Badge blog-user
Блог
Blog author
Админ

В защиту действующей Конституции. Основные параметры защитного механизма.

25 December 2015, 16:35

В защиту действующей Конституции. Основные параметры защитного механизма.

Статистика Постов 65
Перейти в профиль

В предыдущем посте я обещал рассказать об идеях по конструированию защитного механизма для Конституции, антидота от деспотии. И я решил начать с комментов к моему предыдущему посту. Среди комментаторов есть малочисленная группа людей, которым блеск идеи замены действующей Конституции на новую не застил глаза, но большинство все же фанаты этой идеи. Поэтому я выбрал два коммента: от большинства и от меньшинства — и с них начну этот пост.

Комментатор от большинства с ником «АЛЕКС СМИРНОВ» написал:
«<i>Я просто хочу, чтобы государство не мешало мне жить и трудиться на благо себя. Для этого надо урезать полномочия вертикали и развивать самоуправление на местах, следовательно — менять еонституцию. Только не писать её за 6 секунд, а, основательно продумав, вынести на всенародный референдум. Желательно, несколько вариантов. Без изменения Конституции нам не обойтись никак</i>».

Давайте спросим у «АЛЕКСА СМИРНОВА», почему он думает, что если «урезать полномочия вертикали», то государство не станет ему мешать «жить и трудиться». Понятно, что умозрительно он что-то ответит, но вот подкрепить свой умозрительный ответ какой-то фактологией вряд ли сможет. Между тем, мы знаем, что в 1933 году, когда к власти в Германии пришли нацисты, Германия была по названию империей, а фактически — президентской республикой, но тогдашняя Веймарская Конституция Германии 1919 года включала в себя существенные ограничения для президента и серьезные полномочия для Рейхстага, имперского правительства, областного и местного самоуправления. Адольф Гитлер, заметим, был избран вовсе не президентом, а рейхсканцлером (по-нашему, председателем правительства), и не народом, а Рейхстагом, и после этого тогдашний избранный народом в 1925 году президент Гинденбург назначил его рейхсканцлером. А когда через год после назначения Гитлера Гинденбург помер, Гитлер провел референдум, отменил пост президента и назначил себя фюрером. Именно нацистский Рейхстаг вместе с нацистским правительством сумели за какие-то пару лет превратить конституционное правление Германией в деспотию. Вот вам факт, прямо опровергающий гипотезу «АЛЕКСА» о том, что ограничения «полномочий вертикали» позволяют нормально «жить и трудиться». Правда, он формулирует свою мысль не как гипотезу, а императивно. Ну, Бог ему судья.

Комментатор от меньшинства с ником «RIMA GARAICHINA» написала так:
«<i>Ни один младенец не учился жить и говорить по грамматике. ... Да — нет, горячо — холодно, можно — нельзя, делай, как я, — только так ребенок доходит без потерь до грамматики и арифметики. И, в конце концов, до Конституции. Какой бы изысканной красоты она ни оказалась, ее исполнение зависит от общественного согласия, достигнутого в головах. Именно с этим согласием у нас почти всегда проблемы</i>».

Продолжим аналогию с Веймарской республикой. Все, что мы о ней знаем, говорит о том, что общественное согласие в тот период между немцами в целом было. Оно, это согласие, получило даже название «Веймарский синдром». И у нас сейчас согласие есть. Это мы тут на этом сайте пишем, спорим, а в обществе ух какое согласие имеется в деле посылания на три буквы действующей Конституции. Какие там права человека! Это все Обама с Меркель хотят Россию погубить. Какое там международное право! Это они специально придумали, чтобы им можно было нарушать, а нам нельзя. 85%, между прочим, так и думает. Так что и общественное согласие нам не поможет избавиться от деспотии.

А вот то, что учиться надо, — это нам дедушка Ленин правильно завещал. И чувствуется, что «RIMA GARAICHINA» хорошо марксизм-ленинизм с института запомнила. Надо учиться жить по закону. И об этом же Е.А. Лукьянова пишет здесь же на сайте. И я с этим совершенно согласен. Что текст грамматики, что текст Конституции сами по себе кое-что, конечно, значат, но главное — уметь их использовать. Люди сначала говорить научаются, а потом уже грамматику начинают изучать. Совершенно верный пример, на мой взгляд, привела «RIMA GARAICHINA». Грамматически правильно говорить люди должны научиться, но сначала они должны научиться пользоваться этими правилами грамматики, независимо от того русская это грамматика или латинская. Жить по законам, по имеющейся Конституции также надо сначала научиться и только потом думать об изменении этой Конституции. Наши люди не умеют жить ни по президентской, ни по парламентской Конституции, ни при централизации полномочий, ни при их децентрализации. Есть базовые вещи: права человека, разделение властей — все это в действующей Конституции имеется. Учиться исполнять Конституцию — вот ключ к решению проблемы.

