Badge blog-user
Блог
Blog author
Админ

О конституции, мыслящей демократии и заветах дедушки Ленина

27 May 2015, 13:31

О конституции, мыслящей демократии и заветах дедушки Ленина

Статистика Постов 65
Перейти в профиль

<anons>Статьи г-д Пастухова, Медушевского и Лукьяновой я читал не в порядке их публикации, а именно в той последовательности, в которой они здесь перечислены.</anons> Прочёл статью г-на Пастухова и вспомнил цитату из А.И. Герцена «<i>Русский, какого бы звания он ни был, обходит или нарушает закон всюду, где можно сделать безнаказанно; и совершенно так же поступает правительство</i>». Ну, думаю, и зачем Владимир Борисович свою статью на 0,5 а/л написал, если Александр Иванович задолго до него в одной фразе всё сказал? И после Александра Ивановича много ещё писали про правовой нигилизм, русскую матрицу, архетипы соборности, про жизнь по понятиям, а не по законам и проч. А почему тогда современные российские граждане всё чаще и чаще обращаются в суды? Уже и мировых судей поназначали, чтобы районных разгрузить, федеральных судей из года в год прибавляется, а граждане всё идут и идут, грузят и грузят суды своими проблемами. И вот ещё интересно, как объяснить такое простое обстоятельство: в СССР никто и никогда пешеходов на «зебре» не пропускал — они, бедолаги, стояли и ждали, пока все машины проедут. А в ПДД и тогда было написано, что пешеход на «зебре» имеет преимущество, и сейчас это же в ПДД написано. Но сейчас в Москве и в Питере почти все пропускают пешеходов на «зебре», а в маленьких городках — нет. Если мы все только по понятиям живём, то почему москвичи и питерцы вдруг стали правила соблюдать, если всю жизнь такое понятие было, чтобы стоял и ждал, пока проедут? Насчёт этих простых вещей Владимир Борисович не заморачивается.

Кроме того, Владимир Борисович ещё о свободе, равенстве и братстве нам рассказал, но всё это известный славянофил, профессор МГУ И.Д. Беляев ещё в 1888 году в своей книге написал. Дескать, для русского человека передельная община и круговая порука и были всю жизнь и свободой и равенством и братством (ну я это утрирую, конечно, — он не совсем так написал, но по смыслу похоже). Но кто, господа, помнит декабрь 1991 года — ельцинский указ о свободе торговли? Я как сейчас это вижу — дня через два вдоль Ленинского проспекта встали тётеньки и на деревянных ящичках выложили: колбаску копчёную финскую-сервелат, гречку, сгущёночку, тушёнку, сыр, который к тому времени мы уже пару лет в магазинах днём с огнём искали, шпроты рижские, лосось консервированный в собственном соку и т.д. — всё то, что мы давно уже не видели. И всё это на продажу для целей личного обогащения. А как приватизация началась в торговле, промышленности, сфере услуг, все начальники потащили к себе любимым, что у кого ближе лежало. Как вот эта вот соборность, общинность, моральные скрепы с запредельной коррупцией стыкуются — никто мне пока ещё не объяснил. Я с Еленой Анатольевной Лукьяновой согласен: " <i>населению России коллективизм вовсе не свойственен. Это нация индивидуалистов</i>«.

Объясняет-то нам Владимир Борисович ясно что (читать умеем): ничего у нас не выйдет, пока не «отречёмся от старого мира, отряхнём его пыль с наших ног», сделаем всем 140 миллионам лоботомию и создадим новую Конституцию. Но есть одна проблема: в Институте Бурденко лоботомия стоит примерно 150 тыс. рублей, а если помножить на 140 млн, то получится 21 трлн рублей и весь резервный фонд в это ухнет, на армию ничего не останется и тут-то США нас и расчленят, нашему Мишке когти-то и повырвут. Поэтому если честно, то я так и не понял, чего в действительности хочется Владимиру Борисовичу — «конституции, то ли севрюжины с хреном».

