямо перед зданием администрации Дивеевского района и дланью своей указывал непосредственно на оскверненный когда-то храм. Подчеркиваю, мы только тогда заметили памятник Ленину, до экскурсии он был для нас как бы неразличимой деталью пейзажа, естественной частью комплекса сооружений, связанных с городским управлением.

Это был шок, яркий пример когнитивного диссонанса. Я не мог не спросить нашего экскурсовода, почему монастырь, без которого в районе вообще ничего не происходит, до сих пор не добился сноса уродливой статуи главного организатора гонений на православную церковь.

«А что в нем страшного? — был ответ. — Никому он вроде не мешает, все к нему привыкли, да и страсти разжигать не хотелось бы». Не согласился я тогда с послушницей ни по одному из пунктов (я и сейчас, естественно, не согласен).

И стало мне грустно. И показалось, что даже если монастырь будет процветать, жизнь в Дивеево не наладится. Итак, коротко и по пунктам.

Гипсовые, бронзовые и гранитные Ильичи очень даже мешают покончить с совком в головах, то есть мешают развитию. Привычка к памятникам тому, кто до основанья разрушил (впрочем, и основанья тоже не пощадил), легитимизирует разрушение как главную функцию государства. Нынешние страсти так сильно разожглись во многом благодаря тому, что в каждом райцентре на главной площади — Ленин, готовый к почитанию теми, кто вслед за властью стремительно несется назад в СССР.

Что касается дискуссии об украинском «ленинопаде», то тут очень распространенной стала вот какая позиция. Да, свержение ильичей — это символическое расставание с чудовищным прошлым во имя будущего. По содержанию, так сказать. А по форме — это вандализм. А вандализм — всегда плохо, это насилие, разрушение. Вандализм — вообще неприятное слово. Не согласен я с этим так же, как и с позицией дивеевской послушницы.

Вандализм — не вполне форма. Он связан с уничтожением некоторых культурных ценностей, чего-то, без чего культуры становится меньше. Типичный вандализм — уничтожение статуй Будды талибами в Афганистане, повреждение шедевров искусства сумасшедшими и тому подобные ужасные поступки. Свержение, перемещение и даже уничтожение ильичей не уменьшает объем культуры там, где это происходит. Поскольку памятники Ленину культурными ценностями не являются, даже если их ваяли талантливые скульпторы (Меркуров, например). Их повсеместное установление всегда было не мультиплицированным актом творчества и даже не реализацией приоритетов культурной политики, а важнейшим пропагандистским действием. Именно так оно и называлось — монументальная пропаганда. У каждого гражданина перед глазами должен был маячить Ленин, когда гражданин попадал в то место города, где пребывала власть. Памятник Ленину вообще не связан с человеком по фамилии Ульянов. Это образ власти. Можно уверенно утверждать, что памятник главному вандалу в истории России, Украины и других частей советской империи — явление антиобщественное и антикультурное. И потому его свержение/уничтожение/перемещение никакого отношения к вандализму не имеет.

У многих возникают опасения, что тронешь памятник — и повредишь пусть не культурную, но историческую ценность. На мой взгляд, безусловную историческую ценность представляет собой событие — это может быть и установка памятника, и его разрушение. О событии нужно знать, помнить и документацию о нем собирать и хранить. Такие события происходят по-разному. Например, после ХХ съезда многочисленные памятники Сталину власть демонтировала в основном втихую, по ночам (чтобы не разжигать страсти). В Украине «ленинопад» — народная инициатива, феномен самоорганизации, как Майдан. Именно ленинопад, на мой взгляд, позволяет расценивать процессы, там происходящие, как революционные.

И последнее. Мэр Харькова Кернес заявил, что восстановит памятник Ленину. Не дай бог. Такого рода действие безусловно будет актом вандализма по отношению к общественному сознанию. Только в Украине этого не произойдет точно. А вот в России Железного Феликса коммунисты-ветераны уже восстановили — символически, конечно, но какая разница?

P.S. В эпоху медиа аналог монументальной пропаганды — сюжеты теле- и радионовостей, Путин из каждого утюга. Медийные памятники, конечно, повреждают мозги посильнее, чем городская скульптура, но их хотя бы кайлом не приходится крушить. Виртуальные они.

P.P.S. Недавно нашел в сети сводную информацию по «ленинопаду» в разных областях Украины. Очень рекомендую тем, кто хочет понять, как выглядит революция.

util