Ну что ж, значит рецепт Е.А. Лукьяновой и «RIMA GARAICHINA» верный? Сразу, как режим сменится, начнем обучение. Е.А. Лукьянова даже уже и программу разработала. Но вот что интересно: немцы-то к 1933 году уже давным-давно обучились и даже привыкли по законам жить, а все равно Веймарский синдром все перешиб. Что уж говорить о нас, рядовых необученных.

Значит, представляем себе картинку. <anons>Режим пал под тяжестью своих грехов и дешевой нефти. Повсеместно идет ликбез, как исполнять закон, почему его исполнять, что это такое закон и т. д. И тут по телеку: ребята, а за Крымом-то пришли, забрать хотят, все на защиту Родины! Что со всем нашим обучением станет? ***** ему придет. Правильно ответили. Вот только написать этот ответ нельзя.</anons>

Ясно, что защитный механизм нужен покрепче, пожестче. Хотя бы на тот период, пока учиться будем.

Опять вспоминаем немцев. Как был устроен защитный механизм конституционного правления, который вытащил немцев из нацизма? Известно как — оккупация. Чур меня, чур, в страшном сне не пожелаю оккупацию для своей страны!

Ну вот, мы с вами определили основные структурные параметры защитного механизма. Во-первых, этот механизм должен быть внутренним. Если наши голуби в погонах и народ-богоносец доведут страну до оккупации, тогда будет внешним. Но мы об этой мерзости пока не думаем, а конструируем внутренний механизм.

Во-вторых, этот механизм должен учить исполнять законы, но не просто учить, как это делают в школах и вузах, а более жестко. Примерно наказывать нерадивых учеников, нарушителей.

Неужели еще кто-то не догадался, что это за механизм такой? Конечно, это суд.

Не знаю, убедил ли я вас в том, что никакая конституционная реформа нам не нужна, а нужна радикальная судебная реформа. Именно: не вместе с конституционной реформой, а вместо нее. Почему не вместе? Потому что действующая Конституция совершенно не мешает строить нормальное, современное, опирающееся на права человека и разделение властей конституционное демократическое правление. Потому что частая смена любых законов создает крайнюю нестабильность. Тем более, смена Конституции. Потому что очень многое и очень полезное в развитие действующей Конституции уже сделано в первое десятилетие после ее принятия. Потому что очень легко с помощью нормальной судебной системы исправить ту чернуху, которая нагорожена в стране в последнее время.

Вот пример. Верховный суд вполне может вернуться к выборам в Госдуму 2011 года и признать их незаконными — мы же понимаем, что подтасовки на этих выборах существенно исказили волю избирателей. В этом случае все законы, принятые Госдумой этого созыва превращаются в нуль просто по порядку их принятия. Это, конечно, очень радикальный пример. Но он простой и хорошо демонстрирует возможности справедливого суда. Лично я абсолютно убежден, что радикальная судебная реформа позволить установить в стране стабильный конституционный режим правления и защитит от сваливания в деспотию. А больше ничего и не нужно. Как видите, это убеждение не «висит в пустоте», оно основано на известных фактах и аргументах.

О судебной реформе, конечно, многие пишут, но предлагают в основном паллиативы. А главное, в качестве обоснования своих предложений используют европейский опыт. Но не факт, что этот опыт во всех его деталях будет работать и у нас. Общественная ситуация уж больно другая. Нужны радикальные изменения судебной системы, причем обоснованы они должны быть нашей текущей ситуацией. Совсем не худо взять у Европы хорошо работающие там механизмы, но их надо проверить: а станут ли они работать у нас также хорошо, как и там?

Теперь мы можем приступить к конструированию механизма защиты конституционного правления. Но я полагаю, что всех утомил. Сам точно уж утомился. О содержании предлагаемой судебной реформы продолжу в следующем посте.

util