А вот Андрей Николаевич Медушевский понял, нашёл статью г-на Пастухова «чрезвычайно интересной, но полной противоречий», но — пишет — надо ждать. Спокойнее, господа, Россия — не родина слонов. Всё то, что у нас происходит, у многих было и прошло. Или не прошло — так пройдёт. Надо, чтобы была «мыслящая демократия», а если сразу не получается, то потом получится. " <i>Если ряд проблем не находит немедленного решения — почему бы не отложить их на будущее?</i>" Не надо лоботомии, античеловечно это и — добавлю я от себя — дорого. Мозги со временем сами встанут на место и время само приведёт нас к «мыслящей демократии». Голосую «за» двумя руками. Только два замечания. Первое — что это за такое «мыслящая демократия»? Думаю, что-то хорошее. Каждое слово по отдельности точно хорошее. Оба слова мне нравятся, ну, значит, и вместе тоже понравятся, когда объяснят, что такое оно есть. Хотелось бы поподробнее, но если нельзя, значит, пока время не пришло. Второе — севрюжина с хреном у меня уже есть. Вопреки Гайдару, Чубайсу, Ельцину и всем этим завлабам голоштанным, благодаря Владимиру Владимировичу, Игорю Ивановичу, Вагифу Юсуфовичу, Эльвире Сахипзадовне, Алексею Леонидовичу, многим другим и, конечно, Владимиру Михайловичу (Гундяеву) с его мощной командой у меня уже есть севрюжина с хреном и фуа-гра. И поэтому я конкретно хочу мыслящую демократию. Понятно, как и всякий человек, я несовершенен и греховен до крайности. Но раз это такая хорошая вещь и у меня её нет — я её хочу. Скажите хоть, что делать-то надо, чтобы её получить? На марши миллионов я хожу, посты на «Эхе» и «Открытой России» пишу, студентов учу, но всё это не то, видимо. Как-то не видно даже и краешка этой прекрасной вещи. Как поступать, что делать, чтобы самому на неё поглядеть? Зря я, видимо, тут выступаю — сказано же, надо ждать.

И вот Елена Анатольевна, которая, похоже, так же, как и я, думает насчет лоботомии, конституции и мыслящей демократии, пишет простую вещь, которую нам ещё дедушка Ленин завещал: " <i>Учить, учить, учить, разъяснять, спорить, доказывать. Масштабный, но не самый сложный проект. Особенно в современных условиях, когда можно не гонять лектора с путевкой общества «Знание» живьем по городам и весям, а создать хорошо обученную сетевую структуру, оснащенную циклом блестяще подготовленных видеоуроков. И интернет, которого в России уже реально много. В общем, знаю, как сделать, поскольку думаю об этом не первый десяток лет. При наличии телеэфира, дело двинется кратно быстрее. Так что глаза боятся — руки делают</i>«. Елена Анатольевна — я весь Ваш! Даёшь телеэфир, интернет! Видеоуроки сам своими руками буду делать. Давайте сделаем мощную команду преподов, сетевую структуру и «<i>учить, учить, учить...</i>». Но тут вопросы:
1) а не экстремисты ли мы, не искажаем ли Конституцию?
2) а не уклоняемся ли от уплаты налогов? Ну и что, что мы все частные лица — фактически ведь действуем совместно, по общему плану, ради общей цели, значит организация и должны платить НДС и налог на прибыль;
3) а не иностранные ли мы агенты? Ну и что, что денег никаких иностранных не получали — пока не получали, но вдруг завтра получим. Разве можем это гарантировать? Ах, валютного счёта нет — ну и что, у банка-то есть. Ах, ни у кого нет банковского счёта — как нет, а пенсию кто на сберкнижку получает? Ну, я думаю, Вы, Елена Анатольевна, и сами продолжите. То есть в современных условиях этот Ваш проект прикроют в тот самый момент, как поймут, что он начал реально работать.


Предположим, другой вариант. Вы, уважаемая Лукьянова Елена Анатольевна, стали Президентом, спикером Госдумы уговорили г-на Медушевского, все депутаты сплошь конституционные демократы с небольшой примесью коммунистов (как без них в современной России) и Владимир Вольфович для понта один, без своей команды. Но, конечно, без бюрократии, спецслужб, военных ничего не сделать. Огромная когорта грамотных и неглупых людей. И среди них, как и везде, много тех, кто любит власть, деньги и несильно заморачивается насчет средств.

И проблемы. Чечня ведь, сами понимаете, опять возбухнет. Да что Чечня, как бы весь Кавказ не рванул. Нефть только вчера была по 100, а сегодня уже по 60 и выше не будет. Монополизм даже не в экономике — в головах. Веймарский синдром. Национализм и ксенофобия стучат в 86% сердец. Репрессий ждут и хотят 53% граждан. Порядок в большой степени держится на силе и коррупции. Ну и много чего ещё, пока великий проект " <i>учить, учить, учить...</i>" не дал свои прекрасные плоды. Пока мы будем всех учить, бюрократия, спецслужбы, военизированные подразделения должны будут не покладая рук решать и решать проблемы и сохранять порядок. Как думаете, Елена Анатольевна, сможете Вы лично как Президент, вместе с единомышленной Вам Госдумой, в течение всего периода обучения граждан ценностям Конституции (а это ведь три-четыре поколения) контролировать эту бюрократию, спецслужбы и проч., чтобы они потихоньку власть к рукам не прибрали, опираясь на самые простые вещи? Например, Крым хотят отнять — ведь хотят же.

Я уже слышу Ваш ответ — в Европе бюрократию контролируют, и мы, конечно, сможем. Механизмы известны. Согласен, когда научим граждан, обопрёмся на них, конечно, сможем. Но пока на-по-ми-на-ю: проект " <i>учить, учить, учить...</i>" ещё только начат. И пока Крым для российского гражданина во много раз важнее лекций профессора Лукьяновой (извините меня за это, Елена Анатольевна, но ведь это правда).

Вернёмся к началу. Почему российские граждане, недоверие которых к российским судам зашкаливает (так показывает вся социология), всё чаще решают свои споры в судах? Парадоксально, верно? Но социологи ответили на этот вопрос. Оказывается, российские граждане совсем не правовые нигилисты и никакой русской матрицы, заставляющей людей жить не по закону, а по понятиям, нет. Российские граждане — правовые утилитаристы: для решения своих проблем они используют закон, когда им выгоднее использовать закон, и используют внезаконные методы (взятка, блат и так далее), когда выгоднее эти методы. Жизнь усложняется, и внесудебными методами решить многие проблемы становится трудно. Вот они и бегут в суд. Но и там взвешивают — что выгоднее: действовать по закону или использовать внезаконные методы. Так же ведут себя и неплохо обученные российские судьи. Формально осознавая, что их миссия — выносить решения по закону, они легко выносят незаконные решения, когда это выгоднее или когда они, например, считают закон неправильным.

Бывает, что определённое поведение втемяшено глубоко в сознание человека. Например, прикрывать рукой рот, когда чихаешь. Это называют интернализацией. Человек, принимая решение, как ему себя вести, взвешивает «за» и «против». Интернализация добавляет тяжёлую гирьку на эти весы в пользу того поведения, которое интернализовано. У европейских граждан обязанность жить по правилам (закону, конституции и т.д.) интернализована, а у наших граждан — нет. Вот и всё отличие. Поэтому европейцы нарушают закон редко, только тогда, когда на их внутренних весах обстоятельства перевешивают гирьку интернализции законного поведения. У российских граждан эта гирька отсутствует. На их внутренних весах законное поведение в принципе ничем не отличается от незаконного. Что выгоднее в данных обстоятельствах, то и перевесит.

Так сложилось исторически. Европейцы уверены в том, что право создается людьми для людей. Римское право создавали профессионалы, и Император потом штамповал, разработанные ими правила. В Средневековой Западной Европе право создавали учёные юристы в университетах, а судьи использовали созданные ими правила для решения споров, когда местных обычаев не хватало (а это было довольно часто). И только в XVI веке, когда в Западной Европе стали создаваться национальные государства, суверены стали использовать право для управления, как инструмент власти. Но за полторы тысячи лет всем западноевропейцам втемяшилось в голову, что правовые нормы должны выполняться не потому, что так велел суверен, а потому, что оно создано мудрецами, прежними и сегодняшними знатоками справедливости. Закон надо выполнять потому, что он обеспечивает справедливый порядок. Если же суверен отступает от изданного им же закона — это тиран, которого можно убить. И уже давно огромная группа людей — адвокаты, судьи, юристы компаний, правовые консультанты — из кожи вон лезут, чтобы убедить людей жить по закону, потому что для жизни по закону людям нужны юристы. И европейские граждане очень даже в этом убеждены.

В России ничего этого не было. Кода в России в конце XV века появились законы — это были правила, которые власть создала для себя, для управления людьми. Профессиональные юристы появились в России только в конце XVIII века и ни о какой справедливости Московские государи не думали. Они относились к своим подданным как к налогоплательщикам, солдатам, то есть как к средству, но не как к цели своего правления. Эта традиция сохранилась и до сегодняшнего дня. Команда Гайдара решала сложнейшую задачу перехода к рыночной экономике в условиях, когда их предшественниками все ресурсы были буквально пущены по ветру. О людях они не думали, так как считали, что находятся в цугцванге. Возможно, и так. Но результатом явилось сегодняшнее отношение людей к этим важнейшим реформам. Я не верю, что не было средства хоть как-то смягчить тот жуткий удар по сбережениям граждан, который вызвала реформа. Просто не было ни времени, ни привычки об этом думать. В декабре 2014 года Центробанк откровенно нарушил своё обещание поддерживать курс рубля в определённом валютном коридоре. Это было необходимо для того, чтобы спекулянты не лишили страну золотовалютных резервов. Но о валютных ипотечниках, которых откровенно надули, никто не подумал. У российской власти нет привычки думать о людях, когда они решают проблемы, которые, как они полагают, для страны очень важны. Неудивительно, что обязанность исполнять законы, издаваемые властью, у людей не интернализована. Они считают эти законы просто инструментом власти, которые имеют к ним лишь то отношение, что власть может их силой заставить эти законы исполнять. Ну, а тотальный контроль ведь невозможен. Значит, надо подумать, что выгоднее: заплатить штраф за езду по полосе, выделенной для городского транспорта, или опоздать на встречу. Если встреча не очень важная — можно не нарушать ПДД, а, если она важна и перевесит штраф, то ПДД будет нарушено без каких-либо сомнений.

Думаю, можно подвести предварительный итог. Идеи г-на Пастухова исходят из тезиса, который мне, и, как я понял, другим участникам этой дискуссии представляется весьма сомнительным. Наличие специальной русской матрицы, сознания, не приемлющего жизнь по правилам, а, напротив, требующего от человека жить по общинным понятиям и так далее, не подтверждено ничем, кроме рассуждений. Напротив, умение и желание российских граждан жить по закону, когда им это выгодно, но обходить закон, когда им выгодно его обойти, подтверждено фактическим материалом, социологическими исследованиями.

Идея г-на Медушевского о мыслящей демократии очень классная, но пока мне лично непонятно, о чём эта идея. Подождём, как он предлагает и " <i>посмотрим, посмотрим — сказал старик Дракон</i>".

Но пока мы ждём мыслящей демократии, можно, как мне представляется, пробовать вполне конкретный проект г-жи Лукьяновой: " <i>учить, учить, учить...</i>". Во всяком случае, он, похоже, не противоречит ничему, кроме того, что, без сомнения, будет задавлен правящей бюрократией, как только она почувствует опасность, исходящую от этого проекта.

Но тут есть два момента. Первый: целью проекта " <i>учить, учить, учить...</i>" должна быть интернализация одного общего для всех правила — жить по закону. Методы интернализации норм уже давно исследуются в социологии и антропологии права. Поэтому программа учения должна включать именно эти методы. Второй момент: правящая бюрократия, включая Президента, депутатов, правительство, должна быть взята на жёсткий ошейник. Она должна поддерживать в стране порядок, но не должна мешать интернализации в сознании граждан жизни по закону. Более того, все решения правящей бюрократии должны контролироваться в том смысле, что люди не должны в этих решениях быть средством — они должны быть целью. Всей душой поддерживаю апелляцию г-жи Лукьяновой к статье 18 Конституции РФ. Причём здесь не будут работать обычные в западных демократиях способы контроля власти гражданским обществом. Пока идея «жить по закону» не интернализована в правосознании граждан, правовых утилитаристов очень легко купить. Что нам и было с блеском продемонстрировано правящей у нас сегодня группой. Пока реализуется проект «<i>учить, учить, учить...</i>», а это период лет в 50-70, в стране должен существовать и действовать натуральный «благонамеренный деспот», о котором так много писали в Европе в XIX—ХХ веках. Он должен быть, конечно, коллегиальным, состоять из людей, в которых правило «жить по закону» глубоко интернализовано, чтобы уменьшить риск подкупа бюрократией, и должен принудительно часто ротироваться, чтобы уменьшить, как риск подкупа, так и риск узурпации власти. Полагаю, не так сложно придумать схему формирования и работы этого «деспота».

А без этого, по-моему, долго будем ждать мыслящей демократии, а дождёмся ли — Бог весть.

util